история - реальность СССР

Разговоры "за жисть", на любую тему.
Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 16 май 2018, 17:28

Письмо маршала Чуйкова А. Солженицыну в связи с изданием книги «Архипелаг ГУЛАГ»


Я ровесник века, 1900 года рождения. Сын крестьянина села Серебряные Пруды Тульской губернии. Мои предки – землеробы. Не от сладкой жизни мне пришлось в 12 лет уехать из родительского дома в Питер на заработки и испытать эксплуатацию капиталистов. Моя последняя специальность – слесарь шпорной мастерской. Никогда не думал быть профессиональным военным. И если бы был призван в царскую армию, мой высший потолок по званию был бы солдат или матрос, как у моих четырех старших братьев.

Но в начале 1918 года я по призыву партии Ленина добровольцем пошел в Красную Армию на защиту своего родного Отечества рабочих и крестьян. 56 лет состою в кадрах Советской Армии. Имею звание Маршала Советского Союза. Коммунист с 1919 года. Участник Гражданской войны, с 19 лет командовал полком. Участник многих сражений с белогвардейцами и интервентами на Южном и Западном фронтах до начала 1922 года. После гражданской до Великой Отечественной войны также сражался против тех, кто хотел прощупать штыком мощь наших Вооруженных Сил.

Когда я прочитал в «Правде», что в наши дни нашелся человек, который победу под Сталинградом приписывает штрафным батальонам, не поверил своим глазам. Мне известно, что А. Солженицын – лауреат Нобелевской премии. Я не вникаю в то, какие обстоятельства способствовали присвоению ему этого звания. Но звание лауреата Нобелевской премии ко многому обязывает. На мой взгляд, оно несовместимо с невежеством и ложью.

Передо мной на столе книга под названием «Архипелаг Гулаг», автор А. Солженицын. Не знаком с Солженицыным, который, оперируя выдуманными «фактами» (попробуй проверь их!), снабжает врагов мира и прогресса потоком лжи и клеветы на нашу Родину и на наш народ. Не могу перенести такой клеветы. Клеветы на армию, которая спасла человечество от коричневой чумы и которая заслужила благодарность всех прогрессивных людей мира. Наша армия – детище своего народа. Оскорбление армии – это величайшее преступление перед народом, который породил и воспитал ее для защиты от врагов и недругов.

На странице 90 книги «Архипелаг Гулаг» Солженицын пишет: «Так очищалась армия Действующая. Но еще была огромная армия бездействующая на Дальнем Востоке и в Монголии. Не дать заржаветь этой армии – была благородная задача особых отделов. У героев Халхин-Гола и Хасана при бездействии начали развязываться языки, тем более что им теперь дали изучать до сих пор засекреченные от собственных солдат дегтяревские автоматы и полковые минометы. Держа в руках такое оружие, им трудно было понять, почему мы на Западе отступаем».

Неужели вам, Солженицын, и вашим западным друзьям и шефам неизвестно, что Дальневосточной армии, которую вы называете «бездействующей», после гражданской войны и интервенции пришлось трижды отбивать нападение врагов, которые штыками прощупывали мощь нашей Красной Армии и всего Советского Союза? Неужели вы забыли бои на Дальневосточных границах в 1929, 1938 и 1939 годах? Солженицын выдает чаяния таких западных и восточных деятелей, как Чемберлен, Даладье, Гувер, Чан Кайши и других, которые в 30-е годы из кожи лезли, стараясь натравить на нас японских самураев и тем самым за счет территорий Советского Союза удовлетворить алчные аппетиты империалистической Японии.

Я знаю, что в 1941 и 1942 годах японская Квантунская армия два раза развертывалась у наших Дальневосточных границ в полной готовности для нападения. Первый раз Квантунская армия сосредоточилась и развернулась для нападения осенью 1941 года в период битвы под Москвой. Разгром гитлеровцев под стенами нашей столицы охладил воинственный пыл самураев. Они вынуждены были вернуть свои войска с границы на зимние квартиры. Второй раз эта же, но более усиленная, армия приготовилась к нападению осенью 1942 года, когда шла битва на Волге, у стен Сталинграда. Квантунская армия ждала сигнала для нападения. Сигналом должно было стать падение Сталинграда. И в этом случае Сталинград выстоял, и японская военщина, имея перед собой нашу Дальневосточную армию и наученная горьким опытом Хасана и Халхин-Гола, не посмела напасть на нас и тем самым открыть против нас второй фронт на Востоке.

Вы, Солженицын, и ваши зарубежные шефы, по-видимому, очень бы хотели, чтобы Советское правительство и народ защищали свои Дальневосточные границы пактом о ненападении, заключенным с Японией в марте 1941 года, который в руках агрессоров был не больше чем клочок бумаги. Вы умалчиваете, умышленно не хотите сказать о мудрости руководства Советского правительства и Ставки Верховного Главнокомандования, которые, несмотря на козни империалистических правительств, громили врагов по очереди. Прежде всего разгромили полчища Гитлера, Муссолини, Антонеску и других на Западе, а затем, выполняя союзнические обязательства, нанесли сокрушительный удар Квантунской армии на Дальнем Востоке и тем самым поставили на колени империалистическую Японию. Читаю дальше повествование Солженицына.

На страницах 91 и 92 вижу: «В том же году, после неудач под Керчью (120 тысяч пленных), под Харьковом (еще больше), в ходе крупного южного отступления на Кавказ и к Волге – прокачан был еще очень важный поток офицеров и солдат, не желавших стоять насмерть, и отступавших без разрешения, тех самых, кому, по словам бессмертного сталинского приказа №227, Родина не может простить своего позора. Этот поток не достиг, однако, Гулага: ускоренно обработанный трибуналами дивизий, он весь гнался в штрафные роты и бесследно рассосался в красном песке передовой. Это был цемент фундамента Сталинградской победы. Но в общероссийскую историю не попал, а остался в частной истории канализации».

Как могли вы, Солженицын, дойти до такого кощунства, чтобы оклеветать тех, которые стояли насмерть и победили смерть?! Сколько надо иметь ядовитой желчи в сердце и на устах, чтобы приписать победу штрафным ротам, которых до и во время Сталинградского сражения не было и в природе. Вы злобно клевещете на Советскую Армию и народ перед историей и перед всем человечеством. Неужели вы и ваши шефы думаете, что все народы мира забыли, как они с затаенным дыханием следили за гигантской битвой, потому что ее исход отвечал на вопрос: пойдут ли гитлеровцы в своем стремлении к завоеванию мирового господства дальше или будут остановлены и повернуты вспять? Ответ на этот вопрос дали мы, сталинградцы. Гитлеровцы не прошли. Были разгромлены их ударные силы, потому что нас цементировала партия Ленина.

Вам не нравится приказ Сталина №227, который вооружал нас, всех бойцов, на беспощадное истребление врага. Но вы не знаете о двух предыдущих решениях и приказах Ставки Верховного Главнокомандования. Теперь уже не секрет: 6 июля, чтобы вывести войска Юго-Западного фронта из-под угрозы окружения, Ставка решила отвести эти войска на новые позиции. А когда создалась угроза окружения войск Южного фронта, Ставка 15 июля приказала отвести их на реку Дон. Да, мы отступали, но отступали по приказу Ставки и в то же время усиливали своими резервами наиболее опасные направления.

Отход наших войск по приказу Ставки на Дон так вскружил голову Гитлеру, его фельдмаршалам и генералам, что они уже считали Советскую Армию разбитой и бросили главные силы на Кавказ. Но когда опомнились и начали усиливать Сталинградское направление, то было уже поздно. Сталинградцы отбили более 700 атак отборных войск Гитлера, перемололи его людей и технику, а затем нанесли сокрушительное поражение всем войскам на южном крыле советско-германского фронта.

Вам не нравится приказ №227? Я это знаю. У вас в этом вопросе много единомышленников из генералов вермахта. Генерал Дёрр в своем труде «Поход на Сталинград» на странице 30-й пишет: «Приказ Сталина был характерен стилем изложения: отеческий тон обращения к солдатам и народу... Никаких упреков, никаких угроз... Никаких пустых обещаний... Он возымел действие. Примерно с 10 августа на всех участках фронта было отмечено усиление сопротивления противника». В том же августе командир 14-го танкового корпуса генерал фон Витерсгейм доносил Паулюсу: «Соединения Красной Армии контратакуют, опираясь на поддержку всего населения Сталинграда... На поле битвы лежат убитые рабочие в своей спецодежде, нередко сжимая в окоченевших руках винтовку... Мертвецы в рабочей одежде застыли, склонившись над рулем разбитого танка. Ничего подобного мы никогда не видели».

Вы, Солженицын, возвели ложь и нанесли гнусное оскорбление тем войскам, которым рукоплескал весь мир, все прогрессивное человечество. Я напомню слова таких людей, которых чтит все человечество. «Всероссийский староста», как мы любовно называли Михаила Ивановича Калинина, в своем обращении к богатырям Сталинграда писал: «За этот срок вы перемололи много вражеских дивизий и техники. Но не только в этом выражаются ваши достижения. Мужество бойцов и умение командиров в отражении врага сделали то, что инициатива противника в значительной мере была парализована на отдельных участках фронта. В этом историческая заслуга защитников Сталинграда».

Вы умышленно забыли о грамоте президента США Рузвельта, который писал: «От имени народов Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, храбрость, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союза наций против сил агрессии».

Сознаюсь, что болезненно переживаю оскорбление, нанесенное вами нам, сталинградцам. Говорю вам, потому что пережил двести огненных дней и ночей, все время находился на правом берегу Волги и в Сталинграде. Может быть, по-вашему, я, как штрафник, был назначен командовать 62-й армией, о заслугах которой наша газета «Правда» 25 ноября 1942 г. писала: «В ходатайстве, где упомянуты армии, защищающие Сталинград, подчеркивается особая роль 62-й армии, отразившей главные удары немцев на Сталинград, ее командующего генерал-лейтенанта товарища Чуйкова В.И. и его главных помощников тт. полковника Горохова, генерал-майора Родимцева, генерал-майора Гурьева, полковника Балвинова, полковника Гуртьева, полковника Сараева, подполковника Скворцова и др., а также артиллеристов и летчиков».

По-вашему, Солженицын, выходит, что гвардейские дивизии Родимцева, Гурьева, Жолудева и других, состоявшие более чем на 50 процентов из коммунистов и комсомольцев, были «сцементированы» штрафными ротами?! Неужели боец-снайпер Василий Зайцев, уничтоживший около 300 фашистов и первым произнесший слова, которые воодушевили всех сталинградцев: «За Волгой для нас земли нет», – был штрафником или «сцементирован» штрафниками? Неужели сержант Яков Павлов и возглавляемая им группа бойцов разных национальностей, 58 дней и ночей защищавшие дом, который так и не взяли гитлеровцы, а положили вокруг этого дома своих трупов больше, чем при взятии французской столицы Парижа, неужели эти добрые защитники Сталинграда были «сцементированы» штрафными ротами? Неужели Люба Нестеренко, умирая, истекая кровью от раны в грудь, – в ее руках бинт, она и перед смертью хотела помочь товарищу, перевязать рану, но не успела, – неужели она тоже «цементировалась» штрафниками или была штрафником? Неужели славный сын испанского народа Рубен Ибаррури был штрафником или «цементирован» штрафниками? Мог бы привести сотни, тысячи примеров героизма и преданности всех сталинградцев своему народу и ленинской партии. Над этими героями вы, Солженицын, посмели издеваться, изливая на них потоки лжи и грязи.

Я снова повторяю: в период Сталинградской эпопеи в Советской Армии не было штрафных рот или других штрафных подразделений. Среди бойцов-сталинградцев не было ни одного бойца штрафника. От имени живых и погибших в бою сталинградцев, от имени их отцов и матерей, жен и детей я обвиняю вас, А. Солженицын, как бесчестного лжеца и клеветника на героев-сталинградцев, на нашу армию и наш народ. Я уверен, что это обвинение будет поддержано всеми сталинградцами. Они все как один назовут вас лжецом и предателем. Если хотите в этом убедиться, то поезжайте в Сталинград, поднимитесь на Мамаев курган и посмотрите на непрерывный поток людей, паломников из многих стран, людей многих национальностей, идущих по лестницам, чтобы почтить память героев. И упаси вас Бог объявить, что вы – А. Солженицын!
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 20 июн 2018, 20:54

Изображение

Фотография для пробуждения классового сознания
arhano.ru — Петроград. "Розовый бал" у графини Шуваловой. Январь 1917-го. В государстве, между прочим, введен "сухой закон". Про третий год мировой бойни вообще молчу. Так что всё уже было. И всё еще будет. Не все успеют на последний самолет до Лондона.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 26 июн 2018, 19:18

Опять голод, на этот раз - русский
Началось все с Перу. 19 февраля 1600 года произошло извержение вулкана Вайна Путина (Wayna Putina). Во Время извержения в атмосферу было выброшено от 16 до 32 миллионов метрических тонн твердых частиц - в том числе двуокиси серы. Как известно, Двуокись серы (SO2) взаимодействуя с кислородом (O2) дает сернистный ангидрид (SO3), вещество очень неусточивое, но жадно поглощающее воду. И при взаимодействии с водой образуется серная кислота (H2SO4). Собственно именно это и произошло. Массы вулканических выбросов проследовали на северо-запад, накрыли собой Китай, Сибирь, Россию, Польшу и Литву. Небо стало менее проницаемым для солнечных лучей, где-то прошли сернокислые дожди, температура упала на 1-2 градуса по Цельсию.
И в результате возник природный катаклизм.
В Швейцарии и Прибалтике были исключительно холодные зимы. Во Франции в 1601-1602 годах мороз стоял с ноября по май, часть виноградников из-за заморозков погибло. То же самое произошло и на Рейне, урожай 1601-1603 годов у рейнского насчитывал менее тысячи бутылок, то есть можно сказать - его и не было. В Перу возник страшный голод и массовые отравления. В Китае не расцвели персиковые деревья. Озеро Сув в Японии замерзло очень рано,такого не было 500 лет. В Гренландии именно в это время стали пропадать зимовки скандинавов, Гренландия становилась потихоньку Исландией, то есть не зеленой, а ледяной землей.
Но более всех пострадала Россия. Что случилось? Летом зарядили дожди, которые шли фактически без перерыва 10 недель. Далее - ранние заморозки, которые на корню убили посевы. Из-за затоплений скотина не могла добраться до травы, и начался массовый падеж скота. Как писал хронист (извините, стилизую под более-менее понятный русский): "Бысть же глад великай. Прежде были дожди великие, во все лето. Всякому сеемому хлебу не удалось достичь зрелости. В день же Успения Пресвятой Богородицы (конец августа - в 2017 году это 28 августа) к хлебу, который еще был зелен и к полности не пришел, упал мороз великий, и замерзло всякое хлебное, и все погибе".
Русь, конечно, славится своим суровым климатом, но мороз в конце августа... Это явно было в новинку. К тому же ударившие морозы заморозили всю воду, которая не успела сойти, луга и поля превратились в катки без капли снега, который мог бы укрыть посевы.
Сначала народ ринулся к царю, которым на тот момент был Борис Годунов. Годунов на начало не нашел ничего лучше, чем раздавать народу.... деньги. Деньги, блять! В результате - инфляция, ибо купить хлеба негде за любое бабло.
Самые ценные сведения о русском голоде мы можем получить из мемуаров голландца Исаака Массы, который на тот момент был в Москве и видел все собственными глазами. Почему они более ценны? Ну, во-первых, они написаны на нормальном языке, во-вторых, расшифровывать русские летописи (у них все "великое", все "много", сколько вешать в граммах - непонятно) - то еще удовольствие.
Что пишет голландцец? «…запасов хлеба в стране было больше, чем могли бы его съесть все жители в четыре года… у знатных господ, а также во всех монастырях и у многих богатых людей амбары были полны хлеба, часть его уже погнила от долголетнего лежания, и они не хотели продавать его; и по воле божией царь был так ослеплён, невзирая на то, что он мог приказать всё, что хотел, он не повелел самым строжайшим образом, чтобы каждый продавал свой хлеб». Как видим, действия лучших людей государства русского совсем не отличались от действий тулонских купцов времен голода 1708-1710 годов во Франции.
При этом монахи, сами владея хлебными запасами, затянули любимую песню в стиле нынешнего прокурора Крыма, или жителя Австралии, из Австралии же рекламирующего "УАЗ-Патриот": "Всегда нужда приходит к растлеваемым богатством. Красота и слава оскудеваше, и родоначалие владыческое прииде от земли нашей, отвергнет она человеколюбие (чтобы не давать прямую фразу "изриновени быша от любве человеколюбия"), оскудеша грады и люди".
Понимая, что деньгами тут горю не помочь, нужно зерно, Годунов предписал
а) провести ревизию всех хлебных запасов страны
б) установить фиксированные цены на продажу хлеба, а нарушителей "бить плетьми не взирая на чин, положение и возраст".
в) У укрывающих зерно - его конфисковывать, а самих нарушителей казнить.
Тем не менее цены на хлеб уже к концу 1601 года возросли в 4 раза. Все с надеждой жали весны 1602-го, но облегчения не пришло. Те же самые дожди, перемежающиеся заморозками, и очень ранняя лютая зима. Как результат - цены к январю 1603-го возросли относительно 1601 года в 18 раз.
Запылали окраины. Как тут не упомянуть добрых казачков? «Резкое повышение в начале XVII в. цен на хлеб и другие продукты питания поставило казачество, всецело зависевшее от подвоза продовольствия из России, в особенно тяжёлое положение». Казалось бы - мужики, может пахать и сеять усиленно надо? Не-а, как бы не так. Казаки начали организовывать грабительские рейды в Крым, Азов, Турцию и... в Россию. Да-да, казаки во время голода вполне решили пограбить и православных. Годунов принимал ограничительные меры в отношении казаков - запреты на торговлю и нахождение в приграничных городах. В результате казаки стали поддерживать самозванцев, преследуя собственные интересы.
Вообще итерация "военного коммунизма" с продразверсткой Годунову не удалась. Не удалась по двум причинам.

1) Страна была слишком бедная, и таких запасов хлеба как во Франции или Италии просто не было.
2) Качество исполнителей. Система была насквозь коррумпирована, и получалось что-то типа рассказа Задорнова, как МВФ выделил России помощь на 100 миллионов долларов. Заканчивался он симптоматично: "И что нам делать с дошедшим до нас миллионом?"

Вообще к лету 1602 года в России разбой развился неимоверно - появилось много отрядов и банд которые нападали... нет, не на монастыри или боярские усадьбы, ибо там можно было получить жесткий отпор. Нападали на беззащитные деревни и села. Грабили самых уязвимых, самых бедных. Естественно, у самых бедных выбора не оставалось: «Ядуще же тогда многи псину и мертвечину и ину скареднину, ея же и писати нелятъ (а иное и писать не любо)». В общем, как говорится, жрали что было, в том числе и человечину: «и многи вкусиша от глада лайна, и плотей человеческих, и мертвых телес существа своего, птиц же, и зверей, и рыбы, и елико слово подробну сказати не может: коры древяные, корение водное, былие непотребное, и елико таковая и множайша сих, елика ни качеству передати возможно». Капитан Маржерет пишет: «Я сам был свидетелем, как четыре женщины, мои соседки, брошенные мужьями, решились на следующий поступок: одна пошла на рынок и, сторговавши воз дров, зазвала крестьянина на свой двор, обещая отдать ему деньги; но только он сложил дрова и зашёл в избу, чтобы получить плату, как женщины удавили его и спрятали в погреб, чтобы тело не повредилось: сперва хотели съесть лошадь убитого, а потом приняться за труп. Когда же преступление открылось, они признались, что труп этого крестьянина был уже третьим». Правда, неясно, как сам капитан при этом выжил, ведь легче было уконтрапупить его, а не мутить схему с крестьянином с рынка.
Буссов пишет, что люди в Москве «лежали на улицах и, подобно скоту, пожирали летом траву, а зимой сено. Некоторые были уже мертвы, у них изо рта торчали сено и навоз, а некоторые пожирали человеческий кал и сено».
Только в Москве за три года голода умерло 127 тысяч человек (данные Маржерета, поскольку Буссов называет уж совсем фантастическую цифру в 500 тысяч москвичей). Общие же потери в людях оцениваются приблизительно в 2 миллиона человек, или почти 30 процентов населения.
Началось восстание Хлопка, основную движущую силу которого составили бежавшие от своих господ холопы (жрать-то нечего), которые атаковали города и селения с магазинами и амбарами с зерном, и тут же начинали этим зерном спекулировать. "Экспроприация экспроприируемого" в полной красе. В жестоком бою (который больше напоминал настоящее сражение) с отрядом Басманова отряд Хлопка был уничтожен, а сам Хлопок казнен.
Собственно именно голод 1601-1603 годов и стал причиной появления самозванцев на Руси и начала Смуты, ибо государственная власть просто рухнула под напором такой беды.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 11 июл 2018, 08:01

"Достойной нашей эпохи и нашей революции организационной задачей может быть только создание метода, который, будучи общим и единым, в то же время дает возможность каждой отдельной личности развивать свои особенности, сохранять свою индивидуальность. Такая задача была бы абсолютно непосильной для педагогики, если бы не марксизм, который давно разрешил проблему личности и коллектива.

Совершенно очевидно, что, приступая к решению нашей частной педагогической задачи, мы не должны мудрствовать лукаво. Мы должны только хорошо понять положение нового человека в новом обществе. Социалистическое общество основано на принципе коллективности. В нем не должно быть уединенной личности, то выпяченной в виде прыща, то размельченной в придорожную пыль, а есть член социалистического коллектива. В Советском Союзе не может быть личности вне коллектива и поэтому не может быть обособленной личной судьбы и личного пути и счастья, противопоставленных судьбе и счастью коллектива".

А.С.Макаренко, Том 4, Педагогические работы 1936-1939, Цель воспитания
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 13 июл 2018, 06:52

Искусственный «апокалипсис». Дело Локкарта
Сегодня, 04:56
Яков Христофорович Петерс, занимавший в то время должность заместителя председателя ВЧК, официально заявил, что во главе антисоветского заговора находились дипломатические представители нескольких стран. Послы Великобритании, Франции и США путем подкупа латышских стрелков намеревались добиться свержения власти большевиков. Главным же фигурантом являлся глава специальной британской миссии Роберт Локкарт.
Предыстория заговора
Весной 1918 года советским спецслужбам стало понятно, что в стране назревает серьезная угроза контрреволюционного заговора. Причем во главе переворота стояли не «свои», как это обычно бывало. Подобным развитием сюжета опытных чекистов было не напугать. Они набрались опыта, хотя и за короткое, но насыщенное время. Сейчас же дело обстояло иначе. Спецслужбы выяснили, что на сей раз «придушить революцию» собрались иностранные друзья – нити вели к генеральному консулу Великобритании Роберту Брюсу Локкарту, находящемуся как раз в Москве. Человеком он являлся опытным и занимал должность (ловко совмещая ее с разведывательной деятельностью) с 1912 года. А в самом конце 1917 его Локкарта неожиданно вызвали в Лондон. Он уехал, но уже в начале 1918 года вернулся. Причем формально Локкарт являлся дипломатом, однако внешнеполитическому ведомству своей страны не подчинялся. Естественно, чекисты об этом «свободном плавании» узнали и взяли британца на контроль. Вскоре стало известно, что Роберт явился в страну с конкретной задачей. От него требовалось добиться того, чтобы Советское руководство не прекращало войны с Германией. Была и вторая цель – это самое Советское руководство свергнуть. Желательно, устранив Владимира Ильича Ленина. Причем в выполнении второй задачи британец был не одинок. Ему активно помогали агент американской разведки Дью Клинтон Пул, британский шпион Сидней Рейли и французские дипломаты. Но главными сподвижником являлся все-таки Рейли. Вместе с Локкартом он осуществлял передачу необходимых средств для осуществления заговора всем задействованным в масштабной операции подпольщикам.

Роберт Гамильтон Брюс Локкарт
И сначала у заговорщиков многое получалось. Главное, они сумели выйти на контакт с «Союзом защиты родины и свободы». Этой антисоветской группировкой руководил Борис Викторович Савинков. Он был известен как профессиональный революционер и главный вдохновитель большинства эсеровских террористов. Но объединиться заговорщикам не удалось, вмешали чекисты. Сотрудники ВЧК буквально за одну ночь переловили многих контрреволюционеров. Несмотря на пропущенный удар, иностранные шпионы сдаваться не собирались. И это прекрасно понимал председатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский. Поэтому он решил перехитрить «врагов народа». Заместитель Дзержинского, Яков Петерс, вспоминал, что ставка в игре была сделана на двух латышских чекистов – Яна Буйкиса (он фигурировал под фамилией Шмидхен) и Яна Спрогиса. Именно на эту парочку Дзержинский возложил самую важную и опасную работу – проникнуть в антисоветское подполье. И молодые чекисты направились в «обитель большевистского зла» — в Латышский клуб, располагавшийся в Петрограде. Стать своими среди антисоветчиков у Буйкиса и Спрогиса не составило труда. Более того, в короткий срок они сумели завязать дружеские отношения с людьми, которые были связаны с морским атташе британского посольства Френсисом Алленом Кроми (он также являлся агентом разведки). В задушевных разговорах Буйкис и Спрогис то и дело повторяли, что разочаровались в советской власти и поняли, что она не имеет будущего. И подпольщики им поверили, решив познакомить новых друзей с Кроми. Знаковая встреча состоялась в гостинице «Французская». Буйкис и Спрогис сумели произвести на него благоприятное впечатление. И Кроми решил задействовать обоих. Он предложил им отправиться в Москву, чтобы познакомиться с Локкартом. И если тот одобрит кандидатуру, то Шмидхен и Спрогис смогут приступить к подрывной работе среди советских военных.
Искусственный «апокалипсис». Дело Локкарта
Ян Буйкис
Новоиспеченные террористы, конечно, сразу приняли «выгодное предложение». И перед отправлением в Москву Кроми дал им рекомендательное письмо.
Этот раунд остался за советскими чекистами.
Змеиный клубок
Оказавшись в Москве, латыши первым делом наведались в ВЧК. На экстренном совещании было принято решение продолжить игру. А от чекистов требовалось узнать подробности заговора и разоблачить его лидеров. Поскольку Кроми больше проникся доверием к Буйкису, то на некоторое время Спрогиса решили вывести из игры. На его место был назначен командир первого дивизиона латышских стрелков Эдуард Петрович Берзин. Он, как и его товарищ, должен был исполнить роль военного, разочаровавшего в большевистском строе и потому готового на измену.
И в середине августа чекисты явились на квартиру к Локкарту. Она, кстати, располагалась по адресу: Хлебный переулок, дом девятнадцать.
Появление Берзина, о котором Локкарт не слышал, насторожило прожженного дипломата. Правда, к своей интуиции он тогда не прислушался. Локкарт впоследствии вспоминал: «Шмидхен принес мне письмо от Кроми, которое я тщательно проверил. Я держался постоянно начеку, опасаясь провокаторов, но убедился в том, что письмо это, несомненно, писано рукою Кроми. В тексте письма имелась ссылка на сообщения, переданные мною Кроми через посредство шведского генерального консула. Типичной для такого бравого офицера, как Кроми, была также фраза о том, что он приготовляется покинуть Россию и собирается при этом сильно хлопнуть за собой дверью. Характерным было также правописание… Орфографию Кроми никто не сумел бы подделать… В заключительной части письма Шмидхен рекомендовался мне как человек, услуги коего могут мне быть полезны».
Затем последовал разговор, в котором чекисты поведали британцу свою легенду. Для пущей драматургии они заявили, что большевики решили отправить их на борьбу с архангельским британским десантом. А воевать с англичанами у них нет ни малейшего желания. Более того, они были бы только рады возможности попасть под крыло командира того военного соединения генерала Фредерика Пуля.
Локкарт сомневался. Поэтому он предложил провести более детальный разговор на следующий день. Вот что вспоминал потом дипломат: «Вечером я подробно переговорил о происшедшем с генералом Лавернем и французским генеральным консулом Гренаром. Мы пришли к тому заключению, что предложение латышей является, по всей вероятности, искренним и что если мы будем действовать с необходимой осторожностью, то особого вреда от того, что мы направим этих людей к Пулю, получиться не может… Мы решили свести обоих латышей с Сиднеем Рейли, который сможет наблюдать за ними и помочь им в осуществлении их благих намерений».
Получив одобрение у «коллег», Локкарт встретился с латышскими чекистами на следующий день. И на сей раз шпион уже не был так острожен и бдителен, как в прошлый раз. Он разливался патриотическими и душещипательными речами, в которых одобрял «правильный выбор» Берзина и Шмидхена, а также заявил, что европейские «друзья» помогут Латвии обрести независимость. Рассказал Локкарт и о том, что необходимо создать «национальный латышский комитет». Не забыл он, конечно, упомянуть и о финансировании перспективного «проекта». После британец вручил новоявленным заговорщикам официальные документы с гербом и печатью миссии и подписью Локкарта. С помощью «бумажек» латыши должны были спокойно попасть в расположение британских войск. В тех документах говорилось: «Британская миссия, Москва, 17 августа, 1918 г. Всем британским военным властям в России. Предъявитель сего… латышский стрелок направляется с ответственным поручением в Британскую штаб-квартиру в России. Обеспечивайте ему свободный проезд и оказывайте всемерное содействие. Р. Локкарт. Британский представитель в Москве». После этого дипломант направил латышей к Сиднею Рейли.
Естественно, эти документы вскоре оказались в ВЧК. Они являлись прямым доказательством того, что глава британской миссии является и лидером подрывной деятельности на территории иностранного государства. Но останавливаться на половине пути чекисты не стали. Им необходимо было до конца распутать змеиный клубок заговорщиков. Поэтому вскоре произошла встреча Эдуарда Берзина с Сиднеем Рейли. Чекист и шпион пересеклись на Цветном бульваре. Сначала англичанин задвинул речь о том, что латышским стрелкам придется принимать активное участие в деятельности английского десанта в Архангельске. Затем начал рассказывать об идее вооруженного антиправительственного восстания в Петрограде и Москве. Краеугольным камнем этого замысла стал арест лидеров большевистского движения силами как раз латышских стрелков. А сделать это требовалось в конце августа на заседании Совета Народных Комиссаров. Рейли не просто так заговорил об этом. Он уже был осведомлен о том, что Берзин стоит во главе латышских стрелков, которые охраняли и Кремль, и партийную верхушку. А вслед за ними следовало захватить Государственный банк, Центральный телеграф и ряд других важных объектов. В общем, вырисовывался идеальный план с идеальными исполнителями. Не дожидаясь ответа от Эдуарда, Рейли передал его семьсот тысяч рублей на организационные нужды.

Эдуард Петрович Берзин
Двадцать второго августа они вновь встретились и подробно обсудили план захвата лидеров большевистского движения. Любопытно вот что: сначала британский шпион предложил пленников отправит в Архангельск в сопровождении вооруженного конвоя. Но неожиданно передумал и заявил: «Ленин обладает удивительной способностью подходить к простому человеку. Можно быть уверенным, что за время поездки в Архангельск он сумеет склонить на свою сторону конвойных и те освободят его. Поэтому было бы наиболее верным Ленина немедленно после ареста расстрелять…» После этих слов он протянул Берзину еще двести тысяч рублей.
В итоге от первоначального плана все-таки отказались. Третья встреча шпионов состоялась двадцать восьмого августа. Берзин получил еще триста тысяч рублей и приказ немедленно отправиться в Петроград, чтобы встретиться там с местными участниками заговора.
Эдуард Берзин в третий раз отдал полученные от англичанина деньги в ВЧК. И уже на следующий день объявился в Петрограде. Здесь он направился по указанному в «задании» адресу на квартиру к некой Боюжовской. Именно она являлась связным между латышом и петроградской группировкой. На квартире Берзин не тратил зря время. Он сумел найти документ Сиднея Рейли, в котором был указан адрес одной из его московских явок – Шереметьевский переулок, дом три.
Пока Эдуард Петрович находился в Петрограде, ВЧК получила новые сведения о готовящемся государственном перевороте. Чекистам удалось перехватить письмо французского журналиста Рене Маршана, адресованное президенту Республики Пуанкаре.
Маршан возмущенно писал: «Мне довелось присутствовать недавно на официозном собрании, вскрывшем самым неожиданным для меня образом огромную, тайную и в высшей степени опасную, на мой взгляд, работу… Я говорю о закрытом собрании, имевшем место в генеральном консульстве Соединенных Штатов… Присутствовали генеральный консул Соединенных Штатов и наш генеральный консул. Присутствовали союзные агенты… Случайно я был поставлен в курс замысла тем, что высказывали присутствующие агенты. Так я узнал, что один английский агент подготовлял разрушение железнодорожного моста через реку Волхов, недалеко от Званки. Достаточно бросить взор на географическую карту, чтобы убедиться, что разрушение этого моста равносильно обречению на полный голод Петрограда, в таком случае город фактически оказался бы отрезанным от всяких сообщений с востоком, откуда прибывает весь хлеб, и без того крайне недостаточный для существования… Один французский агент присовокупил, что им уже сделаны попытки взорвать Череповецкий мост, что привело бы продовольствование Петрограда к таким же гибельным последствиям, как и разрушение моста у Званки, так как Череповец расположен на линии, соединяющей Петроград с восточными областями. Затем речь шла о разрушении рельсов на разных линиях… Я не распространяюсь, полагая, что уже достаточно сказал, чтобы на основании недвусмысленных фактов выяснить сформулированные мною выше тяжелые опасения. Я глубоко убежден, что дело идет не об изолированных починах отдельных агентов. Но даже подобные частные инициативы могут иметь единственный гибельный результат: бросить Россию во все более кровавую политическую и бесконечную борьбу, обрекая ее на нечеловеческие страдания от голода…»
А вот другое послание журналиста, в котором он подробно объяснил свою позицию. Это письмо, кстати, было даже опубликовано в «Известиях ВЦИК» двадцать четвертого сентября 1918 года: «В августе месяце 1918 г. генеральный консул (Гренар, который собирался тогда уезжать из России) сказал мне, что меня предполагают оставить в России в качестве политического информатора, чтобы я мог посылать доклады о политическом положении в стране, и при этом заявил, чтобы я зашел в пять часов вечера в здание американского консульства, где он познакомит меня до своего отъезда с некоторыми людьми, которые тоже будут оставлены в России. Я туда явился. Здесь американский генеральный консул представил мне как агента по экономическим вопросам гр. Каламатиано… Потом здесь же были английский лейтенант Рейли и Вертимон, которые мне были представлены несколько дней тому назад во французском консульстве как агенты по разрушению на Украине, которая еще тогда была оккупирована немцами. На этом собрании, к моему большому удивлению, пришлось мне услышать совершенно для меня неожиданный план взятия Петрограда измором, путем взрыва мостов… на большой магистрали Москва — Петроград. Это на меня произвело колоссальное впечатление... И несмотря на то, что для меня тогда было очень тяжело, потому что это значило вступление в открытую борьбу с режимом, с которым я был тогда всецело связан… я счел необходимым принять все меры, чтобы положить конец подобному лицемерию и подобной гадости. Я это сделал. С тех пор я открыто перешел в противоположный лагерь для борьбы против французского правительства, изменившего одновременно не только русскому, но и французскому народу, который никогда ему не давал и не мог дать подобных злодейских поручений».
Несмотря на успехи чекистов, два удара они все-таки пропустили. И оба чрезвычайно важных события, имевших огромное последствие, произошли тридцатого августа. В этот день Фанни Каплан совершила покушение на Владимира Ильича Ленина, а поэт Леонид Каннегисер сумел застрелить председателя Петроградского ЧК Моисея Соломоновича Урицкого. Медлить уже было нельзя, ситуация требовала жесткого ответа иностранным заговорщикам (было мнение, что это именно их рук дело). Яков Петерс вспоминал: «…Предварительная работа по раскрытию этого заговора еще далеко не была доведена до конца. При продолжении работ… открылись бы все новые и новые данные, пролетариат увидел бы, как Локкарт, пользуясь правом экстерриториальности, организовывал поджоги, восстания, готовил взрывы… Но после петроградских событий… необходимо было немедленно производить аресты».

Сидней Рейли
Феликс Эдмундович Дзержинский возглавил операцию в Петрограде, а Петерс – в Москве. Вечером тридцать первого августа чекисты оцепили здание английского посольства на Дворцовой набережной. Затем последовал захват. В той операции были потери как среди британцев, так и среди сотрудников ВЧК. Параллельно прошла операция в Москве. Дипломаты и сотрудники служб подверглись обыску, некоторых из них арестовали. А ночью комендант Московского Кремля Павел Дмитриевич Мальков произвел обыск квартиры Локкарта, а затем доставил британца (прихватив и его помощника Хикса) в ВЧК.
Допрос Локкарта проводил сам Яков Христофорович. Но британец являлся крепким орешком, поэтому, как говорится, от комментариев воздержался, сославшись на дипломатическую неприкосновенность. Поэтому Петерсу вскоре пришлось его отпустить.
К тому же, упустили чекисты и троих шпионов, игравших значимую роль в заговоре. Речь идет о Рейли, Анри Вертимоне и Ксенофонте Каламатиано. Зато при обыске квартиры Вертимона удалось обнаружить шифры, карту Генерального штаба, капсулы от динамитных шашек и ряд других «интересных» вещей. Затем была засада на той самой квартире Рейли в Шереметьевском переулке, адрес которой удалось случайно узнать. Оказалось, что там проживала актриса Елизавета Оттен. Чекисты сумели арестовать Марию Фриде с документом «№12». Этот документ содержал сведения о Красной Армии в Воронеже, графике работы Тульского оружейного завода, о количестве производимых боеприпасов.
На допросе Фриде призналась, что работает на американское консульство, а документ предназначался Рейли. Сообщила она и то, что в шпионаже был также замешан ее брат – Александр Фриде. Вскоре выяснилось, что и мать Фриде причастна к заговору. Она попыталась скрыться, но чекисты ее задержали и отобрали любопытный документ. В нем было послание от агента «№26» — бывшего чиновника московской таможни Солюса: «В Тамбове формирование частей Красной Армии протекает крайне медленно. Из 700 красноармейцев, готовых к отправке на фронт, 400 человек разбежались. В Липецке вообще отказались ехать на формирование, сказав, что будут защищать интересы Советов только в своем уезде. Здесь также полное отсутствие патронов, оружия и снарядов».
В общем, удалось выяснить, что все семейство Фриде было повязано с американским разведчиком Каламатиано. Они собирали по его приказу сведения, касавшиеся экономики, политики и армии.
Арестовали и сотрудницу ЦИК Ольгу Старжевскую. Она за двадцать тысяч рублей согласилась сливать Рейли информацию о работе государственных учреждений. Впоследствии Яков Христофорович вспоминал: «Было арестовано около 30 человек, но, за исключением брата и сестры Фриде и еще нескольких лиц, против которых были все данные, обвиняющие их в шпионаже, против остальных арестованных прямых улик не было».
Естественно, европейские «партнеры» тут же отреагировали соответствующим образом. Иностранные СМИ подняли волны протеста и возмущения по поводу нарушения правил дипломатической неприкосновенности большевистским правительством. В Лондоне был арестован представитель РСФСР Литвинов без каких-либо обвинений или объяснений.
Когда стало известно об аресте Литвинова, чекисты тут же повторно задержали Локкарта. А народный комиссар по иностранным делам Георгий Васильевич Чичерин обратился седьмого сентября 1918 года к «партнерам»: «Дипломатические и военные представители Англии и Франции пользуются своим званием для организации на территории РСФСР заговоров, направленных к захвату Совета Народных Комиссаров с помощью подкупа, и агитации среди войсковых частей к взрыву мостов, продовольственных складов и поездов. Данные… устанавливают с несомненностью тот факт, что нити заговора сходились в руках главы английской миссии Локкарта и его агентов. Равным образом установлено, что здание английского посольства в Петрограде фактически было превращено в конспиративную квартиру заговорщиков… Поэтому правительство РСФСР поставлено в необходимость создать для лиц, уличенных в заговорах, такие условия, при которых они были бы лишены возможности продолжать… свою преступную, с точки зрения международного права, деятельность».
Затем последовало заявление Чичерина уже от имени большевистского правительства: «Все интернированные представители английской и французской буржуазии, среди которых нет ни одного рабочего, будут немедленно освобождены, как только русские граждане в Англии и во Франции и в районах оккупации союзных войск и чехословаков не будут больше подвергаться репрессиям и преследованиям. Английские и французские граждане будут иметь возможность немедленно покинуть территорию России, когда эту же возможность получат российские граждане в Англии и во Франции. Дипломатические представители той и другой страны, и в том числе глава заговорщиков Локкарт, одновременно будут пользоваться возможностью возвращения на родину…».
Этой дипломатической «войной» умело воспользовались иностранные заговорщики. Понимая, что дело запахло жареным, они укрылись в норвежском посольстве, спрятавшись под флагом нейтрального в данной ситуации государства. Чекисты, конечно, установили наблюдение. И вскоре на подступах к посольству им удалось задержать некого Серповского с массивной деревянной тростью. Им-то и оказался американский рецидивист Ксенофонт Каламатиано. В его трости Петерс обнаружил различные записки и шифровки под номерами. Было понятно, что под цифрами скрываются живые люди. Чекистам оставалось выяснить, кто помогал Каламатиано в масштабном заговоре. Им необходимо было расшифровать порядка тридцати номеров. Помог сам Ксенофорнт, который понял, что на сей раз удача изменила ему и вырваться из ВЧК уже не получится. Оказалось, что шпионской сетью были повязаны и студенты, и военные, и чиновники.

Яков Христофорович Петерс
Вот письмо некого агента Ишевского, адресованное Каламатиано: «С первых же ваших слов я заключил, что «фирма» и «условия транспорта» есть не что иное, как маска, прикрывающая политическую и военную разведку. В этом направлении я стал вести наблюдения во время моей командировки. Но каково было мое удивление, когда я, по возвращении в Москву, узнаю от вас, что в моих услугах не нуждаются. Получили то, что было нужно, и дали гроши, которые получают курьеры теперешних министерств… Человек в надежде на будущие перспективы рисковал многим, сидел под арестом, работал… И за все — 600 рублей и «уходи вон!» Нет, к своим секретным агентам другие государства так не относятся, и в полном сознании своей моральной правоты… я требую восстановления справедливости. Я свое требование — получить 4500 рублей — готов поддержать имеющимися в моем распоряжении средствами».
В общем, чекистам стало понятно, что американский шпион банально и даже буднично использовал простых людей, которые ради наживы были готовы даже на предательство. Не скрывал этого и сам Каламатиано.
* * *
В октябре 1918 года все иностранные дипломаты, замешанные в заговоре, уехали из Советской России. Дело Локкарта рассматривалось в Революционном трибунале при ВЦИК с двадцать пятого ноября по третье декабря. В общей сложности, по делу проходило более двадцати человек. А главным обвинителем являлся Николай Васильевич Крыленко. Дипломаты были объявлены заочно «врагами народа», поскольку больше с ними ничего не могли сделать. Улизнул из рук правосудия и Сидней Рейли (правда, ненадолго). К высшей мере приговорили двух человек: Ксенофонта Каламатиано и Александра Фриде. Но расстреляли лишь последнего, произошло это семнадцатого декабря. А Каламатиано сначала приговорили к двадцати годам лишения свободы, затем срок сократили до пяти лет. А в августе 1921 года его и вовсе освободили и выслали в Эстонию.
Вот что еще интересно: заговорщики так и не узнали, что, по сути, главным творцом их провала стал Ян Буйкис. Тот же Каламатиано негодовал и возмущался по поводу того, что предателя Шмидхена нет на скамье подсудимых. А ведь он, по словам Каламатиано, играл значимую роль в заговоре. Но правды американский шпион так и не узнал.
Автор: Павел Жуков
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 28 июл 2018, 22:09

Лучший центр по подготовке подводников СССР находился в Эстонии: эксклюзив © Фото : из личного архива Г.А.Симоняна

В преддверии праздника Военно-Морского Флота 29 июля руководители самого засекреченного в СССР учебного центра, который находился в эстонском городе Палдиски, рассказали Sputnik Эстония о том, как проходила подготовка экипажей атомных подлодок.

ТАЛЛИНН, 27 июл — Sputnik, Юлия Калинина. В городе Палдиски находился один из двух крупнейших в мире учебных центров подготовки экипажей подводного флота ВМФ СССР, более известный из-за огромной территории как "Пентагон". Палдиски был в те времена закрытой особо охраняемой зоной, одним из двух закрытых административных образований на территории Эстонской ССР.

Послевоенный период 1950-1960 годов для Палдиски стал временем интенсивного роста.
Капитан первого ранга в отставке, командир атомной подлодки К-74, зам.начальника 93-го Учебного центра Гурген Аветисович Симонян
Об этом рассказал Sputnik Эстония Гурген Симонян, капитан первого ранга в отставке, командир атомной подлодки K-74. С 1975 по 1988 год Гурген Симонян служил в Палдиски заместителем начальника Учебного центра атомных подлодок стратегического назначения ВМФ СССР:

"Хочу сказать, как сильно в лучшую сторону менялся город. Строились объекты инфраструктуры, медицинские учреждения, жилые дома, расширялась военная база. Были проведены система центрального водоснабжения и канализация. Большинство населения представляли военные моряки и их семьи, поэтому, конечно, в городе были сильны флотские традиции".

"Вы знаете, что по оценкам специалистов, такой сильной научно-технической базы не имело ни одно учебное заведение Советского Союза. Ни одно!" — отметил командир атомохода K-74 Гурген Симонян.

В 1962-1963 годах в Палдиски был построен мощнейший центр обучения подводников атомных подлодок с двумя действующими реакторами. Уникальный по организации и задачам Учебный центр, гордость советского ВМФ, был по уровню единственным в СССР. "Подобных центров было всего два в мире, один у нас в Палдиски, а второй находился в США. Здесь обучали достойных офицеров, сколько из них стали контр-адмиралами, вице-адмиралами, сказать затрудняюсь, но знаю, что немало", — сказал он.

Сверхсекретный Учебный центр в Палдиски обладал двумя действующими реакторами подводных лодок первого и второго поколений "Дельта-I" и "Эхо-II", размещенных здесь в 1960-х и в 1980-х годах. Кроме того, центр располагал уникальным тренажером для подготовки экипажей атомных подводных лодок класса "Тайфун", "Янки" и "Дельта-I-IV".

Эпоха ядерного противостояния двух великих держав
Опытный подводник, капитан первого ранга в отставке Виталий Захаров на своём веку освоил после дизельных подлодок службу на атомоходах, был непосредственным участником подводного противостояния между СССР и США в Карибском кризисе 1962 года. После службы на атомных ракетоносцах перешёл на преподавательскую работу, стал начальником цикла подготовки группы командования и вахтенных офицеров, по управлению и борьбе за живучесть подводной лодки Учебного центра атомных подлодок.

Подводник, участник Карибского кризиса, капитан первого ранга в отставке В.Е.Захаров
"Учебный центр в Палдиски для подготовки кадров был очень значительный, важный для подводного флота — лучший в Советском Союзе. На развитие атомного подводного флота, на обучение экипажей подлодок были брошены значительные финансовые и людские ресурсы, большие производственные мощности страны", — рассказал в интервью Sputnik Эстония Виталий Захаров.

Первым начальником Учебного центра в Палдиски стал контр-адмирал Геннадий Кудряшов. "Это был опытный боевой офицер, прошедший войну. Воевал на Балтике, ходил штурманом на подлодке, проводил лодку каждый боевой поход по минным полям. Однажды его лодка была объявлена погибшей. Но экипаж сумел прорваться и вернуться на базу. Эпизоды из этой истории описаны в фильме "Командир счастливой "Щуки", — сказал Виталий Захаров.

Главком ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза Горшков С.Г. принимает смотр офицерского состава 93-го Учебного центра (Сзади заместители начальника УЦ Симонян Г.А. и Кузнецов В.Ф.)
Контр-адмирал Кудряшов командовал в конце 1950-х годов подводными силами Северного флота. "Он в прямом смысле слова с нуля создавал Учебный центр, вкладывал все свои силы в его становление. Был отличным организатором, настоящим командиром, который вникал во все вопросы, потому что имел за плечами немалый опыт командования. И цена того, что он буквально "сгорал" на работе, была заплачена большая — умер на службе от инсульта", — вспоминает Виталий Ефимович.

Готовили экипажи самых больших в мире подлодок
Подготовка в Учебном центре велась по двум принципам: индивидуальная подготовка по специальности, когда каждый отдельно тренировался на тренажере своего профиля, и экипажная подготовка, когда весь экипаж во главе с командиром отрабатывал совместные действия в различных ситуациях. "Впоследствии мы пришли к тому, что ввели в свою программу сдачу курсовых задач экипажами подлодок. Это очень важный момент. Не просто провести стрельбы, учебную подготовку, а всем экипажем выполнить курсовые задачи", — рассказывает Захаров.
Центр готовил экипажи всех современных на тот момент ракетоносцев. Начиная от проекта 661А до проекта 667 БПРМ. В том числе проект 941 ТРПК "Акула", остающийся до сих пор самой большой атомной подлодкой в мире. Для подготовки экипажей "Акулы" был создан специальный тренажёр — построено отдельное трёхэтажное здание, где были сымитированы отсеки, напичканные оборудованием, в которых экипажи отрабатывали циклы. С 1974 года в Учебном центре была введена межпоходовая подготовка экипажей. "К примеру, идёт после боевой службы отпуск, а после отпуска начинается межпоходовая подготовка до нового боевого похода", — вспоминает Захаров.

В Палдиски были построены 20 жилых домов для постоянного преподавательского состава; 5 гостиниц для переменного состава экипажей подлодок. Одна гостиница была построена специально для работников промышленности, которые создавали учебные тренажёры. Был построен Дом офицеров флота на 620 мест. На берегу залива силами личного состава военные моряки образовали Морской клуб, в котором находилось примерно около 50 яхт и моторных судов.

Главком ВМФ СССР, создатель советского ракетно-ядерного флота Адмирал Флота Советского Союза Горшков С.Г. принимает доклад дежурного по 93-му Учебному Центру. Сзади справа капитан первого ранга Симонян Г.А, слева командующий Балтийским флотом адмирал Сидоров В.В.
Виталий Захаров с сожалением отметил, что о палдиском Учебном центре не снято ни фильма, ни военного сериала, хотя "это такой интересный срез истории атомного подводного флота, состоящего в классической ядерной триаде и обеспечивающего безопасность тогда Советского Союза, а теперь России".

Реакторы в Учебном центре подводного флота были заглушены в 1989 году. Осенью 1995 года между Россией и Эстонией был подписан акт о передаче эстонским властям ядерного объекта — Учебного центра атомного подводного флота в Палдиски.

После вывода российских войск и передачи в 1995 году объекта эстонскому государству, численность населения Палдиски стала падать катастрофическими темпами. Это даже привело к тому, что в 1996 году Палдиски потерял статус города и был включен в состав населенного пункта Кейла.

Справка Sputnik Эстония

Работу Учебного центра обеспечивали порядка 16 тысяч человек. За годы работы центра им было подготовлено более 70 тысяч подводников. За 28 лет работы Учебного центра было подготовлено 147 экипажей ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, из них 12 экипажей "Акул". Межпоходную подготовку за 20 лет прошли 420 экипажей подводных лодок.

Читать далее: https://ru.sputnik-news.ee/society/2018 ... juziv.html
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 09 авг 2018, 12:10

Как эстонским эсэсовцам устроили «чешский ад»
Сегодня, 05:17
10 мая 1945 года в местечке Яблонец-над-Нисоу чешские партизаны расстреляли около 1000 сдавшихся в плен солдат эстонской дивизии войск СС. Не исключено, что казненных было бы и больше, но расправу над эстонскими эсэсовцами остановили подоспевшие советские офицеры. Так штурмбанфюрер СС Сууркиви и унтершарфюрер Харальд Нугисекс остались в живых, хотя и были арестованы и отправлены в советские лагеря.
Как эстонским эсэсовцам устроили «чешский ад»
В современной Эстонии события 10 мая 1945 года называют не иначе как «Чешский ад». Современные эстонские авторы обвиняют чешских партизан в расправе над безоружными военнопленными, а некоторые доходят и до требования денежной компенсации за расстрелянных эстонцев. Про то, что расстрелянные солдаты не были обычными военнопленными, а служили в войсках СС, в прославившейся своими зверствами эстонской дивизии, сегодня предпочитают не говорить. Харальд Нугисекс, унтершарфюрер СС, отсидевший после войны семь лет в советских лагерях и вышедший на свободу по амнистии в год смерти И.В. Сталина, дожил, в отличие от жертв гитлеровских палачей, до 2014 года. Уже в суверенной Эстонии его чествовали, приглашали на различные мероприятия, награждали государственными знаками отличия. Эти жесты Таллина выглядели как плевок в сторону не только соседней России, но и тысяч эстонцев, верой и правдой сражавшихся в годы Второй мировой войны против гитлеровских оккупантов.
В отличие от западных украинцев, решение о наборе представителей прибалтийских народов для службы в вермахте было принято гитлеровским командованием практически сразу после нападения на Советский Союз. 25 августа 1941 года командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал Вильгельм фон Лееб распорядился принимать эстонцев, латышей и литовцев на службу в вермахт и создавать из них особые команды и батальоны для борьбы с партизанами. После этого распоряжения командующий 18-й армией генерал-полковник Георг фон Кюхлер создал 6 эстонских охранных отрядов, которые к концу 1941 года были реорганизованы в 3 восточных батальона и 1 восточную роту. Помимо этих подразделений, с сентября 1941 г. было начато формирование эстонских батальонов вспомогательной полиции. К эстонским коллаборационистам гитлеровское командование относилось с особым доверием. Так, если в украинских подразделениях весь командный состав состоял из немецких офицеров, то в эстонских формированиях все офицеры, за исключением одного немецкого офицера-наблюдателя на батальон, были этническими эстонцами.
Впрочем, несмотря на такое высокое доверие, использовались и полицейские, и восточные батальоны практически исключительно для проведения карательных операций и охраны концентрационных лагерей. Лишь в октябре 1942 г. началось формирование Эстонского легиона СС. Добровольцы, изъявлявшие желание стать эсэсовцами, должны были по своему здоровью и прочим характеристикам соответствовать требованиям, предъявляемым к кандидатам на службу в войсках СС. Командиром Эстонского легиона СС был назначен оберфюрер (полковник) Франц Аугсбергер – уроженец Австрии, прежде командовавший 7-м пехотным полком СС. 13 октября 1942 г. в состав легиона были приняты первые 500 человек, а весной 1943 г. его численность выросла до 1280 человек – прежде всего, за счет набора добровольцев из числа полицейских, служивших в батальонах вспомогательной полиции. Эстонцами был укомплектован эстонский добровольческий панцер-гренадерский (мотопехотный) батальон «Нарва», включенный в состав 5-й танковой дивизии СС «Викинг», сражавшейся на Украине.
В мае 1943 г. на базе Эстонского легиона СС была развернута -я Эстонская добровольческая бригада СС (1-я эстонская), в состав которой входили два полка, учебно-запасной батальон, рота связи, артиллерийский и зенитный дивизионы. Командиром бригады был назначен оберфюрер СС Йоханнес Соодла – этнический эстонец, успевший во время Первой мировой войны окончить школу прапорщиков русской императорской армии, а затем, с 1920 по 1940 гг., служивший в армии независимой Эстонии, где он дослужился до должности начальника военной школы в Тонди и звания полковника. Перейдя на службу гитлеровцам, Соодла получил аналогичное полковнику эсэсовское звание оберфюрера, а затем и звание бригадефюрера СС, став, таким образом, единственным этническим эстонцем, дослужившимся в СС до генеральского звания.
Комплектование бригады осуществлялось уже не набором добровольцев, а отбором среди эстонцев, призванных на службу в вермахт в соответствии с вышедшим в марте 1943 г. приказом о мобилизации эстонских мужчин, родившихся с 1919 по 1924 годы. На службу в СС было призвано 5300 эстонцев, еще 6800 направлялись во вспомогательные части. Вместе с другими частями СС 3-я эстонская добровольческая бригада СС в 1943 году действовала против партизан на территории Белоруссии, отметившись и в безжалостном уничтожении мирных жителей. Уничтоженные деревни, тысячи подростков и женщин, отправленных в рабство в Германию, растерзанные партизаны, вырезанные евреи – таким был «боевой путь» эстонской добровольческой бригады СС на территории Советской Белоруссии.
Своей жестокостью эстонские эсэсовцы выделялись даже на фоне других гитлеровских карателей. 24 января 1944 г. на базе эстонской добровольческой бригады была сформирована 20-я ваффен-гренадерская дивизия СС (1-я эстонская). Для ее формирования были использованы различные части и подразделения СС, укомплектованные этническими эстонцами. В состав дивизии входили: полк «Таллин», 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й и 6-й пограничные полки, резервный пограничный полк (все эти полки комплектовались новобранцами 1944 года призыва); 20-й артиллерийский полк СС (создан на базе 53-го артиллерийского батальона СС 3-й эстонской добровольческой бригады); 20-й сигнальный батальон СС (на базе 20-й сигнальной роты); 2-й батальон 45-го гренадерского полка СС, 3-й батальон 46-го гренадерского полка СС, 20-й добровольческий фузилерный батальон дивизии СС (бывший батальон «Нарва»), 1-й батальон 47-го гренадерского полка СС, 2-й батальон 47-го гренадерского полка СС, 20-й противотанковый батальон СС, 20-я транспортная рота СС, 1-я транспортная рота СС, 20-я рота снабжения СС, 14-я противотанковая рота 45-го гренадерского полка СС, 1-я механизированная медицинская рота 20-й дивизии СС, 2-я механизированная медицинская рота 20-й дивизии СС, 2-я транспортная рота снабжения, тыловая рота, 20-й инженерный батальон СС и 3-й батальон 25-го гренадерского полка. Последнее подразделение было сформировано на базе личного состава 200-го пехотного полка финской армии. Общая численность дивизии достигала 15 тыс. военнослужащих, преимущественно эстонцев по национальности.

Треть солдат и офицеров дивизии были добровольцами, сознательно поступившими на службу в войска СС. Эстонские эсэсовцы воевали на территории самой Эстонии, безуспешно пытаясь остановить продвижение Красной Армии во время Нарвской операции, а затем и Таллинской операции. Серьезным ударом по дивизии стали бои во время Таллинской операции, во время которых она понесла серьезные потери и в сентябре 1944 года была передислоцирована в учебный лагерь в городе Нойгаммер в Германии, где в октябре 1944 г. была вновь сформирована 20-я эстонская дивизия СС в составе трех гренадерских полков, пополнившихся за счет личного состава расформированных эстонских подразделений люфтваффе. Подразделения дивизии принимали участие в боевых действиях на территории Восточной Пруссии, после чего в январе 1945 года были передислоцированы в район города Виттенберг, где попали в окружение Красной Армии. Лишь чудом эстонцам удалось выйти из окружения и отступить на территорию Чехословакии, где дивизия и оставалась до конца войны.
Инцидент в Яблонец-над-Нисоу произошел уже спустя два дня после капитуляции гитлеровской Германии. Эстонская дивизия, оказавшаяся на территории Чехословакии, была полностью деморализована. От полного уничтожения чешскими партизанами, как уже говорилось, эстонцев спас «счастливый случай» в лице вовремя подоспевших советских офицеров. Они сумели объяснить чешским партизанам, что война окончена, а следовательно и расстреливать военнопленных, кем бы они ни были, нельзя. Оставшихся в живых эстонцев советские военнослужащие арестовали. Но куда более крупная часть эсэсовской дивизии, численностью до 5 тысяч человек, сдалась в плен командованию союзников. Кстати, англичане и американцы практически сразу после прекращения боевых действий приняли решение использовать выходцев из Западной Украины и Прибалтики в своих интересах. Например, из эстонцев были сформированы три сторожевых взвода, которые оказались задействованы в составе Британской Рейнской армии. В начале 1947 года 4221-я эстонская сторожевая рота начала службу по охране арестованных нацистских военных преступников, содержавшихся в Нюрнбергской тюрьме. То есть, эстонские солдаты опять занялись привычным делом – охраной заключенных, только теперь охраняли уже вчерашних хозяев, попавших на скамью подсудимых.
Многие выходцы из Эстонии, служившие в дивизии СС и оказавшиеся в расположении союзников, впоследствии так и осели в Западной Германии или перебрались в США и Канаду. Некоторые из них принимали участие в деятельности антисоветских организаций. Интересно, что эстонский командир 20-й ваффен-гренадерской дивизии СС бригадефюрер СС Йоханнес Соодла смог не только выжить во время разгрома дивизии, но и избежать привлечения к ответственности за многочисленные военные преступления в годы войны. Он спасся в американской зоне оккупации, некоторое время жил в Западной Германии и Италии, затем перебрался в США. По некоторым данным, во время проживания в Италии Соодла работал на ЦРУ США. Умер он лишь в мае 1965 года, спустя двадцать лет после окончания войны. Было установлено, что лично Соодла был причастен к организации геноцида евреев в Эстонии и Белоруссии, карательным операциям на территории Ленинградской области, однако когда в 1961 г. СССР потребовал у США выдать Соодла, американцы создали массу бюрократических препятствий и в итоге командир эсэсовской дивизии умер своей смертью.
Избежал преследования и штандартенфюрер СС Альфонс Ребане, бывший последним командиром эстонской дивизии СС перед самым концом войны. Офицер армии независимой Эстонии в 1929-1940 гг., успевший даже очень короткое время послужить в РККА после присоединения Эстонии к СССР, Ребане после начала войны организовал антисоветский отряд «лесных братьев», а затем поступил на службу к гитлеровцам и был назначен командиром отдельного эстонского охранного (конвойного) батальона. Затем он командовал 658-м Восточным батальоном СС, занимавшимся расправами над мирным населением в районе г. Кингисеппа. Сожженные деревни Бабино, Хабалово, Чигиринка – это работа его подчиненных. За такое усердие Ребане повысили до командира 45-го полка СС, затем он стал исполняющим обязанности командира дивизии. Сдавшись командованию союзников, Ребане перебрался в Великобританию и с 1947 г. стал сотрудничать с британской разведкой в качестве эксперта по эстонскому антисоветскому движению. Он принимал самое непосредственное участие в организации антисоветских диверсий в Прибалтике. Из британской разведки Ребане уволился лишь в 1961 году, переехав в Германию. Там он и скончался в 1976 году. В 1999 году этого титулованного нациста с воинскими почестями перезахоронили в Таллине.
После провозглашения Эстонии независимым государством, страна взяла курс на полную реабилитацию коллаборационистов, участвовавших во Второй мировой войне на стороне гитлеровской Германии. Эсэсовцы, чьи руки были по локоть в крови, признавались национальными героями, сражавшимися против советской оккупации. О том, что они принимали участие не только в войне, но и в расправах над мирным населением, эстонские руководители предпочитают не вспоминать.
Не действуют на Таллин даже ноты протеста международных организаций. Например, когда Альфонса Ребане перезахоронили в Таллине, Американский еврейский конгресс заявил, что это решение было чудовищной ошибкой эстонских властей, на что тогдашний президент страны Арнольд Рюйтель (кстати, что показательно, бывший член КПСС и секретарь ЦК Компартии Эстонии по вопросам сельского хозяйства в 1977-1979 гг.) ответил, что командир 45-го полка СС якобы принимал участие лишь в боевых действиях, но никоим образом не был причастен к массовым расправам над мирным населением. Зато Эстония оценивает действия чешских партизан 10 мая 1945 года как военное преступление, за которое современная Чешская республика по какой-то странной причине должна нести ответственность.
Справедливости ради стоит отметить, что тысячи эстонцев в годы Великой Отечественной войны плечом к плечу с представителями других народов Советского Союза сражались против гитлеровских захватчиков. Так, первым эстонцем – Героем Советского Союза стал Арнольд Мери, который продолжал борьбу с нацизмом – только уже эстонским – до конца своих дней, а умер Арнольд Константинович в 2009 году в возрасте 89 лет, возглавляя Антифашистский комитет Эстонии. Поэтому когда эстонские власти романтизируют эсэсовцев, они оскорбляют и таких людей как Арнольд Мери, а ведь именно ими, а не предателями и карателями из СС, должна гордиться Эстония.
Автор: Илья Полонский
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 18081
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2279 раз
Поблагодарили: 4364 раза
Контактная информация:
Status: Не в сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 13 авг 2018, 19:48

Изображение
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.


Вернуться в «Бар "Три березки"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя

 : Отказ от ответственности