БТТ

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 28 авг 2017, 16:51

МГТ заменит "мотолыгу"
ООО «Специальные проекты машиностроения» ведет работу по созданию многоцелевого гусеничного транспортера (МГТ) полностью адаптированного к эксплуатации в экстремальных условиях Арктики. В настоящее время завершен этап расчетов и математического моделирования машины
Основной "рабочей лошадкой" Российской Армии является многоцелевой плавающий легкий бронированный транспортер-тягач МТ-ЛБ, принятый на вооружение аж в 1964 году. Вот уже больше полувека он верой и правдой служит армии в самых разных ипостасях. Стоит ли говорить, что не смотря на свою явно удачную конструкцию, МТ-ЛБ давно устарел? Да и его разработчик оказался за границей - машина была разработана на Украине в КБ Харьковского тракторного завода, где и производилась долгие годы. Интересно, что МТ-ЛБ был принят на вооружение практически одновременно с харьковским же танком Т-64. Однако, в отличие от распиаренной "64-ки", "мотолыга" стала настоящим хитом. Заменить ее оказалось очень сложно. Сложно до такой степени, что после того как развалился Союз, ее производство пришлось вновь воссоздавать и разворачивать уже на территории Российской Федерации - в Муроме и Рубцовске. Тогда же начались разговоры и о создании замены. Тут стоит отметить, что производитель, с умеющий дать армии России полноценную современную замену МТ-ЛБ, может буквально озолотиться - на столько велика потребность в таких машинах. Не удивительно, что сразу несколько компаний пытаются залезть в эту нишу.
Так, к примеру, в качестве замены МТ-ЛБ преподносится БТР БТ-3Ф разработки СКБМ "Курганмаша". Однако очевидно, что таковым он не станет - проблема в корпусе из алюминия.Наиболее близок к успеху многоцелевой гусеничный транспортер МГТ, разрабатываемый ООО "Специальные проекты машиностроения" из Москвы.

Информации об этой разработке пока очень мало. На сайте разработчика пока удалось найти следующее:
ООО «Специальные проекты машиностроения» ведет работу по созданию многоцелевого гусеничного транспортера (МГТ) полностью адаптированного к эксплуатации в экстремальных условиях Арктики. В настоящее время завершен этап расчетов и математического моделирования машины.
Изображение
МГТ является инновационной машиной, в которой реализованы:

гибридная энергетическая установка (ГЭУ);
электромеханическая трансмиссия (ЭМТ);
интеллектуальный комплекс бортового оборудования и системы управления;
возможность дистанционного управления;
резинометаллическая гусеница.

Ключевые компоненты ЭМТ и ГЭУ (тяговые электрические двигатели ДВИТ-110, тяговый генератор ГВИТ-210, система управления) разработаны ООО «Специальные проекты машиностроения». В МГТ отсутствуют узлы и агрегаты иностранного производства. Аналогов МГТ в России не существует.
Изображение
технические характеристики

Масса в рабочем состоянии, 12 000 кг
Максимальная грузоподъемность, 4 000 кг
Максимальная масса прицепа, 6 500 кг
Количество посадочных мест с водителем, всего 18
Габаритные размеры:
длина, 7 210 мм
ширина, 2 850 мм
высота, 2 235 мм
Колея, 2 500 мм
База, 4 445 мм
Дорожный просвет, 400 мм
Скорость движения:
максимальная по суше, 65 км/ч
максимальная на плаву, 5 км/ч
Максимальный угол подъема, 35°
Максимальный угол крена, 25°
Двигатель ЯМЗ-536
Удельное давление на грунт, 0,485 кгс/см2
Подвеска Индивидуальная, торсионная с гидроамортизаторами, установленными на передние и задние опорные катки

Новая интересная информация об этой машине и работой над ней появилась в публикации Татьяны Володиной «СЭГЗ поможет новому транспортеру», папечатанной в официальном журнале выставки «Армия-2017» «Show Observer».В ней, в частности, говорится следующее: "Сарапульский электрогенераторный завод (СЭГЗ) впервые представляет генераторы ГВИТ-210 и электродвигатели ДВИТ-110 для многофункционального легкого бронированного гусеничного транспортера (МГТ), способного бесперебойно работать в суровых природных условиях. ГВИТ-210 мощностью 210 кВт и ДВИТ-110 мощностью 110 кВт разрабатываются при участии предприятия «Специальные проекты машиностроения» (СПК), ведущего работу по созданию тягача МГТ. Тяговые электродвигатели ДВИТ-110 и тяговый генератор ГВИТ — ключевые компоненты транспортера, который будет собираться из узлов и агрегатов только российского производства. «Привод тягача состоит из дизельного двигателя ЯМЗ-536, генератора переменного тока и системы управления, формирующей импульсы постоянного тока для двигателей», — рассказали Show Observer в СЭГЗ. По данным СПК, сейчас завершен этап расчетов и математического моделирования машины.
Ранее сарапульский завод уже имел опыт проектирования и производства элементов электрической трансмиссии. Так, в 2003 г. в рамках НИР «Бальзамин» СЭГЗ совместно с МГТУ им. Баумана и «Аэроэлектромаш» провели работу по созданию мотор-колеса для привода гибридного тягача с использованием вездеходного шасси. В результате были изготовлены и испытаны тяговые асинхронные электродвигатели АД-60 и АД- 60М мощностью 60 кВт. В 2011 г. СЭГЗ изготовил комплект тяговых вентильно-индукторных двигателей ВИД-60А1 мощностью 60 кВт с жидкостным охлаждением, предназначенных для привода мотор-колес высокомобильной модульной платформы в рамках НИР «Платформа». Головным разработчиком программы на первом этапе выступал «КамАЗ», на базе которого велась разработка семейства новых тягачей с электромеханической трансмиссией для ракетных систем различных типов. Двигатели СЭГЗ успешно прошли испытания. В 2013 г. завод изготовил образцы тяговых индукторных мотор-редукторов МРИ-35 в рамках НИР «Крымск» для боевой машины с гибридной энергоустановкой и электротрансмиссией на базе шасси БТР-90 «Росток». Электрическая трансмиссия создана в МЭИ. В 2017 г. завод получил приглашение участвовать в создании электродвигателей для гибридной силовой установки в рамках проекта «Кортеж» (разработка российских автомобилей на базе единой модульной платформы, предназначенных для перевозки и сопровождения первых лиц государства)".
https://youtu.be/L68mL-IaEoI
Таким образом, шансы на успех инновационного проекта весьма хорошие - ключевые компоненты имеют высокую степень отработанности. Остается надеяться, что госкорпорации не задавят частного производителя и армия в скором времени пересядет на новые тягачи МГТ.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 04 сен 2017, 14:10

Новейшая инженерная бронированная машина УБИМ создаётся на базе танка Т-90А (фото)
На прошедшем форуме «Армия-2017» была впервые продемонстрирована модель перспективной универсальной бронированной инженерной машины УБИМ, создаваемой на базе танка Т-90А по заказу Инженерных войск в рамках ОКР "Робот-3"
Алексей Хлопотов (Gur Khan) в своем блоге cообщает, что на прошедшем в Кубинке 3-м Международном военно-техническом форуме «Армия-2017» была впервые продемонстрирована модель перспективной универсальной бронированной инженерной машины УБИМ, создаваемой на базе танка Т-90А по заказу Инженерных войск в рамках ОКР "Робот-3" в АО "Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения" (УКБТМ, входит в состав АО "НПК "Уралвагонзавод").

Модель разрабатываемой АО "Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения" (УКБТМ) в рамках ОКР "Робот-3" универсальной бронированной инженерной машины УБИМ ("Объект 153") на базе танка Т-90А в экспозиции Международного военно-технического форума «Армия-2017» (с) Виталий Кузьмин

Сообщается, что машина УБИМ имеет в УКБТМ обозначение "Объект 153". Машина УБИМ предназначена для подготовки путей движения и маневра войск, в т.ч. в районах, подвергшихся ядерным ударам. Ее планируется использовать в дивизионном и армейском звеньях. Рабочее оборудование – универсальный бульдозер, телескопическая стрела с манипулятором и экскаваторным ковшом, гидромолот, тяговая лебедка, тралящее оборудование, пишет блог bmpd.

Модель разрабатываемой АО "Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения" (УКБТМ) в рамках ОКР "Робот-3" универсальной бронированной инженерной машины УБИМ ("Объект 153") на базе танка Т-90А в экспозиции Международного военно-технического форума «Армия-2017» (с) Виталий Кузьмин

Модель разрабатываемой АО "Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения" (УКБТМ) в рамках ОКР "Робот-3" универсальной бронированной инженерной машины УБИМ ("Объект 153") на базе танка Т-90А в экспозиции Международного военно-технического форума «Армия-2017» (с) gurkhan.blogspot.ru
Изображение
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 28 ноя 2017, 16:41

Броневое и танковое вооружение, 28 Ноябрь 2017, 14:34
«Самое главное – это защитить не саму машину, а того, кто в ней находится»
Интервью с генеральным директором АО «НИИ стали» Дмитрием Купрюниным
В пятом номере журнала "Экспорт вооружений" было опубликовано интервью «Самое главное – это защитить не саму машину, а того, кто в ней находится» с генеральным директором АО «НИИ стали» Дмитрием Купрюниным. Наш блог приводит сокращенный вариант данной беседы.

Купрюнин Дмитрий Геннадиевич родился в 1962 г. В 1986 г. окончил МХТИ им. Д.И. Менделеева. Возглавил АО «НИИ стали» в 2010 г., имея за плечами богатый опыт управления крупными производственными единицами. Работал директором Владимирского моторно-тракторного завода, заместителем генерального директора ККУ «Концерн «Тракторные заводы». Под руководством Дмитрия Купрюнина в АО «НИИ стали» проведены комплексные и всесторонние работы по защите перспективной бронетанковой техники на платформах «Армата» и «Курганец», «Платформа» и «Бумеранг», «Ракушка» и БМД-4М, «Тайфун-У», «Торнадо», «Урал-ВВ» и др.

Каковы приоритеты в развитии предприятия на сегодняшний день?

Наши приоритеты напрямую связаны с приоритетами развития вооружения и военной техники. Переоснащение Российской армии новой техникой, глубокая модернизация существующей, повышенное внимание к обеспечению защищенности этой техники и персонала – вот для нас главный ориентир в выборе приоритетов. А это, в свою очередь, требует поиска новых материалов и технологий защиты.

Говоря о приоритетах, нельзя обойти проблему модернизации нашей экспериментальной и производственной базы, на плечи которой ложится основной груз по выполнению как российских, так и зарубежных контрактов.
Какова доля экспорта? Выполнялись ли ОКР в интересах зарубежных заказчиков?

Институт вышел на зарубежные рынки где-то в конце 1990-х – начале 2000-х гг., хотя отдельные зарубежные заказы были у нас и ранее. А с 2000 г. экспорт стал нашей постоянной и достаточно солидной статьей дохода. Хочу заметить, что эти годы были самыми тяжелыми для многих оборонных предприятий. И именно экспорт, причем экспорт военной продукции, во многом позволил нам выжить и развиваться. Были годы, когда доля экспорта в портфеле заказов НИИ стали достигала 70–80%.

Сегодня ситуация выравнивается, государственное финансирование вновь становится определяющим, однако экспорт по-прежнему для нас важен и выгоден, поэтому мы и стараемся не упускать из виду этот вид бизнеса. Так, сегодня мы исполняем три зарубежных контракта на поставку спецпродукции. Недавно к нам обратились еще два потенциальных инозаказчика на проведение работ по модернизации защищенности их военной техники. В настоящее время идут переговоры. Как всегда, они хотят за «малые» деньги получить всеракурсную защиту на своих устаревших образцах бронетехники.

Имеет ли смысл установка динамической защиты (ДЗ) на легкобронированную технику?

Это очень сложный вопрос. Ведь толщина брони у легкобронированной техники такова, что при срабатывании ДЗ может случиться обратный эффект и в броне появятся трещины. Но у НИИ стали был опыт, и, когда в ОАЭ поставлялись боевые машины пехоты БМП-3, там впервые серийно была применена ДЗ, которая защищала боевую машину. Для эмиратской стороны НИИ стали специально провел ОКР и разработал для нее ДЗ. Это был крупный контракт, НИИ стали тогда оснастил динамической защитой 150 машин.

Блоки ДЗ выступали в роли дополнительной защиты и могли устанавливаться в зависимости от тактической ситуации. Они всегда были в комплекте запасного имущества и принадлежностей (ЗИП), а как уж ОАЭ их применяли, мы не знаем.

Сейчас для легкобронированной техники мы применяем ДЗ в машинах на платформе «Курганец-25». Причем впервые Министерство обороны России заказало боевую машину, в которой ДЗ может устанавливаться в качестве опции.

То есть ДЗ на отечественной легкобронированной технике устанавливалась только на БМП-3 и «Курганце»?

Почему же? Она также ставилась и на БМП-2, и на БТР. Но в опытном исполнении, так как Министерство обороны пока не хочет принимать эти комплекты ДЗ на вооружение. Хотя за рубежом ДЗ есть практически на всех легких машинах.

Это своего рода постоянная полемика с военными. Например, недавно мы провели очень плодотворное совещание с руководством ВДВ. Не секрет, что у них появилась новая техника, включая боевую машину десанта БМД-4М, БТР «Ракушка-МДМ», модернизированные БМД-2. И мы видим, что техника ВДВ не всегда используется как исключительно десантируемая. Есть факты ее использования как обычной бронетехники, в том числе и в городских условиях, когда не обязательно ее десантировать. И по итогам совещания нам поставили задачу сделать для машин ВДВ дополнительную защиту, причем с возможностью опционной установки. И по этому вопросу сейчас готовится техническое задание.

Мы в принципе считаем, что любой образец бронетехники должен иметь опционную возможность установки дополнительной защиты. Ведь самое главное – это защитить не саму машину, а того, кто в ней находится.

Существуют же различные методы защиты. Те же решетки появились еще во время Великой Отечественной войны как импровизированная защита от ручных гранатометов типа «фаустпатрон». Вторую жизнь решеткам дало НИИ стали в ходе войны в Афганистане. Тогда решетки были оптимизированы для защиты легкобронированной техники. Они же применялись и в чеченском конфликте. Наш главный конструктор оборудовал решетками порядка 50 танков на передовой.

Решетка и стоящий за ней броневой экран дают вероятность защиты от реактивных гранат на уровне 50%. По-моему, это очень хороший показатель. И на зарубежных выставках вооружений мы видим столько разновидностей всевозможных решеток и сеток. Я считаю, что это нормально.

Скажем, НИИ стали уже предлагает не просто решетку, а сетку «Мантия». Она дополнительно закрыта радиопоглощающим материалом, что обеспечивает снижение заметности защищаемого объекта в широком диапазоне. Мы уже провели ее испытания, причем вероятность несрабатывания обычных гранат повышена до 60%.

Насколько эффективны цепи в качестве защиты от противотанкового оружия?

Имеются разные мнения на этот счет. В частности, эксперты опасаются, что цепи может не хватить инерции для разрушения головной части гранаты. Хотя я не думаю, что разработчики израильского танка Merkava или польского танка PТ-16, поставив там цепи, не проверили их на практике.

То есть цепи на танке это не ваш проект?

Во-первых, цепи на модернизированном Т-90М хоть и применены, но выполняют совсем другую функцию. Во-вторых, у нас иногда бывают теоретические споры по защищенности с конструкторами машин. Иногда с нами соглашаются, а иногда нет. Причем если наши коллеги иногда делают спорные решения, шишки все равно падают на нас, потому что НИИ стали считается самым главным и единственным разработчиком защиты в стране.

Каковы, на ваш взгляд, дальнейшие пути развития пассивной защиты, и нужна ли в этом случае ДЗ?

Путь развития пассивной защиты в общем-то один – повышение ее массовой эффективности. То есть обеспечение возможности повысить защищенность объекта без увеличения его массы. К началу 2000-х гг. был достигнут уровень массовой эффективности пассивной защиты, делающий ее на 30–40% легче монолитной стальной брони. Но у ДЗ этот показатель гораздо выше, выигрыш по массе может превышать и 80%. Очевидным «плюсом» пассивной защиты является ее высокая живучесть, возможность многократно выдерживать воздействие средств поражения. Однако добиться массовой эффективности ДЗ просто на пассивной защите невозможно. Имеющие только пассивную защиту зарубежные танки сейчас весят уже более 70 тонн. Для отечественного заказчика такая масса неприемлема в принципе. На наш взгляд, перспективным является глубокое комплексирование этих двух видов защиты. Они должны взаимно дополнять друг друга, и в этом случае эффект как по стойкости, так и по выигрышу массы будет максимальным.

Каковы основные методы защиты от ударного ядра и насколько эта угроза действительно серьезна?

В прежние времена поражающий элемент типа «ударное ядро» был атрибутом высокоточного оружия. Его применение было возможно лишь в широкомасштабном военном конфликте с участием наиболее современных армий. И в условиях локальных конфликтов, преобладающих сейчас, эта угроза, казалось бы, не должна была проявиться. Однако возник новый вид самодельных взрывных устройств, применяемых для поражения техники, в которых также реализуется принцип ударного ядра. Конечно, эффективность таких самодельных боеприпасов значительно ниже специально разработанных. Но для легкобронированной техники они представляют серьезную угрозу. Наиболее перспективно, конечно, воздействие на системы управления таких боеприпасов, предотвращающее срабатывание. Имеются и специальные схемы пассивной и динамической защиты от ударных ядер, но применяются они в основном на тяжелобронированной технике. В целом угроза применения средств поражения с принципом «ударного ядра» вполне реальна и требует комплексного противодействия. Совместно с рядом предприятий «Ростеха» нами разработана система комплексной защиты верхней полусферы объекта, которая в настоящее время проходит испытание и которая должна обеспечить надежную защиту в том числе и от средств поражения с ударным ядром.

У вас есть внутренние российские конкуренты по разработке защиты для бронетанковой техники?

По динамической защите таких нет, по этой тематике у нас есть стратегические партнеры. Это АО Красноармейский научно-исследовательский институт механизации (КНИИМ) и АО «ГосНИИ «Кристалл» из Дзержинска. С этими институтами мы работаем над составами веществ для ДЗ.

К вам не обращаются разработчики боеприпасов для того, чтобы улучшить свои изделия?

Они приходят. Есть даже совместные работы. К примеру, использование нашего высокоэнергетического материала в их боеприпасах. Эти разработки еще идут, не все получается, но мы понимаем, что в итоге все получится.

Каков процент материалов и комплектующих российского происхождения в тех изделиях, которые вы разрабатываете и производите?

У нас есть броневая сталь – так называемая «танковая» и противопульная, есть алюминиевые броневые сплавы. Вторая группа – это композиты. Третий элемент – это взрывчатые вещества. Речь только о пассивной защите, активная защита – это уже другой вопрос.

На сегодняшний день по броневым сталям мы полностью обеспечиваем себя броней собственного производства. У нас имеется вся палитра броневых сталей. Не секрет, что в свое время очень много стальной брони производилось в Мариуполе, Днепропетровске (Украина). Но в 1990-е и начале 2000-х гг. броневые стали были полностью освоены на наших заводах. Это Магнитогорский комбинат, это предприятия «Северстали», «Ижорские заводы» в Санкт-Петербурге и «Красный Октябрь» в Волгограде. И сегодня мы никак не зависим от какой-либо зарубежной страны.

Недавно НИИ стали разработало новую марку стали «44С-Cв-Ш». Это ультрапрочная противопульная сталь. Это полностью наша разработка, которую мы сделали за свой счет. И ее производство освоено на «Красном Октябре», имеет литеру «О1» и применяется в новых разработках, включая «Армату». Эта сталь, имея более высокие баллистические характеристики в сравнении со сталью предыдущего поколения, в некоторых случаях позволяет экономить до 30% массы. А в среднем – 10–15%.

Мы также испытываем стали, которые производятся в Швеции, Финляндии, Германии. И по баллистике наши стали не хуже, а в некоторых случаях, может быть, даже лучше. А если смотреть по качеству, то качество изготовления листов у зарубежных коллег лучше. Это вызвано тем, что наши литейные заводы всегда имели прокатные станы, которые были сконструированы таким образом, чтобы иметь возможность производить сталь для народного хозяйства и для военных. Это сказывалось и сказывается на качестве брони до сих пор, чудес не бывает. А у них эти предприятия, как правило, специализированные. В итоге у них лучше толщинность, плоскопараллельность, а также размерность. Но при этом все наши стали свариваемые, а у них при той же баллистике и высоком содержании углерода сваривать броню намного сложнее.

Аналогичная ситуация и по алюминиевым броневым сплавам. Они исторически всегда производились в России на заводах в Самаре и Белой Калитве в Ростовской области. Правда, эти заводы были приобретены американской компанией Alcoa, но завод в Белой Калитве на сегодняшний день уже чисто российский. Основную массу алюминиевой брони выпускает Белая Калитва.

Если говорить о керамике, то отмечу, что НИИ стали применил керамику на основе карбида бора еще в советских бронежилетах, но производство керамики велось на Украине. Сейчас этот завод, по нашим данным, там уже не работает. Говорят, что в последние годы его якобы пытаются реанимировать. В России как таковой броневой керамики не было, по крайней мере, в виде серийного производства. Но на сегодняшний момент в отношении керамики на основе корунда для бронежилетов у нас вообще нет никаких проблем – предприятия в Санкт-Петербурге и Новосибирске полностью закрыли эти потребности. Причем эта керамика качественная, с хорошей живучестью и показателями по баллистике. И она никак не отличается от лучших зарубежных аналогов, и что самое главное – она находится в серийном производстве. Например, для индивидуальной экипировки военнослужащего «Ратник», в бронеавтомобиле повышенной защищенности «Тайфун-У», семействе колесных шасси по ОКР «Платформа-О».

Что касается композитов – нитка и ткань, то Россия обеспечена арамидной нитью, хотя, к сожалению, завод только один, это АО «Каменскволокно». Это не очень хорошо, так как не хватает отечественной арамидной нитки и, соответственно, ткани на ее основе, что вынуждает применять зарубежные аналоги. Однако я сам видел американские и итальянские бронежилеты для спецподразделений, сделанные на основе нитки производства «Каменскволокно». Она считается лучшей в мире, несмотря на наличие Кевлара и Тварона. Однако из-за монополизма цена продукции этого предприятия выше импортных аналогов. Российская нить в два раза дороже кевлара. Но наши заказчики все равно с этим соглашаются.

В отношении полиэтилена: в 2011–2012 гг. НИИ стали поднял вопрос о возможности применения сверхвысокомолекулярного полиэтилена. По тем временам он был экзотикой, но у зарубежных коллег он уже применялся в качестве нетканой структуры. Сегодня мы покупаем этот материал в Израиле. Этот полиэтилен используется для бронежилетов, шлемов. Мы научились его прессовать и делаем из него броневые панели для малотоннажных скоростных судов. В России имеется одно из предприятий в Твери, которое пытается наладить его производство. Но пока его там производят только в лабораторных условиях. Мне известно, что Военно-промышленная комиссия рассматривает некоторые программы, нацеленные на создание в России собственного производства полиэтиленового волокна и на его основе уже других структур.

Подобный полиэтилен производится и в Китае, но там, как обычно, встает вопрос качества. А массовое производство этого материала очень необходимо, ведь он используется не только в военной продукции, но и для производства рыболовных сетей и корабельных канатов и т.д.

Броневой титан выпускается ПАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА». Там сейчас ведутся интересные работы по экономнолегированному броневому титану с упрочняющим покрытием, который будет дешевле обычного. Планируется довести его стоимость до стоимости той же броневой керамики. И то ноу-хау, которое там применили по упрочнению внешнего слоя, дает реальный эффект. Если сработает ценовой эффект, то такой титан станет серьезным конкурентом броневым пластинам из того же корунда.

То есть цена для вас является одним из важнейших критериев?

Скорее цена и весовые параметры при одинаковой баллистике.

Какие выводы можно сделать по опыту применения бронетехники в конфликтах в Сирии, на востоке Украины и в Йемене? Что дали эти конфликты инженерам НИИ стали?

У нас в компании еженедельно готовится информационный обзор, который готовит специальная группа. В нем мы отслеживаем все новинки, информационные сообщения по интересующим нас темам из того, что происходит в России и за рубежом. Скажем, боевая машина поддержки танков (БМПТ) «Терминатор», которая была замечена в Сирии, получила высокую оценку в американских СМИ, и, слава богу, что Министерство обороны России тоже приняло решение об их серийной закупке. Хотя сама по себе эта машина не столь уж и новая и разрабатывалась по ОКР «Рамка».

Что можно сказать об этих конфликтах? Мы видим, что там полно нашей техники, в том числе и бронетанковой. Во времена, когда министром обороны был Анатолий Сердюков, со стороны Министерства обороны имел место сильный «накат» на нашу бронетехнику, что, мол, она «неважнецкая» и плохо защищенная. И предлагалось закупить импортную технику. А я только что пришел в НИИ стали. И я спросил ведущих специалистов института: «Неужели, и правда так обстоят дела?». Мне ответили просто: «Дмитрий Геннадиевич, обратите внимание – наши танки плохенькие, но воюют и побеждают всегда, сколько существуют. И в любом конфликте есть наши танки, мы знаем их плюсы и минусы. А где воевал необыкновенный Leopard?».

Мы постоянно общаемся с теми, кто эксплуатирует технику в Сирии. Один из офицеров, который там побывал, некоторое время назад приехал к нам. Он там занимался обслуживанием танков. По его словам, при условии соблюдения тактики ведения боя в городских условиях, танк работает как должно. А что касается защиты, то он сказал, что сам был свидетелем того, как в танк попало до восьми гранат из ручных противотанковых гранатометов (РПГ), а он
сохранил боеспособность.

Также видим, что сирийские «умельцы» делают из танка штурмовую машину с использованием камней, бетонной крошки, самодельных решеток и т.д. При этом не обращают внимания на весовые параметры защиты, в то время как для нас весовые ограничения – одни из приоритетных. Понятно, что у танка ухудшаются ходовые характеристики, но в тех условиях им и не нужна подвижность.

Мы наглядно показали миру, что наша динамическая защита и весь комплекс защиты работают. Причем даже не на Т-90, а на Т-72. Вспомним случай с Т-90А, когда в его башню попала противотанковая управляемая ракета (ПТУР) TOW-2, было видно, что сработала наша ДЗ. Да, повреждения были, но экипаж остался жив и танк ушел на ремонт своим ходом. Причем это была даже не ДЗ «Реликт», а более старый «Контакт-5». Хотя уже и «Реликт» – это прошлое, так как он был создан в 2006 г. А сейчас уже имеется ДЗ нового поколения, которую в СМИ называют «Монолит», для танка Т-14.

В этой ДЗ используется иной принцип создания противодействия. В ней мы применяем высокоэнергетический материал, в котором имеется минимальный объем взрывчатых веществ. Это позволяет уменьшить риск поражения элементами ДЗ пехоты, находящейся рядом с танком при попадании в него средства поражения. Кроме того, эти материалы позволяют снизить массу всей защиты танка, а также противодействовать даже таким совершенным ПТРК как «Корнет». Это большой шаг вперед.

Конечно, нам видно и то, что нужно сделать для дальнейшего повышения защищенности. Здесь, безусловно, играет важную роль тот колоссальный опыт, который накоплен НИИ стали.

ДЗ «Монолит» предназначена только для машин на базе платформы «Армата» или же она предполагается к установке и на другие боевые машины?

По весовым и структурным характеристикам она предназначена для «Арматы». А что касается ДЗ, способной противостоять тандемным боеприпасам, то мы работаем по ОКР «Прорыв» для Т-90М и по модернизации танков Т-72Б3.

Можно ли устанавливать новую защиту на старые танки?

Мы это и делаем.

Речь идет только о российских танках или также возможна установка и на иностранные образцы? Были ли прецеденты, когда отечественная ДЗ интегрировалась с зарубежными платформами?

Можно ставить при условии, что это ДЗ предыдущего поколения. Что касается установки российских и советских комплексов защиты на зарубежные машины, то такие попытки были. Например, в советские времена мы делали ОКР по адаптации системы электромагнитной защиты (СЭМЗ) для югославского танка М84. Но в целом у нас не было разрешения на проведение подобных работ.

Как вы оцениваете уровень активной и пассивной защиты бронетехники, достигнутый на Украине и в Китае?

Конструктивные решения по защите на Украине продолжают традиции советской школы, когда Харьков был крупнейшим центром по разработке бронетехники. Сейчас там реализованы весьма современные конструктивные подходы, включая модульность защиты, ведутся работы по комплексам активной защиты.

Однако, на наш взгляд, имеется ряд спорных решений, в частности многослойная ДЗ. При безусловно высокой эффективности такая защита оказывает сильное разрушающее воздействие на сам объект защиты, что мы и видели на фото выведенных из строя танков украинской армии в результате боевых действий на востоке Украины. Наш институт в свое время испытывал подобные конструкции и отказался от них именно по этой причине.
Информации по реальным показателям защищенности китайской бронетехники мало. То, что мы видим, позволяет говорить о хорошем современном уровне с традиционными «плюсами» и «минусами» тех или иных решений. Имеются прогрессивные решения, в частности та же модульность защиты, имеются элементы защиты тонкобронных проекций. Несомненно, что китайский подход к защите, опять же, ближе всего к традиционному советскому, выполненному на новом технологическом уровне.

Существуют ли в НИИ стали другие наработки, повышающие выживаемость военной техники?

В нашем институте проводятся инициативные ОКР по повышению выживаемости военной техники. В частности, разрабатываются так называемые боестойкие колеса. При поражении стрелковым оружием или подрыве на мине колесо сохраняет свою работоспособность и позволяет продолжить выполнение поставленных задач или покинуть зону поражения. И если имеющиеся наработки в мире безвоздушных колес в основном рассчитаны на тихоходную технику или с небольшой нагрузочной способностью, то наше колесо рассчитано на нагрузку в 4000 кгс и на скорость до 80 км/ч.

Какие работы проводит НИИ стали для сил правопорядка в части индивидуальной экипировки?

В этом вопросе очень большое значение имеет субъективное мнение заказчика и мода. Когда мы работаем по боевой технике, то здесь все четко. А тут больше мода. Например, одно время все стали «переодеваться» в полиэтилен.

В средствах индивидуальной защиты наш основной заказчик – это частные охранные компании. В свое время мы передавали и продавали бронежилеты для представителей СМИ, работающих в горячих точках, у нас даже одна модель так и называется – «Пресса». Подразделения специального назначения активно покупают наш титановый шлем, аналогов которому в мире нет. У него отличная эргономика, несмотря на существенный вес.
Мы одни из самых лучших «структурщиков», нам удается найти оптимальную структуру для того же бронежилета.

А экспорт экипировки есть?


Сейчас нет, но мы осуществляли поставки в Казахстан. Но, повторюсь, на этом рынке все очень субъективно.

Каковы гражданские проекты НИИ стали?

Мы активно ищем эти направления. Разработали систему электронного управления для крупной сельскохозяйственной установки в рамках программы импортозамещения. Причем блоки управления этой системой мы выпускаем самостоятельно. Ее делают те люди, которые разрабатывают систему электромагнитной защиты для бронетехники.

Кроме того, с 2010 г. мы выпускаем полимерные «шарики» из заготовок для погонных устройств нашей боевой техники. Это фактически все боевые модули
для БМП и БМД, а также для корабельной артиллерии. И интерес к этим изделиям стали проявлять производители крановых устройств из гражданской сферы.

Кроме того, мы ведем крупную работу по созданию электромеханической трансмиссии. Она уже существует. Причем она получилась компактной и энергоемкой, ее мощность составляет 400 кВт. Мы ее создаем в кооперации с другими предприятиями для универсальной гусеничной платформы на базе ТМ-140. На нем будут применены две небольшие турбины и электромеханическая трансмиссия. Стендовые испытания установки уже проходят, и к ней уже проявляет интерес и Министерство обороны.

Мы также поставили электромеханическую трансмиссию и систему управления на погрузчик ПК-120-01КЭ. Эта работа была проведена совместно с ОАО «Промтрактор» из Чебоксар.

Интервью взял Андрей Фролов
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 21 дек 2017, 16:30

Новая "Мотолыга" получила джойстик и новый двигатель

Изображение
Транспортер-тягач МТ-ЛБ, несмотря на солидный возраст, до сих пор активно используется в десятках армий мира. В российской "Мотолыгу" (так в войсках окрестили бронемашину) можно встретить в ракетных войсках стратегического назначения, мотострелковых, танковых, артиллерийских полках и бригадах, войсковой ПВО. Не обошлось без нее в морской пехоте и береговых частях ВМФ.
Новая "Мотолыга" получила джойстик и новый двигатель
Но, как бы хорошо себя не зарекомендовала техника, рано или поздно ее необходимо модернизировать. В настоящее время ряд российских предприятий предложили около полутора десятков вариантов улучшения характеристик бронированного ветерана. Самыми новыми являются разработки АО "Ремдизель". Согласно им МТ-ЛБ превращается в "многоцелевое легкое бронированное шасси" МЛБШ (изделие 7).
Это не просто замена одной аббревиатуры на другую. Глубоко модернизированная машина вместо прежнего 240-сильного двигателя получает новый: экономичный, мощностью 360 л.с., со значительно возросшим ресурсом. В результате максимальная скорость движения увеличивается до 65 км/ч. Запас хода вместо прежних 500 км теперь доходит до 900 км.
На МЛБШ появился гидрообъемный механизм поворота. Управление теперь осуществляется с помощью джойстика. Грузоподъемность машины составляет 2,5 тонны, а масса буксируемого груза может доходить до 7 тонн. По мнению создателей бронемашины, "изделие 7" может стать основой для монтажа различного специального оборудования, применяемого в войсках, передает "РГ-Сила"
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 10 янв 2018, 19:26

Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 31 май 2018, 15:57

Легкобронированные тягачи МТ-ЛБ Западного военного округа оснастят площадками для установки дополнительного вооружения, впереди и по бокам машины появятся противокумулятивные экраны, сообщили в штабе ЗВО.
После модернизации "Мотолыга" - так тягач прозвали в войсках, - станет носителем разнообразного и мощного вооружения. В заводском варианте МТ-ЛБ оснащен лишь 7,62-мм пулеметом ПКТ, зато на новую площадку можно крепить зенитные системы и противотанковые ракеты, автоматические и станковые гранатометы.

- Дополнительное вооружение и защита усилят боевые возможности машины, повысят ее огневую мощь и защищенность от гранатометов и ПТУР, - рассказали в пресс-службе округа. Переоснащением машин занимается ремонтно-восстановительное подразделение ЗВО в Ленинградской области. В ближайшее время опытные образцы выйдут на испытания.

МТ-ЛБ находятся на вооружении мотострелковых соединений и подразделений боевого обеспечения. Кстати, в недалеком будущем тягачи сменят не только вооружение, но и название. Предприятие "Ремдизель" подготовило проект глубокой модернизации "Мотолыг". Машина получит более мощный и долговечный дизель, а механик-водитель вместо рычагов станет оперировать джойстиком. Обновленный тягач решили назвать МЛБШ: многоцелевое легкое бронированное шасси.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 19154
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2427 раз
Поблагодарили: 4519 раз
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 16 дек 2018, 10:15

Игры с бармалеями закончились. Американцы усиливают защиту своей бронетехники
Сегодня, 05:43
3
Страх столкнуться лицом к лицу с российскими военными в наземном сражении заставил высшие чины американской армии ускорить процесс развертывания долгожданных технологий, которые могли бы защитить солдат в машинах от атак РПГ и ПТУР.
Приемы и способы ведения боевых действий непрерывно развиваются, вследствие этого комплекты защиты бронетехники следуют за потребностями армий в многоуровневой обороне, которая включает системы функционального и непосредственного поражения

После почти двух десятилетий игры в кошки в мышки с различными системами активной защиты (САЗ) американская армия наконец решила заняться ими и развернуть первое подобное решение к 2020 году — комплекс Trophy израильский компании Rafael Advanced Defense Systems.

«Это приоритет для армии, — сказал министр сухопутных войск Марк Эспер. — Мы закупим любую технологию, которая предоставит лучшее решение, будь то американская промышленность или любая другая. Изобрела ли ее морская пехота, не имеет значения. Нам необходимо получить лучшее решения для наших солдат».

Trophy — это одна из трех технологий САЗ, которые армия оценивает в рамках ускоренной инициативы с целью соответствия срочным потребностям солдат. Хотя до этого армейское командование несколько раз проводило оценку израильской системы, но каждый раз отворачивалось от него.

В настоящее время, когда Пентагон нацелился на противостояние с потенциально сильными противниками, включая китайских и российских военных, армейские командиры заговорили о том, что настало время решительных действий и что они обязаны быстро развернуть САЗ для своих солдат. «Мы решили, что нам необходима САЗ, и мы хотим в первую очередь оснастить ею наши передовые подразделения. — сказал начальник штаба сухопутных войск генерал Марк Милли на заседании подкомитета по обороне в Сенате в мае этого года. — Итак, мы выбрали четыре тяжелые бригады, чтобы приобрести для них системы. В конечном счете мы хотим оснастить этой системой все бронетанковые силы — все наши машины, все наземные машины, все Bradley, танки, любые перспективные боевые машины — системами активной защиты, а также беспилотниками, хотя этот вопрос еще прорабатывается».

Три состояния дел

Рассматривались три системы или комплекса активной защиты: Trophy компании Rafael для танка Abrams, КАЗ Iron Fist от IMI Systems для БМП М2 Bradley и КАЗ Iron Curtain от Artis для бронемашины Stryker. Американская армия оценивала эти решения с точки зрения возможностей, технологической отработанности и совместимости с машинами.

Полковник Гленн Дин, руководитель программы по САЗ для бригад Stryker, сказал, что армия ищет ответы на некоторые ключевые вопросы по трем технологиям: насколько хорошо сама САЗ работает; поражает ли она цели, для которых и предназначена; достаточно ли отработана технология; работает ли она таким образом, как заложено разработчиками; может ли она справиться с условиями, в которых работает американская армия; будет ли она работать в дождь, снег и в боевых условиях, в которых она вынуждена будет работать; и действительно ли она подходит для платформы, на которую устанавливается? Каждая платформа имеет разные массогабаритные и энергопотребительские ограничения, а технология САЗ может быть отработанной, но просто не подходящей для выбранной машины.

Американская армия дала Trophy зеленый свет на продолжение и в июне Leonardo DRS (партнер Rafael в США) объявила о том, что получила контракт стоимостью 193 миллиона долларов на установку комплекса на танки Abrams.

Дин отметил, что планами предусматривается оснащение четырех бригад; нынешний же контракт закрывает по количеству полторы бригады, в которых комплексы будут развернуты к 2020 году. Для этого КАЗ Trophy прошел финальные квалификационные испытания в сентябре 2018 года, после чего началось производство установочной партии.

Что касается КАЗ Iron Fist компании IMI, то эта система до сих пор проходит ходовые испытания и боевые стрельбы в рамках Этапа 1. Восьмимесячная задержка частично связана с проблемами с финансированием, плохими погодными условиями на полигоне и проблемами с интеграцией в машину. «БМП М2 Bradley очень сложная платформа для установки, — пояснил Дин. — Когда мы устанавливаем эти системы на танк Abrams и БМП Bradley, их еще нужно дорабатывать, чтобы они заработали должным образом на платформе».

«Даже когда вы все прикрутите и закрепите, производителю необходимо какое-то время чтобы наладить систему и добиться ее правильной работы, — продолжил он. — Если используется радар, то они должны быть уверены, что радары направлены в правильном направлении и на машине нет ничего того, что мешает радару или ухудшает сигнал».

На начало сентября компания IMI прошла половину программы испытаний и боевых стрельб в рамках Этапа 1 и результаты, как ожидается, будут переданы в конце 2018 года в отдел надзора выполнения заявок армии (AROC) для принятия решения о продолжении программы.
Дин также рассказал, что комплекс Iron Curtain в настоящее время не испытывается. Он подтвердил, что AROC выбросил красный флажок этому КАЗ от компании Artis, развеяв все слухи и предположения, сопровождавшие программу. После завершения в апреле процесса оценки в рамках Этапа 1 отдел AROC пять месяцев спустя объявил о своем решении о прекращении работ.

«Хотя мы видели, что система в общем и целом работает хорошо с точки зрения концепции и в целом справлялась со своими целями, она была далеко не отработана и потребовала бы много времени и инвестиций, чтобы подтянуть ее до нужного технологического уровня, на котором ее можно было быстро развернуть в войсках». Дин отказался предоставить информацию о результатах и программе испытаний, а в компании Artis по этому поводу вообще не стали ничего комментировать.

Краткосрочные дела

В то время как одна система движется вперед, вторая остановлена, а третья проходит испытания, американская армия после выделения 25 миллионов долларов на тестирование дополнительных технологий САЗ готовится также к оценке других решений ближней перспективы.

Хотя Дин отказался назвать возможных претендентов на начальную оценку, он заметил, что некоторые компании, первоначально проявившие интерес, сняли свои кандидатуры, поскольку просто не готовы двигаться вперед такими темпами. Предполагается, что результаты этой оценки будут использованы для отбора систем для перехода на этап испытаний на бронемашинах Stryker.

«Мы использовали лишние корпуса машин Stryker, оставшиеся от производства двойных V-образных корпусов, — объяснил Дин, заметив, что платформа была выбрана до того, как программа no Iron Curtain была остановлена. — В настоящее время мы приняли решение завершить работы по Iron Curtain, это позволяет нам выйти на начальную позицию и посмотреть на альтернативную систему для Stryker».

Двумя потенциальными кандидатами на четвертый тест САЗ являются система от немецкой компании ADS (часть Rheinmetall Group) и легкий вариант системы компании Rafael, получивший обозначение Trophy-VPS (Vehicle Protection System).

Дин сказал, что помимо новых вариантов, например, варианта от Rheinmetall, для последующих проектов могут быть предложены модифицированные версии систем, уже проходящие оценку. «Для начальной демонстрации мы допускаем системы, которые имеют значительные отличия, но могут иметь общие элементы с существующими системами, — сказал Дин. — Я не буду называть участников проекта. Я оставлю им право самим объявить о своем участии». Впрочем, он сообщил, что его офис отправил в командировку в Израиль несколько человек на демонстрационные испытания технологии Trophy-VPS.

Независимо от того, какие компании примут участие в предстоящей оценке, ожидается, что будут включены возможности кинетического поражения. «Мы оценим уровень зрелости технологий и способность поражать, в том числе бронебойные снаряды с длинным сердечником, отстрелянные из танковой пушки», — отметил Дин. Армия находится в середине процесса оценки технологической отработанности, который поможет определить, как армия должна инвестировать в эти возможности и укладываться в предложенный график.

Деформация времени

Не в первый раз законодатели из Конгресса вторгаются в сферу САЗ. Фактически еще в середине 2000-х американская армия хотела развернуть систему, способную сбивать атакующие реактивные противотанковые гранаты. Это был КАЗ Trophy из программы Full-Spectrum Effects Weapon Systems (системы вооружения с всесторонним воздействием; краткое название Проект Sheriff) и система от компании Raytheon из злополучной программы FCS (Future Combat System -Боевые системы будущего).

Проект Sheriff представлял собой программу по оснащению машин Stryker различными летальными и нелетальными возможностями. В то время некоторые военные командиры и компания Raytheon предпринимали немало усилий, чтобы не дать армии принять на снабжение комплекс Trophy.

«Как выяснилось, некоторые программы были на грани закрытия, — вспоминает Вейд Холл, возглавлявший в то время Проект Sheriff, в настоящее время консультант в программе Trophy. — В частности программе FCS весьма серьезно угрожал проект Trophy, поскольку мы демонстрировали этот комплекс активной защиты в движении, а они сделали всего несколько слайдов в PowerPoint. Но время всё расставило на свои места, даже несмотря на то, что были отправлены в отставку офицеры армии, пришедшие на телевидение в попытке дискредитировать Проект Sheriff и систему активной защиты Trophy».

В то время как Пентагон вышел на испытания Trophy по Проекту Sheriff, компания Raytheon разрабатывала САЗ под обозначением Quick Kill в рамках глобальной на то время программы модернизации армии, «Боевые системы будущего». В этот момент законодатели заинтересовались положением дел и стали требовать ответы после ряда новостных репортажей, в которых подвергалось сомнению решение армии остановить развертывание готовых систем, особенно Trophy, в пользу «лучшего» решения.

На слушаниях в подкомитете по вооруженным силам в сентябре 2006 года генерал Джефри Соренсон, отвечавший тогда за закупки вооружения для армии, сообщил, что решение не развертывать КАЗ Trophy было принято исходя их нескольких факторов: первое, уровень технологической готовности САЗ считается недостаточным; второе, система не будет так же эффективна как система от Raytheon, поскольку она не закрывает все 360° и у нее нет автомата заряжания.

На тех слушаниях Соренсон также сообщил, что угроза РПГ значительно меньше, чем кажется на первый взгляд. «Из 148 погибших только 63 человека погибли от РПГ; остальные были убиты в результате комплексных атак, включая РПГ и некоторые другие типы оружия».

Хотя войны в Афганистане и до некоторой степени в Ираке все еще продолжаются, Пентагон в 2018 году стал уходить от акцента на противоповстанческие операции и приступил к подготовке к более традиционной борьбе против Китая и России. Подобная смена вектора серьезно упростила и ускорила процесс оснащения и развертывания наземных машин с системами активной защиты разного типа.

На вопрос, не совершила ли армия ошибку несколько лет назад, не развернув КАЗ Trophy и, тем самым, лишив солдат дополнительной защиты. Дин ответил, что система всё-таки продолжила развиваться, а требования были ужесточены и дополнены. «Армия смотрена на Trophy пару раз и каждый раз было так — «Нет, пока не вполне готова»». Впрочем, компания Rafael продолжила работу над своей системой, проводя значительные доработки и обновления в стремлении выполнить все требования американской армии.

По словам Дина, армейское командование также пошло навстречу, отказавшись от своих первоначальных требований: «Мы не хотим 100%; нам достаточно принять решение, удовлетворяющее 80% требований».

«Для этого ускоренного процесса характерно то, что мы не вышли с таким безапелляционным утверждением: «Здесь жесткий барьер по характеристикам, который вы должны преодолеть для дальнейшего движения вперед, — продолжил Дин. — Мы сказали: «Покажите нам, что вы можете, и тогда мы принесем все информацию в AROC и скажем, окей, смотрите, что система делает. Достаточно она хороша для развертывания?» Если ответ «да», хорошо продолжайте работы. Если ответ «нет», тогда пожалуйте обратно к чертежной доске и создавайте еще одну систему».
В 2008 году в рамках программы «Боевые системы будущего» американская армия провела испытания системы активной защиты по нейтрализации РПГ для машин с экипажами

Лазерный фокус

Кроме работ по ускоренному развертыванию технологии САЗ американская армия также начала работу по трем программам повышения уровня защиты боевых машин — управление сигнатурами, продвинутые системы динамической защиты и система предупреждения о лазерном облучении — с целью принятия их на снабжение в период с 2020 по 2023 годы.

В рамках инициативы по управлению сигнатурами (или признаками заметности), по мнению Дина, армия хочет уменьшить заметность платформ за счет уменьшения визуальных, инфракрасных, радиолокационных, акустических и электромагнитных сигнатур. Из этих трех программ это направление «самое отработанное», но процесс буксует, поскольку финансирование на нее не выделено. «Честно говоря, мы бы уже в следующем году поставили всё в войска, будь соответствующее финансирование. В бюджете на 2019 финансовый год оно не предусмотрено. Поэтому мы ищем другие возможности и, как только они появятся, начнем в первую очередь ее выполнение».

Следующими в списке идут продвинутые системы динамической защиты, которые станут частью «базовой защиты машины». Эта технология проходит финальную стадию оценки.

Наконец, «последнее и самое важное», система предупреждения о лазерном облучении, которая выдает сигнал тревоги экипажу при наведении на машину луча лазерного дальномера или лазерного целеуказателя. «Это даст возможность обнаруживать, идентифицировать и затем определять местоположение источника лазера... и предупредит экипаж о подсветке машины лазером. Эта система предупреждения обеспечит также основу для реализации модульной системы активной защиты Modular Active Protection System [MAPS], которая затем позволит нам встраивать будущие возможности по защите машины в базовую архитектуру».

Для того чтобы определить готовность этой технологии к реальной эксплуатации, начиная с намеченных на 2020-2022 годы сроков развертывания, армия приглашает компании выйти в конце этого года со своими готовыми системами предупреждения на «оценочное родео». Сложности интеграции, как заметил Дин, делают систему предупреждения самой «технически сложной» из трех вышеперечисленных. «Сам приемник системы предупреждения необязательно должен быть сложен в установке... но интеграция информации в платформу так, чтобы экипаж мог использовать ее — это требует довольно сложной интеграции программного обеспечения».

Кроме того, армия начинает разработку MAPS с тем, чтобы свести все эти три инициативы воедино. Предполагается, что MAPS позволит защитить машины и сидящих в них людей за счет интеграции в «общий скелет» сенсоров и средств противодействия, которые смогут обнаруживать и нейтрализовывать существующие и будущие угрозы. В соответствии с графиком MAPS продемонстрирует в конце 2019 года свою работу в режиме прямого поражения, а в следующем году продемонстрирует на одной платформе совместную работу систем прямого и функционального поражения.

Дальнейшие планы

В настоящее время ведется разработка различных технологий систем защиты транспортных средств и армейское командование намерено интенсифицировать работы по модернизации армии. Например, в Законе об ассигнованиях на национальную оборону на 2019 год предусматривается представление министром сухопутных войск доклада с подробным планом интеграции технологий САЗ в бронированные боевые и тактические машины.

Если более конкретно, то законодатели хотят оценить «эффективность» САЗ на всех трех машинах, а также планы по «дополнительным» испытаниям систем, перспективные планы развития и графики развертывания. Они хотят также понять, как армия собирается включать САЗ в конструкцию новых бронемашин, например, MPF (Mobile Protected Firepower), AMPV (Armored Multi-Purpose Vehicle) и NGCV (Next Generation Combat Vehicle).

Хотя командование армии старается в полной мере решать проблемы, связанные с разработкой новых платформ, и активно занимается внедрением таких новых систем, как например, САЗ, MAPS и система предупреждения о лазерном облучении, в предстоящем бюджетном цикле, как ожидается, возникнет еще больше вопросов.

Джефри Шлоссер из компании Bell пояснил, что прежде чем утверждать бюджет на следующий 2020 финансовый год. Конгресс захочет получить ответы на вопросы касательно шести основных приоритетов армии — высокоточные системы вооружения с высокой дальнобойностью, бронемашина NGCV, перспективные средства доставки по воздуху, объединение в сеть, противоракетная и противовоздушная оборона и смертность среди личного состава, — а также касательно того, как армия собирается воевать.

«Вы идете в Конгресс и вас спрашивают: «Хорошо, как эти приоритеты позволят в корне изменить возможности армии? Как они смогут помочь сдерживать противника? Если сдерживание не помогло, как они смогут помочь нанести противнику ограниченный урон?» — рассуждает Шлоссер.

По мнению Холла, необходимо финансирование поэтапных модернизаций нынешних боевых платформ и одновременное развитие таких перспективных систем, как например, NGCV. «Командному составу американской армии и Корпуса морской пехоты важно будет четко сформулировать проблемы, связанные с тем, что орудийные системы некоторых противников превосходят по дальнобойности американские, с тем, что усилилась угроза новых противотанковых систем, а также и с тем, что боевые машины достигли «предела» в установке дополнительной брони, когда дальше уже невозможно поддерживать прежнюю маневренность и подвижность».

«За последние годы многое изменилось. В 2018 году ситуация особенно обострилась, мы столкнулись с нынешней глобальной угрозой и мы поняли, что нам необходимы такие решения, которые смогут закрыть неравенство возможностей — реальные решения, которые мы сможем задействовать и предоставить их нашим солдатам как можно быстрее».
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.


Вернуться в «Техника»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

 : Отказ от ответственности