история - реальность СССР

Разговоры "за жисть", на любую тему.
Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 фев 2018, 11:07

Лжеполковник и его миллионы. Афера № 1 в советской истории

Сегодня, 06:48
В 1952 году приемная Климента Ефремовича Ворошилова, в то время занимавшего пост заместителя председателя Совета Министров Союза ССР, получила письмо. Некто Ефременко, проживавший в городе Львове и трудившийся вольнонаемным работником на одном из строительных участков Управления военного строительства № 1, пожаловался на нечестность своего начальства. Работник сообщал, что руководители Управления военного строительства собрали с вольнонаемных рабочих и служащих деньги на приобретение облигаций государственного займа, однако облигации сдавшие деньги трудящиеся получили на значительно меньшую сумму. Жалоба была вполне обычной, а в том, что она попала именно Клименту Ворошилову – Маршалу Советского Союза, одному из самых популярных военачальников, занимавшему в 1934-1940 гг. пост народного комиссара обороны СССР, тоже не было ничего удивительного. Ворошилову писали многие фронтовики, военнослужащие и люди, так или иначе связанные с армией. Знал ли простой вольнонаемный Ефременко, что его письмо поможет разоблачить одну из самых грандиозных афер не только в советской, но и в мировой истории?
Помощники Ворошилова переправили письмо из Львова в «компетентные органы», а именно – в военную прокуратуру Прикарпатского военного округа. Следователи установили, что мошенничество с облигациями действительно имело место. Выяснили и то, что Управление военного строительства № 1 возглавляет инженер-полковник Николай Максимович Павленко, участник Великой Отечественной войны, орденоносец. Однако, занявшись изучением деятельности УВС № 1 более плотно, следователи были весьма удивлены – в войсках Прикарпатского военного округа такой воинской части или учреждения не было.
Решив, что управление подчиняется непосредственно Москве, следователи передали информацию своим коллегам в Главную военную прокуратуру. Ее сотрудники отправили запрос в Министерство обороны СССР, попытавшись узнать сведения о подчиненности и дислокации Управления военного строительства № 1.
Вскоре в Главную военную прокуратуру из Министерства обороны СССР пришел ответ: в составе Вооруженных сил Советского Союза воинской части с названием «Управление военного строительства № 1» нет. Поскольку время было сложное и даже в Минобороны могли не знать всех подробностей о строящихся военных объектах, военные следователи и в этот раз не особо удивились, решив, что в Прикарпатском военном округе ведется строительство секретного объекта, курируемое Министерством государственной безопасности. Но в МГБ СССР также ответили, что не имеют никакого представления о том, что такое «Управление военного строительства № 1». Встревоженные следователи Главной военной прокуратуры отправили запрос в Министерство внутренних дел СССР. Полученный ответ был ошеломительным: гражданин Павленко находится во всесоюзном розыске по подозрению в хищении из кассы артели «Пландорстрой» 339 326 рублей.
Лжеполковник и его миллионы. Афера № 1 в советской истории
Николай Максимович Павленко, значившийся начальником «Управления военного строительства № 1» родился в 1912 году в селе Новые Соколы Киевской губернии. Его отец был «крепким хозяином», как сказали бы сейчас, и «кулаком», как говорили в сталинское время. У Максима Павленко были две мельницы в собственности, жена и шестеро детей. В 1926 году четырнадцатилетний Коля сбежал из отчего дома и добрался до Минска. Так ему удалось избежать тех неприятностей, которые случились с отцом – в том же году Павленко-старшего арестовали как «кулака». Но к сыну этот арест уже не имел никакого отношения – юный Николай Павленко начал жизнь простого дорожного рабочего в Минске. Он поступил на инженерно-строительный факультет Белорусского государственного политехнического института, решив связать свою дальнейшую судьбу со строительством дорог. Но проучиться в вузе Николаю удалось всего два года. Когда в институте заинтересовались его личностью – а Николай не только приписал себе лишние четыре года, назвав своей датой рождения 1908 год, но и скрыл происхождение из семьи репрессированного кулака, — студент Павленко предпочел сбежать из Минска.
В 1935 году Павленко находился в городе Ефремове Тульской области. Здесь он устроился бригадиром дорожно-строительной организации, но вскоре попался на махинациях. Павленко похищал и продавал «налево» строительные материалы. Однако долго криминальная эпопея молодого бригадира в суровое сталинское время продолжаться не могла. Николая арестовали, но ему буквально сразу удалось выпутаться из неприятной истории и добиться освобождения из тюрьмы. Все было очень просто – Павленко согласился сотрудничать с органами НКВД и дал показания против инженеров Афанасьева и Волкова, которых арестовали и осудили по политической статье. Став осведомителем НКВД, Павленко получил не только надежную «крышу» — был дан «зеленый старт» его карьере дорожного строителя. Молодого человека перевели на престижную работу в Главвоенстрой, где Павленко быстро вырос с прораба до начальника строительного участка.
22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. К этому времени Николай Павленко трудился начальником участка в Главвоенстрое. Его, как и других молодых мужчин, призвали на военную службу уже 27 июня 1941 года. Специалист – строитель получил назначение помощником начальника инженерной службы 2-го стрелкового корпуса Западного особого военного округа – неплохой старт для военно-инженерной карьеры. Однако, уже 24 июля 1941 года сильно пострадавшие во время боев под Минском части корпуса вывели в район Гжатска. Николая Павленко весной 1942 года перевели инженером в отдел аэродромного строительства штаба 1-й воздушной армии Западного фронта. Но убыв со старого места службы, в расположение новой части офицер так и не прибыл. Исчез и грузовой автомобиль с водителем сержантом Щеголевым.
Павленко и Щеголев добрались до Калинина (ныне – Тверь), где проживали родственники несостоявшегося строителя аэродромов. Здесь пришлось временно «лечь на дно» — дезертирство из действующей армии могло повлечь самые плачевные последствия. Впрочем, уже через непродолжительное время в голове у Павленко созрел дикий и дерзкий план. Он решил создать собственную военно-строительную организацию, благо был найден очень нужный сообщник – резчик по дереву Людвиг Рудниченко, который обладал художественным талантом и смог вырезать печати с надписями «Управление военного строительства» и «Участок военно-строительных работ». В местной типографии Павленко смог нелегально заказать несколько тысяч бланков, на «толкучке» приобрести военную форму. Сообщники даже нашли пустующее здание для размещения «Управления военного строительства».
Такая афера даже сейчас кажется фантастической. Но во время войны, когда страна была милитаризована до предела, насчитывалось множество воинских частей и учреждений оборонного ведомства, Павленко и его сообщникам удалось остаться нераскрытыми на начальном этапе существования «УВС № 1». Дальше все пошло «по маслу». Первый строительный подряд Павленко взял у госпиталя № 425 ФЭП-165 (фронтовой эвакуационный пункт). Были установлены связи и с калининским военкоматом. С военкомом Павленко без проблем договорился, чтобы тот направлял в Управление военного строительства солдат и сержантов, признанных годными к нестроевой службе. Так «личный состав» Управления стал пополняться настоящими военнослужащими, которые и не подозревали, что попали вместо воинской части в проект аферистов.
Когда прекратил свое существование Калининский фронт, Николай Павленко быстро переподчинил свою организацию 12-му району авиационного базирования (РАБ) 3-й воздушной армии. Управление военного строительства, созданное предприимчивым дезертиром, занялось строительством полевых аэродромов. Что самое интересное, работы действительно велись, аэродромы строились, а большая часть денег от этой деятельности оседала в карманах самого Павленко и нескольких его ближайших сообщников.
Фиктивная структура продвигалась на запад вслед за действующей армией, зарабатывая деньги и постоянно расширяя парк техники. К концу войны в Управлении военного строительства числилось около 300 человек, имелось свое огнестрельное оружие, автомобильный транспорт и специальная строительная техника. За соединениями воюющей армии «павленковцы» проследовали до Восточной Пруссии. Николай Павленко старательно поддерживал видимость настоящей службы в настоящей военной организации – представлял своих подчиненных к орденам и медалям, присваивал им и себе очередные воинские звания. 28 февраля 1945 года Военный совет 4-й Воздушной армии наградил «майора» Павленко Николая Максимовича орденом Красной Звезды. Представил его к этой высокой награде сообщник – некто Цыплаков, руководивший ФАС 12-го РАБ.

Интересно, что заработав за время продвижения до Восточной Пруссии более миллиона советских рублей, занимаясь серьезными махинациями, Павленко и его люди не брезговали банальной уголовщиной, в первую очередь – мародерством на территории Германии, занятой советскими войсками. Следствию удалось установить, что люди Павленко отобрали у немецкого мирного населения 20 тракторов и прицепов, 20 автомобилей, 50 голов крупного рогатого скота, 80 лошадей, а также много предметов обихода, радиоприемников, швейных машинок, ковров, не говоря уже об одежде и продуктах питания.
Сам Павленко, впрочем, чтобы отвести от себя подозрения в управлении мародерами как то даже устроил показательный расстрел, казнив троих своих подручных. Однако, как выяснилось впоследствии, именно Павленко отдавал распоряжения грабить мирное население. Уже после победы он распорядился вывезти награбленные вещи, именовавшиеся трофеями, и имущество своей организации назад – в Советский Союз. Аферистам потребовалось 30 железнодорожных вагонов, чтобы поместились все «трофеи», собранные в Германии.
Вернувшись в Калинин, Павленко «вышел в отставку» — приобрел дом, женился и даже вернулся на работу в артель «Пландорстрой», где «уважаемого фронтовика» сразу избрали председателем. Но преступная романтика и жажда денег не давали ему спокойно жить – похитив из кассы артели 339 326 рублей, Павленко скрылся. Он отправился на запад СССР, в Кишинев, где воссоздал свое «Управление военного строительства № 1» и продолжил заниматься строительством, заключая контракты на имя своей фиктивной организации. В 1951 г. Павленко присвоил самому себе очередное воинское звание полковника. Если бы не «прокол» с облигациями, то неизвестно, сколько бы еще предприимчивый аферист водил за нос советское государство.
Допросив вольнонаемных работников строительного участка УВС-1 из г. Львова, следователям удалось установить, что штаб странной воинской части находится в г. Кишиневе. В столицу Молдавской ССР 14 ноября 1952 года отправились оперативники. Во время обыска в УВС были изъяты 0 автоматов, 21 карабин, 3 ручных пулемета, 19 пистолетов и револьверов, 5 гранат, 3000 патронов, а также фальшивые паспорта, печати, удостоверения, бланки и прочие документы. Органами государственной безопасности были арестованы более 300 человек, среди которых 50 человек представлялись военнослужащими – офицерами, сержантами, рядовыми. 23 ноября 1952 года был задержан и сам Николай Максимович Павленко. При обыске в кабинете «полковника» нашли новые погоны генерал-майора – очевидно, что начальник УВС-1 планировал в ближайшее время присвоить себе генеральское звание.

Следователи были потрясены – только за четыре года УВС-1 заключило 64 фиктивных договора на проведение строительных работ на общую сумму в 38 млн рублей. Павленко удалось обрасти связями в самых верхах Молдавской ССР. Два года потребовалось следствию, чтобы собрать все доказательства, изучить все эпизоды деятельности Павленко и его сообщников. 10 ноября 1954 года начался суд над 17 участниками банды Павленко, которых обвиняли в подрыве государственной промышленности, участии в контрреволюционной организации и вредительстве. 4 апреля 1955 года Николай Павленко был приговорен к смертной казни и вскоре расстрелян. Его сообщники получили различные сроки лишения свободы – от 5 до 20 лет, лишились орденов, медалей и званий.
Многие современные историки считают, что без покровительства органов госбезопасности Павленко не смог бы десять лет, с 1942 по 1952 гг., руководить фиктивной организацией, осуществлявшей реальную деятельность и управлявшей сотнями служащих и рабочих. Не исключено, что связи предприимчивого лжеполковника тянулись гораздо выше тех нескольких молдавских заместителей министров и начальников отделов, которые были уволены после разоблачения УВС-1.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 фев 2018, 11:09

Беспримерное сражение у Волги, ставшее поворотным пунктом во Второй мировой войне, победоносно завершилось 2 февраля 1943 года. Вплоть до окончания битвы в Сталинграде шли уличные бои. Ожесточенный характер они приняли еще в сентябре 1942-го, в центральной и северной частях города были беспрерывными.
Бой в городе особый, отмечал позднее командующий легендарной 62-й армией Василий Чуйков: «Тут решает вопрос не сила, а умение, сноровка, изворотливость и внезапность. Городские постройки, как волнорезы, разрезали боевые порядки наступающего противника и направляли его силы вдоль улиц. Поэтому мы крепко держались за особо прочные постройки, создавали в них немногочисленные гарнизоны, способные в случае окружения вести круговую оборону. Особо прочные здания помогли нам создать опорные пункты, из которых защитники города косили наступающих фашистов огнем пулеметов и автоматов».
Одним из опорных пунктов, о важности которых говорил командарм-62, стало полуразрушенное здание в центральной части города. В историю Сталинградской битвы да и всей Великой Отечественной этот объект позднее вошел как дом Павлова. Его торцевая стена выходила на площадь 9 января (впоследствии – Ленина). На этом рубеже действовал 42-й полк 13-й гвардейской стрелковой дивизии, которая влилась в состав 62-й армии в сентябре 1942-го (комдив Александр Родимцев). Четырехэтажное кирпичное здание занимало важное место в системе обороны гвардейцев Родимцева на подступах к Волге, так как оттуда контролировалась вся окружающая местность. Можно было наблюдать и обстреливать занятую к тому времени противником часть города: на запад до одного километра, на север и юг – и того больше. Но главное – просматривались пути возможного прорыва немцев к Волге, до нее было рукой подать. Напряженные бои здесь продолжались более двух месяцев.
Тактическое значение дома оценил командир 42-го гвардейского стрелкового полка полковник Иван Елин. Он приказал командиру 3-го стрелкового батальона капитану Жукову захватить дом и превратить его в опорный пункт. 20 сентября 1942 года туда пробились бойцы отделения во главе с сержантом Павловым. А на третьи сутки подоспело подкрепление: пулеметный взвод лейтенанта Афанасьева (семь человек с одним станковым пулеметом), группа бронебойщиков старшего сержанта Собгайды (шесть человек с тремя противотанковыми ружьями), четверо минометчиков с двумя минометами под командованием лейтенанта Чернышенко и три автоматчика. Командиром опорного пункта был назначен лейтенант Афанасьев.
Гитлеровцы почти все время вели по дому массированный артиллерийский и минометный огонь, наносили по нему удары с воздуха, непрерывно атаковали. Но гарнизон «крепости» – так был помечен дом Павлова на штабной карте командующего 6-й германской армией генерал-полковника Паулюса – умело подготовил его к круговой обороне. Бойцы вели огонь из разных мест через амбразуры в заложенных кирпичом окнах и пробоины в стенах. Когда гитлеровцы пытались приблизиться к зданию, их встречал плотный пулеметный огонь. Гарнизон стойко отражал вражеские атаки и наносил гитлеровцам ощутимые потери. А главное – в оперативно-тактическом плане защитники дома не позволяли врагу прорваться к Волге на этом участке. Не случайно на карте Паулюса значилось, что в доме якобы находится батальон русских.
Сержант Павлов: герой без мифовЛейтенанты Афанасьев, Чернышенко и сержант Павлов наладили огневое взаимодействие с опорными пунктами в соседних зданиях – в доме, который защищали бойцы лейтенанта Заболотного, и в здании мельницы, где находился командный пункт 42-го стрелкового полка. На третьем этаже дома Павлова оборудовали наблюдательный пост, который гитлеровцы так и не смогли подавить. В одно из подвальных помещений провели телефонную линию и установили полевой аппарат. У этой точки был символический позывной «Маяк». «Небольшая группа, обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем гитлеровцы потеряли при взятии Парижа», – отмечал Василий Чуйков.
Дом Павлова защищали бойцы 11 национальностей – русские, украинцы, евреи, белорус, грузин, узбек, казах, калмык, абхаз, таджик, татарин... По официальным данным – 24 бойца. Реально – от 26 до 30. Были погибшие, раненые, но приходила замена. Сержант Павлов (родившийся 17 октября 1917 года на Валдае, в Новгородской области) в стенах «своего» дома отметил 25-летие. Правда, об этом нигде ничего не написано, а сам Яков Федотович и его боевые друзья на сей счет предпочитали отмалчиваться.
В результате беспрерывных артобстрелов здание было серьезно повреждено, одна торцевая стена почти полностью разрушена. Во избежание потерь от завалов по распоряжению командира полка часть огневых средств была вынесена за пределы здания. Несмотря на ожесточенные вражеские атаки, защитники дома Павлова, дома Заболотного и мельницы, превращенных гвардейцами в опорные пункты, продолжали держать оборону.
Как же удалось не только выжить в огненном аду, но и эффективно обороняться? Во-первых, и Афанасьев, и Павлов были опытными бойцами. Сержант с 1938 года в Красной армии, до Сталинграда был командиром пулеметного отделения, наводчиком орудия. Во-вторых, бойцам очень помогли оборудованные ими запасные позиции. Перед домом находился зацементированный склад горючего. К нему прорыли подземный ход. Метрах в тридцати от дома был люк водопроводного туннеля, к которому бойцы тоже прорыли подземный ход. По нему к защитникам дома поступали боеприпасы и скудные продпайки. При артобстрелах все, кроме наблюдателей и боевого охранения, спускались в убежища. В том числе и остававшиеся в доме мирные жители (когда Павлов и его бойцы заняли дом, их было около трех десятков – женщин, стариков, детей), которых по разным причинам не могли сразу эвакуировать. Прекращался обстрел, и весь немногочисленный гарнизон снова был на своих позициях в здании, снова вел огонь по врагу. 58 дней и ночей держал оборону. Бойцы покинули опорный пункт 24 ноября, когда полк вместе с другими частями перешел в контрнаступление.
Страна высоко оценила подвиг защитников дома. Все они были удостоены правительственных наград. А сержанту Павлову присвоили звание Героя Советского Союза. Правда, уже после войны – Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года, после того, как Яков Федотович вступил в партию.
Исторической правды ради отметим, что реально обороной дома-форпоста руководил лейтенант И. Ф. Афанасьев (1916–1975). Ведь он был старшим по званию. Но Афанасьев не был удостоен звания Героя. Наверху решили представить к высокому званию младшего командира, который вместе со своими бойцами первым прорвался к дому и занял там оборону. Уже после боев кто-то сделал соответствующую надпись на стене здания. Ее видели военачальники, военные корреспонденты. Под наименованием «дом Павлова» объект изначально значился и в боевых донесениях. Так, здание на площади 9 января вошло в историю как дом Павлова.
А как же лейтенант Афанасьев? Иван Филиппович был человеком очень скромным и никогда не выпячивал своих заслуг. Фактически он остался в тени последующей славы своего подчиненного. Хотя боевые заслуги Якова Федотовича бесспорны. Павлов, несмотря на ранение, и после Сталинграда оставался в действующей армии, уже как артиллерист. И в другой части. Войну завершил на Одере старшиной. Позднее ему присвоили офицерское звание.
На сегодня в городе-герое осталось примерно 1200 непосредственных участников Сталинградской битвы (примерно, потому что их становится все меньше). В этом списке по праву мог бы быть и Яков Павлов – ведь его приглашали поселиться в восстановленном городе. Герой был очень общительным, много раз встречался с жителями, пережившими войну и поднявшими его из руин, с молодежью. Яков Федотович жил заботами и интересами города на Волге, участвовал в мероприятиях по патриотическому воспитанию.
Легендарный дом Павлова в городе стал первым восстановленным зданием. И первым был телефонизирован. Причем часть квартир там получили те, кто приехал на восстановление Сталинграда со всех концов страны. Мемориальная надпись на стене гласит: «Этот дом в конце сентября 1942 года был занят сержантом Павловым Я. Ф. и его боевыми товарищами Александровым А. П., Глущенко В. С., Черноголовым Н. Я. В течение сентября-ноября 1942 года дом героически защищали воины 3-го батальона 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской ордена Ленина стрелковой дивизии: Александров А. П., Афанасьев И. Ф., Бондаренко М. С., Воронов И. В., Глущенко В. С., Гридин Т. И., Довженко П. И., Иващенко А. И., Киселев В. М., Мосиашвили Н. Г., Мурзаев Т., Павлов Я. Ф., Рамазанов Ф. 3., Сараев В. К., Свирин И. Т., Собгайда А. А., Тургунов К., Турдыев М., Хайт И. Я., Черноголов Н. Я., Чернышенко А. Н., Шаповалов А. Е., Якименко Г. И.». Но три фамилии не названы…
Все оставшиеся в живых защитники дома, вошедшего в историю, всегда были у горожан самым дорогими гостями. В 1980 году Якову Федотовичу было присвоено звание «Почетный гражданин города-героя Волгограда». Но... сразу после демобилизации в августе 1946-го герой вернулся на родную Новгородчину. Работал в партийных органах в городе Валдае. Получил высшее образование. Трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР от Новгородской области. К боевым наградам добавились мирные: ордена Ленина и Октябрьской Революции, медали...
Яков Федотович ушел из жизни в 1981 году – сказались последствия фронтовых ранений. Но так уж случилось, что вокруг дома сержанта Павлова и его самого сложились легенды и мифы. Их отголоски можно услышать и сейчас. Так, много лет молва гласила, что Яков Павлов вовсе не умер, а принял монашеский постриг и стал архимандритом Кириллом. Об этом, в частности, сообщила одна из центральных газет.
Так ли это, выясняли сотрудники Волгоградского государственного музея-панорамы Сталинградской битвы. И что же? Отец Кирилл в миру действительно был Павловым. Но – Иваном. Он участвовал в Сталинградской битве. Причем тогда и Яков, и Иван были сержантами, а войну оба закончили младшими лейтенантами. Иван Павлов в начальный период войны служил на Дальнем Востоке, а в октябре 1941 года в составе своей части прибыл на Волховский фронт. Потом – Сталинград. В 1942-м был дважды ранен. Но выжил. Когда бои в Сталинграде стихли, Иван случайно нашел среди завалов опаленное Евангелие. Он посчитал это знаком свыше, и обожженное войной сердце подсказало: оставь томик у себя.
В рядах танкового корпуса Иван Павлов с боями прошел Румынию, Венгрию и Австрию. И повсюду с ним в вещмешке была обгоревшая церковная книжица из Сталинграда. Демобилизовавшись в 1946-м, он отправился в Москву. В Елоховском соборе поинтересовался: как стать священником. Как был, в военной форме, отправился поступать в духовную семинарию. Спустя много лет сотрудники военкомата подмосковного Сергиева Посада спросили архимандрита Кирилла: что сообщить наверх о защитнике Сталинграда сержанте Павлове? Кирилл ответил: его нет в живых.
Но и это еще не конец нашей истории. В ходе поисков сотрудникам музея (я бывал там, как и в самом доме Павлова, много раз еще студентом, потому что до армии учился в расположенном рядом вузе) удалось установить следующее. Среди участников Сталинградской битвы были трое Павловых, ставших Героями Советского Союза. Помимо Якова Федотовича, это танкист капитан Сергей Михайлович Павлов и пехотинец гвардии старший сержант Дмитрий Иванович Павлов. На Павловых, как и на Ивановых, Петровых, Россия держится.
Что же касается защитников легендарного дома, до наших дней дожил лишь один из них. Это узбек Камолджон Тургунов. После победы на Волге он дал обет: у него будет столько сыновей и внуков, сколько погибло его товарищей в Сталинградском сражении. И действительно, выразить почтение аксакалу приходили его 78 внуков и больше тридцати правнуков. Последний защитник дома Павлова, оборонявший его с ПТР, намного пережил Ивана Афанасьева, Якова Павлова и других однополчан. Тургунов ушел из жизни 16 марта 2015 года. Ему было 93…
Автор: Владимир Рощупкин Первоисточник: https://vpk-news.ru/articles/41139
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 фев 2018, 11:21

«Крушил колом головы»: впервые опубликованы документы о страшных грузинских событиях
В свет выходит книга Александра Хинштейна «Конец Атлантиды. Почему Путин никогда не станет Горбачевым»
7 февраля 2018 в 19:30, просмотров: 58362
«Конец Атлантиды. Почему Путин никогда не станет Горбачевым» — так называется новая книга нашего многолетнего обозревателя, известного публициста, советника директора Росгвардии Александра ХИНШТЕЙНА.
Что стало бы с Советским Союзом, если б в 1985 году к власти пришел не Горбачев, а Путин, и наоборот; какая участь была уготована России, возглавь ее в 2000-м не Путин, а человек, подобный Горбачеву? Действительно ли СССР был обречен на развал или у него оставался изрядный запас прочности, а вторая экономика в мире способна была обеспечить разумные реформы без ломки всей системы? Почему Союз оказался «тюрьмой народов» лишь для 14 национальностей из 140 и что общего между «цветными революциями» в СНГ, СССР и Восточной Европе?
Написанная в жанре альтернативной истории книга отвечает на большинство этих и других непростых вопросов. Перемещая двух президентов сквозь пространство и время, сопоставляя их действия в аналогичных ситуациях, автор убедительно доказывает, что Союз вполне реально было сохранить, ибо фактор личности в отечественной истории всегда является ключевым.
Сегодня мы публикуем в сокращении одну из глав новой книги.

Непрекращающийся с 6.04.1989 г. митинг у Дома правительства в Тбилиси. Плакат в толпе на английском языке: «Нет русской коммунистической империи!».
…Саперные лопатки — вот первое, что память выталкивает наверх, едва речь заходит о тбилисских событиях. Именно такими лопатками в ночь на 9 апреля 1989 года советские солдаты будто бы рубили мирных демонстрантов, не щадя ни старух, ни школьниц, ни беременных женщин.
Советская военщина безжалостно потопила в крови свободолюбивую Грузию: примерно так в народном сознании выглядят до сих пор эти события, имевшие необратимые последствия для страны.
Эта мастерски срежиссированная и раскрученная пропагандистская страшилка оказалась поразительно живучей. Миллионы людей верят в нее уже почти три десятилетия, а в Грузии, при Саакашвили, она и вовсе была возведена на высший государственный уровень.

фото: Геннадий Черкасов
Расследование тбилисских событий начиналось громогласно, на всю страну, под барабанную дробь съезда и гневные крики общественности. Завершалось же оно почти незаметно, неслышно: просто открывшаяся истина оказалась никому не нужна, ибо шла вразрез с устоявшейся «генеральной линией». Да и Грузия к тому моменту де-факто уже от Москвы отделилась; чего махать кулаками после драки?
С тех пор, почти 30 лет, материалы уголовного дела №6-89, завершенного Генпрокуратурой СССР в феврале 1991-го, так и остаются неизвестными широкой публике. Мы впервые публикуем эти чудом сохранившиеся уникальные документы.
Выкиньте из головы то, что вы прежде слышали и читали о «черном апреле». Едва ли не всё, о чем сообщала пресса и заявляли с трибун депутаты, на поверку оказалось ложью.
Не было ни зарубленных, ни отравленных газами людей. Из 19 погибших ни один не пал от рук военных (18 затоптала толпа), а число пострадавших солдат и офицеров (189 человек) оказалось куда больше, чем «мирных демонстрантов» (154). И никаких ядовитых, смертоносных газов спецназом тоже не применялось: обыкновенная «Черемуха», стоящая на вооружении всех полиций мира.
Что же до злосчастных саперных (правильно — малых пехотных) лопаток, то пострадали от них лишь 4 человека, получивших легкие (!) телесные повреждения. Вот только не солдаты рубили митингующих, а, напротив, сами защищались от них…
Я заранее прошу у читателя прощения за чрезмерное увлечение деталями и обилие документов, которые намерен цитировать. Отказаться от них — выше моих сил. Вкупе с рассказами очевидцев эти никогда не публиковавшиеся прежде материалы дела № 6-89 дают уникальную возможность, точно в микроскопе, рассмотреть всю изнанку провокации исторического масштаба; увидеть тайные пружины и технологии сепаратизма.
■ ■ ■
Первый звонок в Грузии прозвенел еще в октябре 1987 года, когда группа националистически настроенных диссидентов объявила о создании неформального «Общества Ильи Чавчавадзе».
Все эти люди прежде были неоднократно судимы за диссидентскую деятельность: Мераб Костава — четырежды, Звиад Гамсахурдия — трижды, их сподвижники Георгий Чантурия, Ираклий Церетели, Тамара Чхеидзе — дважды. (О мелюзге, имевшей по одной ходке, я даже не упоминаю.)
Хотя бы уже поэтому охранка просто обязана была не спускать с профессиональных смутьянов глаз. И, вполне возможно, не спускала. Только никаких ответных мер принимать никто не спешил.
А ведь уже в первом документе цели и задачи «Общества» заявлялись определенно: «Выделение Грузии из состава СССР и создание независимой республики». Однако вместо того, чтоб погасить смуту в зародыше, власть милостиво позволила очередному джинну вырваться из бутылки.
Уже к осени 1988-го республику охватила череда несанкционированных митингов, демонстраций, пикетов. Против чего протестовать, вчерашним диссидентам было совершенно не важно: в связи со строительством Худони ГЭС и каскада электростанций на реке Ингури, за спасение памятников истории, отмену цензуры, в защиту чистоты грузинского языка. Единственное, что объединяло эти столь разноплановые протесты, — неприкрытая антиимперская, националистическая риторика.
В 20-х числах ноября студенты тбилисских вузов с подачи Гамсахурдия и Коставы заняли ступени Дома правительства, где размещались Верховный Совет и Совмин ГССР. Они призвали народ к всеобщей забастовке вплоть до полного разрушения кремлевской тирании. (Формальным поводом стало обсуждение депутатами поправок в конституцию.)
С каждым днем Майдан разрастался. К 26 ноября, по официальным подсчетам властей, в забастовке-голодовке участвовало уже до 500 человек. Одновременно митинги заполыхали по всему Тбилиси. Накал страстей возрастал, а вместе с ним рос и градус лозунгов оппозиции.
Гамсахурдия, Костава и их сторонники требовали теперь уже репараций от Москвы за «оккупацию», незамедлительного вывода советских войск и создания национальной гвардии, лишения Абхазии, Аджарии и Южной Осетии статуса автономий, закрытия всех негрузинских школ, вузов, театров, газет. Тогда же на проспекте Руставели прозвучал призыв: «Лучше погибнуть здесь, чем находиться под игом Кремля».
В ходе допроса по уголовному делу о тбилисских беспорядках командующий ЗакВО генерал-полковник Игорь Родионов покажет: «Уже в ноябре 1988 года руководством республики решался и ставился вопрос о вводе в Тбилиси особого положения. Войска гарнизона неоднократно брали под охрану правительственные и другие жизненно важные объекты…»
Первую волну, однако, удалось кое-как загасить. 29 ноября с успокоительным обращением к грузинскому народу выступил сам Горбачев. Вопреки недовольству их лидеров, голодающие стали расходиться.
Никаких уроков из этих событий власть, однако, для себя не вынесла. С начала 1989-го митинговая лихорадка вновь охватывает Тбилиси. 25 февраля неформалы проводят массовые траурные шествия, приуроченные к дате установления в Грузии в 1921 году советской власти. На сходе у Дома правительства они оглашают декларацию: признать вхождение Грузии в состав СССР неправомерным, как итог ее вооруженного захвата и дальнейшей оккупации. С этого момента акции оппозиции нарастают как снежный ком. Уже к апрелю в Тбилиси и других городах пройдет 28 несанкционированных митингов, в которых примет участие 200 тыс. человек.
С весны 1989-го начинает формироваться «Легион грузинских соколов», куда усиленно сзывают молодых, физически крепких мужчин, воинов-«афганцев», спортсменов (цитирую вербовочную листовку, до боли схожую с будущими листовками украинского «Правого сектора»). Эмиссары неформалов беспрепятственно (!) обходят предприятия, вузы, объезжают села и города, поднимая людей на борьбу. По всей Грузии формируется революционная сеть. В геометрической прогрессии растут тиражи оппозиционных брошюр и газет.

Плакаты в толпе: «СССР — тюрьма народов». (Фото из уголовного дела.)
На руку сепаратистам и волнения, разгорающиеся в Абхазии и Южной Осетии; собственно, они сами же их и провоцируют. Очень удобная тактика: кидать камни, а потом возмущаться звоном разбитого стекла.
Своими шовинистическими выпадами «звиадисты» просто не оставляют абхазам, осетинам и аджарцам другого выхода: они требуют упразднить их автономии, отобрать ряд «исконно грузинских» земель, сделать единственным государственным языком грузинский, запретить межнациональные браки и преподавание абхазской, аджарской, осетинской истории, переименовать все населенные пункты на грузинский манер.
«Абхазская нация исторически никогда не существовала, — во всеуслышание объявляет Гамсахурдия. — Если эти племена поймут это, мы встанем рядом с ними, но только при том условии, чтобы они восстановили историческую справедливость и уступили нам нашу землю».
Противоречия между Грузией и ее автономиями имели слишком глубокие корни. Эти очередные сталинские мины рано или поздно должны были непременно взорваться; окончательно обезвреживать их придется уже Путину с Медведевым почти через 20 лет после описываемых событий.
(До 1917 года и Южная Осетия, и Абхазия ни малейшего отношения к Грузии не имели. Обе эти территории были присоединены к России совершенно автономно, и только после революции, волевым решением Сталина, вошли в состав Грузинской ССР.)
Стрелы раздора и ненависти, пущенные с тбилисских митингов, летели до Абхазии недолго. Автономия забурлила. Начались массовые сходы и демонстрации.
В противовес «Легиону грузинских соколов» спешно стали создаваться Народный фронт и отряды самообороны. Пошли первые стычки между абхазами и грузинами — пока еще единичные, но уже весьма симптоматичные. В воздухе все острее запахло гражданской войной.
18 марта 1989 года на 30-тысячном митинге в селе Лыхны, древней столице Абхазского царства, собравшиеся единогласно приняли обращение к ЦК КПСС и советскому правительству: «…Восстановить статус Советской Социалистической Республики Абхазия, какой она была провозглашена в 1921 году». Это означало выход из состава Грузии. Первыми обращение подписали члены бюро абхазского обкома в полном составе.
Наконец у тбилисских националистов появился долгожданный образ врага. Не абстрактная и призрачная, а самая что ни на есть осязаемая угроза, способная объединить людей, — потеря земель. А тут еще волнения забурлили и в Цхинвале, где оскорбленные осетины также заявили о желании перейти под прямую юрисдикцию Москвы.
Почти ежедневно националисты собирают в Тбилиси несанкционированные антиабхазские и антиосетинские митинги, накручивая людей. 4 апреля очередную сходку Гамсахурдия проводит в госуниверситете: именно ей было суждено стать тем камнем, за которым последует окончательный горный обвал. Трудно поверить в случайность: в этот день в стране началось подведение итогов выборов народных депутатов СССР — первой альтернативной кампании за всю советскую историю.
Вечером, после шумного митинга в ТГУ, Гамсахурдия ведет возбужденную толпу (две тысячи студентов) к Дому правительства: там тоже бушует митинг. Когда колонна дошла до Дома правительства, вместе с митингующими их набралось уже около 5 тысяч. Не расходились вплоть до 4 часов утра, пока не приняли гневную резолюцию:
«Объявить национальную неподчиненность властям Грузии; образовать временное правительство Грузии; упразднить абхазскую, аджарскую и юго-осетинскую автономии».
По призыву лидеров — Гамсахурдия, Коставы, Церетели — группа студентов в 30–40 человек остается сидеть на ступеньках. Они объявляют бессрочную голодовку, «пока Грузия не станет независимым государством».
Уже на другой день голодающих под сотню. С этого момента митинг и голодовка у Дома правительства больше не прекращаются. Число участников растет в геометрической прогрессии.
«Мы не уступим судьбу 250 тысяч грузин озверевшей толпе абхазов!» — бросает в массы Гамсахурдия.
На самом деле абхазский вопрос был лишь поводом. Даже спешная отставка 6 апреля секретаря абхазского обкома Адлейбы не впечатлила толпу, скорее только еще раззадорила.
Теперь весь пыл собравшихся обращен в сторону Москвы. Главной целью Майдана называется «освобождение» Грузии. Начавшись как антиабхазский и антиосетинский, митинг окончательно становится антисоветским и антирусским. Многочисленные плакаты и лозунги не дают в том усомниться. Цитирую по материалам уголовного дела: «Давить русских!», «СССР — тюрьма народов!», «Долой прогнившую российскую империю», «Оккупанты, убирайтесь из Грузии!», «Русские — оккупанты!», «Русские, убирайтесь из нашего дома!».
К 7 апреля число митингующих перед Домом правительства доходит до 10–12 тысяч. Организованными колоннами прибывают протестующие из других городов, коллективы предприятий и учреждений. Очень много студентов и школьников.
В свою очередь, разворачивается и забастовка в Абхазии. Там также встают предприятия, учебные заведения. Бушуют митинги. Волнения начинаются и в Южной Осетии. Еще немного — и республику не удержать.
■ ■ ■
А что же официальные власти?
Почти ежедневно бюро ЦК КП Грузии экстренно проводит закрытые заседания. 5 апреля впервые ставится вопрос о разгоне демонстрантов.
Единственный, кто голосует против, — командующий ЗакВО генерал Родионов.
Впрочем, без согласия Москвы о каком-либо применении силы речи идти не может, но центр безмолвствует. Горбачева в стране нет, укатил с иностранными визитами, а в его отсутствие брать на себя ответственность никто не решается.
«И 5-го, и 6-го, и даже 7 апреля можно было решить вопрос очистки центра города от митингующих силами МВД…» — скажет потом на допросе генерал Родионов.
В материалах дела сохранились многочисленные шифротелеграммы Родионова (позывной «Фиалка») министру обороны Язову. Еще 7 апреля командующий округом предлагал силами МВД арестовать лидеров митинга, рассеять собравшихся и не допускать новых людских скоплений. Сделать это можно было относительно безболезненно: по ночам митингующие расходились, оставляя на площади лишь сотню-другую голодовщиков.
Это были как раз те решающие сутки, после которых маховик не раскрутить назад. Уже с 8 апреля народ перестанет покидать тбилисский Майдан по ночам. Но все тревожные сигналы так и остались без ответа. Ждали барина…
Горбачев вернется из Лондона только 7-го вечером. Прямо в аэропорту, выслушав доклады соратников, генсек наконец санкционирует зачистку.
К исходу 8 апреля в Тбилиси начинает прибывать подкрепление: 4-й мотострелковый полк дивизии внутренних войск им. Дзержинского, бойцы Воронежского и Пермского ОМОНов, курсанты Горьковской школы милиции. Под утро из Кировабада перебрасывают части 345-го парашютно-десантного полка.
Формально приказы об отправке войск подписывают врио министра внутренних дел Иван Шилов и начальник Генштаба Михаил Моисеев. Фактически же генералы лишь исполняют волю Кремля. Сам Шилов также подтвердил мне: прежде чем подписать приказ, он набрал Горбачева. В ответ из трубки прозвучала до боли знакомая фраза (не в первый и не в последний раз): «Вы профессионалы, вам видней…»

Перегороженные самосвалами подходы к Дому правительства, ставшие причиной массовой давки. (Фото из уголовного дела.)
По настоянию Родионова власти прибегают к последнему аргументу — попытке психологического устрашения. 8 апреля генерал поднимает над Тбилиси военные вертолеты. Они специально летят низко-низко, почти над землей, дабы продемонстрировать: у Кремля есть еще порох в пороховницах.
В полдень на улицы города выдвигаются колонны БМП и БМД. Две из них, в сопровождении патрульных машин ГАИ, поочередно должны пройти по проспекту Руставели — охолонить митингующих, — но их встречает жесточайшее сопротивление. Колонны вынуждены повернуть восвояси.
Замышляя психическую атаку, военные рассчитывали напугать мятежников, но вышло в точности наоборот: они лишили их последних остатков страха.
Уже с 13 часов группы молодежи начинают блокировать подходы к проспекту Руставели и Дому правительства. Они сгоняют груженые самосвалы, автобусы, перегораживая узкие улочки, выходящие на проспект.
Митингующие, в особенности бойцы «Легиона грузинских соколов», активно готовятся к обороне. В соседнем Доме художников развернут медпункт, подогнаны кареты «скорой помощи». Молодежь (студенты, школьники) приносит с собой прутья, ножи, камни, палки, цепи, арматуру. Много топоров для рубки лозы. Женщины готовят содовые растворы, марлевые повязки: заранее объявлялось, что войска будут применять газы.
Но, несмотря на это, жители всё идут и идут на проспект Руставели. Большинство тех, кто погибнет в ту ночь, присоединятся к митингу как раз 8 апреля, непосредственно перед его разгоном.
Топот кирзы по тбилисской мостовой задел даже далеких от политики людей. Психологически это был огромный просчет властей: они не учли фактора национального достоинства кавказцев. Никто не вспоминал теперь, из-за чего, собственно, начался бессрочный митинг; гнев и возмущение вызывал уже сам факт ввода войск. В такие минуты нации и сплачиваются воедино.
Какой-либо внятной информации до населения не доводили. Вплоть до 7 апреля растерянные власти просто пытались замолчать митинг-голодовку. Не было ни официальных заявлений, ни сообщений СМИ, ни телерепортажей. Немудрено, что информационный вакуум полностью заняла оппозиция. Романтический образ демонстрантов, героев и мучеников начал лепиться уже тогда в лучших традициях фольклорного творчества.
Отныне чуть ли не в каждом выступлении ораторов звучит клич стоять до конца: до последней капли крови. Лидерам революции очень нужна кровь.
Зачем? «Демократ» Мераб Костава доходчиво объяснил там же, 8 апреля, на Майдане у Дома правительства: «Войска ООН вводятся в другие государства, когда там имеются «горячие точки», проливается кровь…»
■ ■ ■
…Окончательное решение о разгоне митинга было оформлено вечером 8 апреля на закрытом заседании бюро ЦК КП Грузии: голосовали единогласно, а министр внутренних дел Шота Горгодзе даже предложил немедленно арестовать лидеров митингующих.
Понимали ли эти люди все риски своего решения? Разумеется. Но гордиев узел затянулся уже слишком туго, распутывать было поздно, оставалось только рубить.
Это как в истории с Болотной площадью в 2012-м. А не примени полиция силу, кто знает, чем обернулось бы дело. Недаром ораторы звали уже на приступ Кремля…
Агрессивных, вооруженных людей миром было не остановить, тем более что 9 апреля Гамсахурдия давно объявил днем генеральной репетиции возможностей грузинского народа и началом похода на Абхазию.
«Сложилась безвыходная, тупиковая ситуация, — четко разложит на допросе 2-й секретарь грузинского ЦК Борис Никольский, — когда непринятие мер грозило непоправимыми последствиями, массовым кровопролитием, а правомерные действия по поддержанию порядка, в случае активного сопротивления экстремистов, могли привести к жертвам…»
По плану операции, разработанному к полуночи генералами Родионовым и Ефимовым (начальником оперативного управления Главкомата ВВ), основные усилия возлагались на 4-й полк дивизии Дзержинского (650 штыков), а также на 2 батальона внутренних войск, дислоцированных в Тбилиси (600). Десантников, омоновцев и курсантов к самому вытеснению привлекать не планировалось: им надлежало взять под охрану Дом правительства и подходы к нему уже после зачистки.
Свои задачи были поставлены и перед грузинской милицией: самое главное — ей поручалось деблокировать прилегающие к проспекту Руставели улочки, дабы обеспечить проход бойцам внутренних войск.
Суть операции емко изложена в прокурорском постановлении: «Освободить пр-т Руставели и площадь перед Домом правительства от митингующих, для чего произвести их фронтальное вытеснение по проспекту с рубежа — пл. Ленина в направлении пл. Республики».
С самого начала операцию готовили как максимально бескровную. Ради того, чтобы избежать жертв, колонны бойцов должны были идти не клином, а шеренгами: выдавливать, но не рассекать толпу, хотя последнее куда эффективней. Между прочим, термин «зачистка» не встречается ни в одном из документов, исключительно — «вытеснение».
Боевое оружие (пистолеты) раздали лишь офицерам. Солдаты ВВ были экипированы исключительно резиновыми дубинками и щитами, десантники — вообще одними малыми пехотными лопатками. В случае сопротивления предполагалось также использовать пожарные водометы.
Старт операции назначили на 4 утра. К этому времени угрозыск МВД Грузии должен был уже обезглавить толпу, задержав главных зачинщиков беспорядков: Гамсахурдия, Коставу, Церетели. Но план начал рушиться, толком не успев начаться…
С явного попустительства генерала Горгодзе МВД Грузии не выполнило ни одной из поставленных задач. Подходы к проспекту Руставели так и не были расчищены, части грузинской милиции не вышли на отведенные им участки, никто не обеспечил эвакуацию пострадавших.
За несколько часов до операции Горгодзе, еще днем требовавший самых суровых мер, вообще отменил свой приказ об аресте лидеров оппозиции, ссылаясь на союзного министра Бакатина.
В наступающих трагических событиях грузинская милиция принимать участие не будет, разве что на стороне митингующих. Именно ее пассивность и вероломство кардинально изменили дальнейший расклад.
Командующий временной группировкой МВД генерал-майор Юрий Ефимов скажет на допросе: «Заявляю определенно: если бы республиканской милицией распоряжение №18 и план были бы выполнены в полном объеме, ход операции мог быть иным».
Вслед за милицией дрогнули и чекисты. Председатель КГБ Грузии Гумбаридзе отозвал с площади всех своих сотрудников, рассеянных накануне среди демонстрантов. Экипажи пожарных расчетов (по плану — 10, прибыло — 4) наотрез отказались применять водометы против толпы.
Из-за саботажа местных водителей несколько часов на место не могли выдвинуться отряды Горьковской ВШМ, пермского и воронежского ОМОНа. В итоге к решающим событиям они опоздают…
Таким образом, вместо ожидаемых 3 тысяч штыков генералам удалось собрать в два раза меньше — 1,7 тысячи. Но отступать было некуда.
Ровно в 4 часа утра дзержинцы тремя шеренгами двинулись по всей 30-метровой ширине проспекта Руставели. Перед ними медленно тянулось 6 «бэтээров». Сзади, по левому и правому флангам, шли кировабадские десантники.
Митингующие, однако, сдаваться не собирались. Несмотря на глубокую ночь, здесь находилось от 8 до 10 тысяч. Увести их с площади не смог даже патриарх-католикос Грузии Илия II. Когда убеленный сединами патриарх призвал всех последовать за ним на молитву в соседнюю Кашветскую церковь, 28-летний революционер Церетели выхватил у Илии микрофон.
Все, что происходило дальше, следствие сумело восстановить буквально поминутно, тем более что сразу с нескольких точек хронику событий бесстрастно фиксировали видеокамеры КГБ.
4.00. Начало операции. Приказ на выдвижение колонне внутренних войск отдает командующий ЗакВО Родионов.
4.02. Первые нападения митингующих на солдат. В них швыряют камни, бутылки, палки. Еще до подхода к площади 6 военнослужащих получили телесные повреждения разной степени тяжести.
4.04. Демонстранты пропускают «бэтээры» по проспекту Руставели, после чего вновь смыкают ряды, готовясь к отпору.
4.05. Достигнув площади у Дома правительства, солдатские колонны останавливаются. В шеренгах образовываются проходы для эвакуации людей. Командир 4-го полка подполковник Бакланов через мегафон в очередной раз предлагает собравшимся разойтись. Ответом ему — новая волна ожесточенного сопротивления.

Утро у Дома правительства.
4.06. Дзержинцы входят «в соприкосновение с митингующими в районе правого крыла Дома правительства, пытаясь потеснить их с помощью щитов». Начинаются активные столкновения.
Вопреки всем последующим рассказам, солдаты начали применять дубинки лишь в ответ на агрессию демонстрантов. В нападениях и атаках на них участвовало от 500 до 1000 человек; в основном это были молодые и физически крепкие мужчины, преимущественно спортсмены. Сами они на допросах особо потом и не отпирались:
Бакрадзе, 25 лет: «Мы просто озверели от увиденного и, как могли, стали избивать солдат. В руках у нас были палки. Я лично разломал скамейку у 1-й средней школы и с этим колом пошел крушить солдатские головы, правда, жаль, что они были в стальных касках… Ребята отнимали дубинки, ломали щиты…»
Лолуа, 29 лет: «…Молодые люди взяли камни и арматуру на стройке в Александровском саду и бросали в солдат… Я вступил в близкую борьбу с одним из солдат… Пластмассовый щит я разбил рукой, нанес ему удар кулаком в лицо и хотел даже сломать челюсть…»
Мерабишвили: «У некоторых ребят были в руках камни. Двух солдат повалили на землю и стали их бить. Солдаты не шевелились, возможно, они были мертвы, так как они все были в крови…»
Один из девятнадцати погибших в беспорядках — 32-летний Шалва Квасролиашвили — типичный герой того времени. Каратист, рост метр восемьдесят, ранее судим за кражи. 8 апреля специально приехал на митинг из Телавского района. Находился в первых рядах сопротивления.
«…В прыжках наносил сильные удары по щитам военнослужащих в/ч 3419, вырывал у них щиты руками. При падении на асфальт после очередного прыжка Квасролиашвили ударился головой о камень… после кратковременной потери сознания был доставлен в медпункт, а затем в больницу, где скончался от этой травмы» (из постановления Генпрокуратуры).
Бескровное вытеснение явно начинает захлебываться. Демонстранты прорывают левый фланг и просачиваются сбоку в тыл шеренгам. Сил не хватает — омоновцы и курсанты не подъехали до сих пор, запланированные резервы грузинской милиции отсутствуют, а тбилисский батальон внутренних войск не может пробиться к проспекту через забаррикадированные улочки (спасибо министру Горгодзе!). Еще немного, и наступление будет опрокинуто.
И тогда генерал Родионов принимает вынужденное решение: временно прикрыть левый фланг силами десантников. Примерно в 4.20 к дзержинцам присоединяется часть парашютно-десантного батальона (59 человек). Именно тогда на проспекте и появились злополучные лопатки: ничем другим отбиваться «голубые береты» просто не могут, дубинок им не выдавалось.
Десантники участвуют в вытеснении недолго. Уже через 10 минут их сменяет долгожданный батальон внутренних войск, преодолевший таки баррикады. В дальнейшем «крылатая пехота» будет задействована лишь в охране и оцеплении зачищенного периметра, как и предполагалось изначально по плану.
Но этих 10 минут с лихвой хватило, чтобы родить миф о кровавых саперных лопатках. Если булыжник был орудием пролетариата, то лопатка станет главным оружием тбилисских «карателей».
4.24 — на проспекте появляются автомашины «скорой помощи», начинается эвакуация раненых.
4.28 — колонны дзержинцев достигают рубежа Дома правительства…
Вновь прервем хронологию событий и обратимся к плану проведения операции, тем более что никогда прежде он не публиковался. Эта схема дает предельно ясную картину, как действовали войска.
Проспект Руставели — главная артерия Тбилиси, как Тверская — в Москве, Невский — в Петербурге, а Большая Садовая — в Ростове. Широкий и абсолютно прямой, он идет от площади Ленина (старт колонны) до площади Республики (точка вытеснения). Это немногим более километра: продолжая аналогию с Тверской — примерно как от Пушкинской до Манежной.
Со всех сторон на проспект выходят помпезные, сталинского ампира дома: жилья тут практически нет. Каждое здание — это по сути целый квартал, омываемый с обеих сторон узкими улочками: в общей сложности на проспект Руставели их выходит аж 15.
Часть этих улочек — уже за Домом правительства по направлению к площади Республики — до конца операции оставались свободными; все желающие могли беспрепятственно отступить и уйти через них. Кроме того, солдаты периодически образовывали в своих цепях коридоры, выпуская из давки женщин и детей.
«Многие сотни людей по этому коридору были выведены на ул. Чичинадзе и тем самым спасены от гибели в давке, — скажет на допросе начальник тбилисской милиции полковник Гвенцадзе. — Если бы этого не было сделано, то в давке погибли бы, на мой взгляд, не менее 300 человек».
Основная давка происходит у ступеней Дома правительства, где расположились голодающие. Все жертвы той ночи погибнут именно здесь. И опять же, вопреки будущим легендам, отнюдь не по вине военных.
В момент, когда солдатские цепи подошли к Дому правительства, Гамсахурдия призвал голодающих сесть на землю, ступени, парапеты — кто где находится. Покидать поле боя он запретил.
Но когда шеренги вместе с отступающими стали напирать, им просто оказалось некуда деться; улицы Чичинадзе и Чанадзе, окружающие здание, из-за предательства милиции по-прежнему были перегорожены техникой. Людей зажало, точно в узком бутылочном горлышке, в отличие от Гамсахурдия, который вовремя успел скрыться.
Ровно то же — только в больших размерах — происходило и на Ходынке при коронации Николая, и в центре Москве на похоронах Сталина. Мечущаяся, ослепленная толпа — страшная стихия. Упал, поскользнулся — и спасения нет...
Сухой итог: 16 человек погибли на месте, еще трое скончаются потом в больницах…
…Примерно в 4.30–4.35 площадь перед Домом правительства была освобождена, а протестующие оттеснены вниз, в сторону площади Республики. Мирных демонстрантов здесь давно уже не осталось.
Отступая по проспекту Руставели, революционеры забрасывают солдат камнями, бутылками, взрывпакетами, взбираются на балконы и крыши домов. Со стороны площади Республики и перпендикулярных улочек к ним присоединяются все новые сторонники. Их уже несколько тысяч. Они переворачивают машины, пытаются возводить баррикады, таранить солдатские колонны грузовиками. (На маршруте от Дома правительства до площади Республики будет травмировано и ранено еще 33 военнослужащих.)
Сейчас бы пару водометов — и проспект во всех смыслах окажется чистым, но грузинские огнеборцы по-прежнему отказываются задействовать пожарные расчеты. Не помогает даже вмешательство командующего группировкой МВД СССР Юрия Ефимова: грузинский брандмейстер отвечает советскому генералу, что подчиняется одному только министру Бакатину. Чтобы рассеять толпу, командир полка Бакланов вынужден применить слезоточивый газ.
«Разъяренная толпа забросала нас градом камней, бутылок, прутьев металлических, а по бронетранспортерам бросали скамейки деревянные, разбили все фары, габаритные огни, — описывал он впоследствии обстановку. — У личного состава было разбито 30% щитов… Автобус с ранеными (военнослужащими. — Авт.) был забит полностью. Бесчинствующие митингующие в автобусе и санитарных машинах разбили стекла. Я доложил обо всем генералу Ефимову и… по его приказу поставил задачу применить специальные средства «Черемуха».
Только к 5 утра проспект Руставели наконец очищен от демонстрантов. Все объекты и кварталы взяты войсками под охрану.
Когда утром тбилисцы проснутся, они не сразу осознают, что перед ними лежит уже совсем другая страна.
«Зарубленные лопатками, загубленные газами»: ложь и правда о грузинской трагедии
Отрывок из новой книги Александра Хиншейна «Конец Атлантиды. Почему Путин никогда не станет Горбачевым»
8 февраля 2018 в 14:19, просмотров: 26055
Мы публикуем продолжение отрывка из выходящей в свет книги публициста, советника директора Росгвардии Александра Хинштейна «Конец Атлантиды. Почему Путин никогда не станет Горбачевым». Глава посвящена событиям в Тбилиси в апреле 1989 года.
Читайте первую часть - "Крушил колом головы: впервые опубликованы документы о страшных грузинских событиях".

Утро после боя. 9.04.1989. У Дома правительства в Тбилиси. (Фото из материалов уголовного дела.)
Утро 9 апреля — переломное. После ночных событий Грузия замерла, не зная, насколько далеко еще власть готова зайти. Да и поднимать людей в новый бой попросту некому: лидеры революции сбежали в подполье, трусливо прервав всяческую связь с внешним миром. Их найдут и задержат лишь несколькими днями позже в самых разных местах; Гамсахурдия, к примеру, отсиживался на дровяном складе.
Это, кстати, еще одно доказательство, что именно беззубость власти, ее толстовское непротивленчество и подтолкнули оппозицию к последующим активным шагам. Испокон века на Кавказе уважали и почитали силу: только с ней считались, ее одну признавали.
Если бы официальный Тбилиси (а точнее, Москва) с самого начала проявил твердость и волю, никакого «черного апреля» не случилось бы; до него просто нельзя было доводить.
С экстремистами можно говорить исключительно с позиции силы; увещевать их — все равно что тушить пожар бензином. Звиад Гамсахурдия мог бы подкрепить эту истину личным примером.
В 1977-м, когда чекисты в третий раз брали будущего президента, он тоже сопротивлялся недолго. Под давлением обстоятельств диссидент Гамсахурдия стал активно сотрудничать со следствием, выступил с покаянными заявлениями по телевидению и в газетах, за что и получил максимальное снисхождение: приговор (3 года лагерей) был заменен двухлетней ссылкой в Дагестан, более похожей на санаторно-курортный вояж. Уже через год Гамсахурдия помиловали. Преспокойно вернулся домой, устроился старшим научным сотрудником в Институт грузинской литературы, защитил кандидатскую.
Самопожертвование и героизм никогда не являлись отличительными чертами этого рода. Как писал генерал НКВД-МГБ Павел Судоплатов, знаменитый отец Звиада, классик грузинской литературы Константин Гамсахурдия, и вовсе являлся «старейшим осведомителем НКВД», причем вербовку его проводил лично Берия.

Лидер сепаратистов, первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия.
То есть достаточно было вызвать потомственного стукача в известное всему Тбилиси здание на Леси Украинки, 3, а то и вовсе — для наглядности — вывезти куда-нибудь в расположение военной базы, и популярно объяснить, чем заканчивается игра с огнем, как разом он бы снова «прозрел». Может, по старой памяти даже выступил бы опять с публичным покаянием.
При всей своей героико-оперной внешности Звиад Гамсахурдия был самым обыкновенным трусом; он и с проспекта-то Руставели дал деру, едва там запахло жареным. А когда в августе 1991-го начнется «опереточный путч», демократический президент, трясясь от ужаса, в первый же день, 19 августа, кинется отбивать телеграммы в Москву: действия ГКЧП целиком поддерживаем и одобряем…
Прими в тот момент Горбачев правильные кадровые решения, продолжи он начатую твердую линию — будущей гражданской войны в Грузии можно было еще избежать. Но увы. Дэн Сяо Пинов в Кремле тогда не водилось.
Кровь в Тбилиси до глубины души напугала генсека: больше всего он тревожился за свою международную репутацию. Вот обошлось бы без жертв, одними уговорами и посулами, — тогда да, Горбачев с удовольствием примерил бы на себя лавры примирителя-миротворца.
Если вдуматься: а почему, собственно, глава государства должен был в такой ситуации повести себя иначе? Представьте на минуту нечто подобное в любой из наших кавказских республик: Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ингушетии. И тени сомнений нет: в считаные часы туда стянут части Росгвардии, сепаратистский мятеж будет подавлен, а рейтинг Путина от этого только еще возрастет.
Но Горбачев на подобные шаги способен не был. Вместо того чтоб мчаться в Тбилиси выправлять положение в бурлящей республике, он отправляет за себя секретарей ЦК КПСС Разумовского и Шеварднадзе.
Ни о каком закручивании гаек и речи теперь не идет. Наоборот, первые же шаги эмиссаров Москвы демонстрируют разворот на 180 градусов. В день прилета, 9 апреля, столичные гости сразу же едут на траурную церемонию к Дому правительства, где со скорбными лицами возлагают цветы прямо на ступеньки, объявляя погибших «невинными жертвами».
Вся ответственность за случившееся возложена ими на местное руководство: под давлением эмиссаров партийный лидер республики Джумбер Патиашвили уже 10 апреля пишет заявление об отставке. Вслед за ним должностей лишаются председатель Совмина Чхеидзе и спикер Верховного Совета Черкезия. Новым секретарем грузинского ЦК становится человек Шеварднадзе — председатель КГБ Гиви Гумбаридзе, тот самый, что отозвал с площади своих сотрудников накануне операции.
11 апреля на встрече с творческой и научной элитой Шеварднадзе объявляет: «Решение о вводе войск было принято не в Москве, а местным руководством»; Горбачев ему поручил «передать соболезнования членам семей погибших и всему грузинскому народу». Внеочередной пленум республиканского ЦК он начинает с минуты молчания.
Роль главы советского МИДа явно не ограничивалась одним только прилетом в Тбилиси. И дело даже не в том, что, воспользовавшись ситуацией, он продвинул наверх своего ставленника Гумбаридзе. Очень многое указывает на причастность — если не прямую, так косвенную — самого Шеварднадзе к грузинскому кризису власти.
Уехав в 1985-м по горбачевскому призыву в Москву, Шеварднадзе не утратил былого влияния на жизнь республики — слишком много верных людей оставил он после себя.
И неважно, что сменивший его Джумбер Патиашвили всячески пытался демонстрировать теперь независимость и стремление к новому курсу, который, понятно, невозможен без корректировки курса старого. Шеварднадзе был слишком опытным и умелым политиком. Он умел ждать.
Ждать и терпеть; вот и дотерпел в конце концов и до триумфального возвращения в Грузию, и до президентской инаугурации. Именно с 9 апреля отсчитывается новый этап политической биографии Шеварднадзе, который уже через 3 года возглавит независимую Грузию.
Интереснейшую историю поведал мне первый зам. министра внутренних дел СССР Иван Шилов, прилетавший тогда же в Тбилиси вместе с первым зампредом КГБ Филиппом Бобковым. Несколько дней они не могли найти объявленных в розыск лидеров мятежа, причем Шеварднадзе лично участвовал в этих совещаниях. Но потом генералы условились держать ход поисков в секрете, и мятежники тут же один за другим были схвачены. Примечательна реакция Шеварднадзе: «На утреннем совещании он просто не смотрел в нашу с Бобковым сторону, не скрывая недовольства. Хотя лишь накануне издевался над нами, деланно поражаясь, что мы не можем поймать кучку отщепенцев».
В свою очередь, генерал Бобков вспоминает, что Шеварднадзе крайне удивился, узнав, что в КГБ зафиксировали беспорядки на видео и даже смонтировали целое кино: «Фильм посмотрели, убедились, что версия о применении лопаток для разгона демонстрации совершенно несостоятельна, и преспокойно положили документальный материал на полку».
Не попали записи КГБ и в комиссию Верховного Совета Грузии, затеявшего собственное расследование параллельно с прокуратурой. Впрочем, в них здесь тоже были заинтересованы меньше всего. Депутатское разбирательство велось откровенно предвзято, с заранее обвинительным уклоном.
Уже через месяц, не дожидаясь даже заключений первых судмедэкспертиз, комиссия постановила: «Акция, совершенная в г. Тбилиси 9 апреля 1989 г. и в первые часы комендантского часа, содержит признаки преступления против человечества, ее можно отнести к разряду международных преступлений; а факт применения войсками химических отравляющих веществ… является уникальным по жестокости событием в истории цивилизованного мира».
Показательно, что брошюры с итоговым отчетом комиссии печатались… в типографии ЦК КП Грузии.
Уже 17 апреля прокуратура Грузии возбудит новое уголовное дело: на этот раз не против зачинщиков беспорядков, а в отношении должностных лиц ВВ МВД СССР и Советской армии за злоупотребление властью. В интервью «Аргументам и фактам» (май 1989 года) прокурор республики Вахтанг Размадзе не стесняясь назовет действия военных «незаконными», ибо «никакой необходимости в вводе армейских частей не было».
Неудивительно, что уже в мае все четверо арестованных (Гамсахурдия, Костава, Церетели, Чантурия) будут триумфально освобождены: даром что лишь накануне им предъявили обвинение в организации массовых беспорядков. На допросах арестанты вели себя дерзко, чуть ли не смеялись следователям в лицо, будто заранее знали: заточение продлится недолго, на волю выйдут национальными героями…
***
Роль СМИ в тбилисских событиях (а скорее, в их последствиях) трудно переоценить. Именно журналисты оказались основными проводниками мифов и лжи, это их стараниями страна узнала про саперные лопатки и убитых старушек. Вряд ли большинство действовали сознательно, скорее, пресса в очередной раз оказалась оружием в руках умелых фальсификаторов.
Первым информационную блокаду прорвал фотокор «Литературной газеты» Юрий Рост. Уже 13 апреля «Молодежь Грузии» (орган ЦК ЛКСМ!) публикует его фоторепортаж, сделанный той трагической ночью.
На газетных снимках мирные люди со свечами на коленях — море людей. И вот уже лязгает щитами колонна спецназа и тяжелые дубинки падают на головы несчастных.
Но есть одна существенная деталь. Как солдаты молотят дубинками, видно на фотографиях хорошо. Но почему они молотят и кто напал первым — осталось за кадром.
К моменту вытеснения демонстрантов Рост находился уже не в гуще событий, а в стороне, как бы в тылу солдатских колонн. Свою диспозицию он описывал потом так: «Слой демонстрантов перед солдатами был в 5–6 человек. Что за этим фронтом, я сначала не видел, но скоро два крепких парня предложили мне свои услуги. Они поднимали меня, взяв за ноги, я снимал…» А ведь вопрос угла зрения был здесь ключевым!
Через пару дней о событиях в Тбилиси напишет уже центральная пресса. 17 апреля «Московские новости» публикуют открытое письмо шести только что избранных народных депутатов СССР о «безжалостном избиении и отравлении сотен людей».
Почти одновременно «Неделя» печатает статью под лаконичным заголовком «Трагедия». «15 апреля хоронили погибших. Экспертизой уже доказана была смерть многих из них от ран, причиненных как острыми, так и тупыми предметами и в результате использования химических отравляющих веществ».
Здесь что ни строчка, то ложь. На момент публикации следствие чисто физически не успело провести еще ни одной экспертизы. Хотя бы по этой причине оно никак не могло доказать то, чего не было в природе — зарубленных и загубленных газами людей.
Но в детали никто уже не погружался. Демократическую печать словно прорвало. Журналисты взахлеб тиражировали леденящие душу ужасы, детально описывая зверства военных. Утверждалось, что солдаты применяли электродубинки, рубили женщин саперными лопатками, добивали раненых, блокируя проезд каретам «скорой помощи». Тысячи людей были отравлены газами, сотни — ранены и травмированы, десятки — убиты.
С подачи народного депутата СССР академика Гамкрелидзе на весь мир разошлись дикие обвинения в адрес «карателей». На пресс-конференции 17 мая он заявил: военнослужащие «…преследовали своих жертв на протяжении километра… блокировали все проходы и не давали возможности бежать людям». И даже «зарубили вместе с ребенком» женщину — дежурного врача.

Утро после боя. 9.04.1989. У Дома правительства в Тбилиси. (Фото из материалов уголовного дела.)
Словом, к тому моменту, когда 25 мая с трибуны Съезда на всю страну были озвучены ужасы о «тбилисских погромах», обстановка уже накалилась изрядно. В этой ситуации признать свою причастность к ночной зачистке для Горбачева было сродни самоубийству: любые аргументы в пользу применения силы ослепленное кровью общество воспринимать не желало.
И тогда Верховный главнокомандующий без тени смущения отрекается и от своего приказа, и от своих подчиненных. Когда депутаты вконец припрут его вопросами к стенке, Горбачев пространно объяснит: «невиноватая я, он сам пришел».
«Я скажу прямо: армия должна делать свое дело. Такова точка зрения Политбюро и правительства… О том, что произошло в Тбилиси, мы узнали в 10 часов утра на следующий день».
Горбачев не только не ударил пальцем о палец, чтобы прекратить разворачивающуюся истерию и охладить пыл ораторов. Напротив, чувствуя настроение зала, он еще и сам начинает ему подыгрывать.
Именно руководители партии инициировали создание парламентской комиссии, которая, по словам председательствующего на съезде Виталия Воротникова, должна была «досконально и обстоятельно разобраться во всех аспектах этой трагедии». Тогда же было решено в целях объективности передать расследование дела о беспорядках в производство Главной военной прокуратуре СССР.
Генсек рассудил прагматично: к тому моменту, как следствие завершится, кто-нибудь уже наверняка сдохнет: или шах, или ишак, или Ходжа Насреддин…
***
…В те былинные уже времена следствие умело работать не только на телеэкране. Высадившаяся в Тбилиси сразу после I Съезда бригада ГВП из 40 человек методично, без лишних страстей принялась допрашивать всех участников событий и свидетелей, изучать истории болезней, отрабатывать пострадавших. Только экспертиз было проведено почти 3 тысячи.
Очень скоро картина начала проясняться, несмотря даже на саботаж и откровенное вредительство грузинских коллег. Принимающая сторона делала все возможное, дабы выставить демонстрантов мирными жертвами, а военных — садистами и палачами.
Фальсификации начались с ходу. Уже в протоколе осмотра места происшествия, составленном по горячим следам, грузинские следователи ничтоже сумняшеся записали: «…Какие-либо предметы, предназначенные для нанесения повреждений, не обнаружены (ножи, оружие, металлические прутья и т.д.), кроме камней». А значит, и хулиганов среди митингующих быть не могло: исключительно мирный, танцующий сход.
Эту очевидную ложь без труда опровергли десятки свидетелей, включая самих же участников акции, допрошенных московскими прокурорами. Напротив, под утро вся площадь была усыпана битым стеклом, палками, арматурой, покореженными урнами и скамейками.
Зато вместо пропавшей арматуры и стальных прутьев на деревьях у Дома правительства таинственным образом стали вдруг появляться многочисленные надрезы и зазубрины. 14 апреля прокуратура Грузии даже провела дополнительный осмотр и выемку веток, имеющих, как написано в протоколе, «следы саперных лопаток». Ветки пришлись очень кстати: это доказывало применение десантниками лопаток, которыми-де они размахивали налево-направо. Однако найденные ГВП свидетели рассказали: уже после событий они видели группы молодежи, организованно кромсавшей ножами стволы и ветки деревьев перед Домом правительства. Тогда же там стали появляться следы крови, которой не было раньше. Экспертиза подтвердила: зазубрины не могли быть сделаны лопатками.
Подобных провокаций будет еще в избытке. Тайны некоторых из них не разгаданы до сих пор…
Как мы помним, в общей сложности на проспекте Руставели погибло 19 человек. Участников голодовки — вопреки заявлениям правозащитников — среди них не было вовсе.
Многочисленные экспертизы в итоге установили: 18 оказались затоптаны толпой у лестницы Дома правительства и умерли от асфиксии (удушья), 19-й — уже знакомый нам телавский уголовник-каратист Квасролиашвили — при падении ударился головой о камень и скончался в больнице от кровоизлияния в мозг. Абсолютное большинство жертв — женщины (16), что, увы, объяснимо: первыми в давке гибнут самые слабые.
На совести военных не было ни одной смерти, вывод этот — окончательный, многократно подтвержденный лучшими врачами и судмедэкспертами страны. Но грузинскую сторону он по понятным причинам совсем не устраивал.
«Еще до нашего вылета в Тбилиси, — свидетельствует один из руководителей следственной бригады ГВП Юрий Баграев, — грузинские представители успели озвучить ряд страшных обвинений в адрес военных. Утверждалось, например, что десантники зарубили лопаткой беременную женщину-врача в момент перевязки раненых, а с ней и ребенка. Начинаем проверять. Действительно среди погибших есть женщина, Елизавета Ч., на 5-м месяце беременности. Правда, не врач, а фельдшер. На митинг пришла сама, медицинской помощи никому не оказывала. И главное — погибла не от саперной лопатки, а была затоптана в давке. Что же касается убитого ребенка — это просто бред. Самой юной из жертв было 16 лет».
Точно так же к числу зарубленных лопатками первоначально был необоснованно отнесен и уголовник-каратист Квасролиашвили. В заключении местная СМЭ указала: причина смерти — травма черепа, нанесенная «в результате рубящего воздействия малой пехотной лопаткой». Запись была сделана якобы со слов самого потерпевшего. Две последующие экспертизы следов «рубящего воздействия» на трупе найти, однако, не смогли.
Еще 12 смертей попытались списать на «удушье, развившееся вследствие вдыхания химического отравляющего вещества». Повторная комплексная экспертиза Минздрава СССР эти выводы категорически опровергла. Следов ядов в трупах не было, да и быть не могло (хотя бы потому, что у большинства погибших в давке были сломаны грудные клетки и они физически не могли уже что-либо вдыхать).
Смертоносные яды — это такая же точно лживая «активка», как и зарубленные лопатками старухи.
Официально грузинский Минздрав сообщал о 282 демонстрантах, обратившихся за врачебной помощью (не считая «отравленных газами», о чем ниже). Эта цифра многократно фигурировала в прессе. Приводится она и в отчете комиссии Верховного Совета СССР.
А теперь — внимание! — реальные цифры из материалов дела. После бесчисленных экспертиз и прочих следственных действий окончательно было установлено: той ночью на проспекте Руставели пострадали 138 митингующих, причем лишь у 74 из них «объективно подтверждено наличие травм и телесных повреждений от действий военнослужащих». (Среди них, кстати, не было ни одного человека старше 50 лет.)
Еще 64 демонстранта «заявили, что пострадали в ходе возникшей давки не от действий военнослужащих, а от брошенных в толпу неустановленными лицами предметов и иным способом».
Нелишне заметить, что потери противоположной стороны оказались куда ощутимей: в столкновениях пострадали 189 солдат и офицеров. У 67 из них диагностировали рвано-ушибленные раны, у 12 — колото-резаные. Из строя были выведены 251 щит, 39 бронежилетов, 98 резиновых дубинок; если операция длилась час, получается, что ежеминутно «мирные демонстранты» разбивали в среднем по 4 милицейских щита. Но об этом ни депутаты, ни журналисты не сообщали…
Почти невозможно теперь уже разубедить людей старше сорока, что при разгоне демонстрантов в Тбилиси спецназ не распылял никаких ядовитых и смертоносных газов, исключительно слезоточивую «Черемуху». После потоков годами лившейся пропаганды очень трудно избавиться от ее воздействия — уж точно тяжелей, чем от паров «Черемухи».
«Мы допросили каждого солдата, сотни демонстрантов, провели массу экспертиз, по нескольку раз исследовали все трупы. Следов ядов не нашли нигде, — вспоминает Юрий Баграев. — Кроме того, если б применялись отравляющие вещества, они не могли не отразиться на военных».
Но местные власти демонстративно не желали замечать очевидных фактов, продолжая раздувать научно-фантастическую истерию. Министр здравоохранения республики Ираклий Менагаришвили заявлял, например, журналистам, что к середине мая за помощью «в связи с подозрением на отравление химическими веществами… обратились 4038 человек, 543 из них госпитализированы».
При детальной проверке, однако, из заявленного числа подтвердилось меньше 1% случаев. Повторные экспертизы доказали: от применения слезоточивого газа всего пострадали 13 демонстрантов, причем лишь у двоих были диагностированы легкие телесные повреждения. Общее число обратившихся к врачам после 9 апреля не превышало 150 человек.
Откуда же взялись остальные 4 тысячи? Отчасти на этот вопрос дала ответ комплексная комиссия ВНИИ судебной медицины СССР: «Во многих случаях причиной выставления необоснованных диагнозов явилось… стремление определенной части медработников и жителей города подобным образом увеличить количество «пострадавших».
Людей включали в «черные списки» скопом, без разбора — больной, здоровый; как прежде, подписывали на заем. Комиссия ВНИИ судебной медицины выявила более 2,2 тысячи явных фальсификаций.
«Диагнозы типа «отравление химическими веществами», «токсикологическая энцефалопатия» выставлялись врачами лечебных учреждений г. Тбилиси в целом ряде случаев только на основании заявлений лиц, что у них был контакт с «неизвестным газом», — докладывала, в свою очередь, министру обороны Язову комиссия военных медиков под началом главного военного судебного психиатра. — Наши обращения к грузинским врачам относиться с большей ответственностью к постановке диагноза «отравления» встречались крайне негативно и, как правило, отвергались».
Был еще один ключевой свидетель обвинения — некто Артур Гукасов. Если другие просто видели, как военные распыляют газ, то Гукасов фиксировал события опытным нюхом специалиста. Прежде он сам воевал в Афганистане в химчастях и лично травил душманов ядовитыми газами. Так вот, ровно те же отравляющие вещества, по его уверениям, применялись и 9 апреля в Тбилиси: герой-афганец сразу признал до слез знакомые запахи…
О Гукасове писали охотно и много, показывали по ЦТ; среди журналистов и правозащитников он был нарасхват. Как главный эксперт и бесценный свидетель «афганец» регулярно выступал на пресс-конференциях, бесконечных комиссиях, заседаниях. С ним встречался даже академик Сахаров, прилетавший в мае 1989-го в Тбилиси.
Но в прокуратуре цепенеть не спешили. Прежде чем допросить Гукасова, следователи ГВП подняли его личное дело и обнаружили, что срочную службу он проходил в Германии и ни к отравляющим веществам, ни к химвойскам касательства в жизни не имел.
Цитата из уголовного дела: «Будучи изобличенным, Гукасов объяснил, что ложные интервью и показания он дал с целью приобретения среди лидеров неформальных организаций авторитета, а сведения о маркировке химсредств почерпнул в произведениях зарубежных авторов».
Освободительному движению и впечатлительной публике как воздух требовались подобные триллеры: а уж вранье, не вранье — в условиях массовой истерии кто там будет разбираться. Оправданно всё, что служит делу революции…
***
…На самом деле пострадавших от газов было не 13 человек, а гораздо больше. Из «черного списка» Минздрава Грузии в 4038 фамилий союзные эксперты подтвердили еще 231 факт отравлений. Вот только никакого отношения к событиям у Дома правительства — вопреки уверениям республиканских властей — эти случаи не имели. Эксперты категорически опровергли взаимосвязь между 231 отравлением и действиями военных 9 апреля. Иными словами, все пострадавшие пострадали от чего-то другого. От чего?
Здесь-то и начинается самое интересное. Слово генералу ГВП Юрию Баграеву: «Через неделю после событий, примерно с 14–15 апреля, в тбилисские больницы стали вдруг массово поступать пациенты со следами отравлений: в основном школьники и студенты. К середине мая таких вспышек будет 2–3. Мы долго не могли ничего понять: в природе нет газов, способных вызывать у людей аллергическую реакцию спустя неделю, а тем более месяц».
Еще раз напомню: 9 апреля силы МВД применили штатные спецсредства — обычный слезоточивый газ, стоящий на службе всех полиций мира. После его распыления, как показал проведенный на месте следственный эксперимент, «вторичные концентрации раздражающих веществ в воздухе не обнаруживались уже через 5 минут даже на расстоянии 1 метра». При всем желании газодымовое облако не могло держаться в воздухе неделю, да еще перенестись на 5–7 километров в сторону.
Между тем после 14 апреля массовые отравления стали фиксировать в разных районах Тбилиси, преимущественно в школах, вузах и детсадах. 17 апреля, например, у многих учеников и преподавателей школы №1 началась вдруг резкая аллергия, заслезились глаза. То же самое повторилось 21 апреля в Доме пионеров, потом в школах №46 и 47. В общей сложности диагноз «отравление» был поставлен тогда 288 несовершеннолетним. В мае «эпидемия» накрыла студентов Тбилисского госуниверситета и театрального института.
Город охватила паника. Люди боялись отпускать детей из дома. Началась самая настоящая истерия, искусно разжигаемая местными СМИ.
«Было ясно, что эти отравления никак не связаны с 9 апреля, а значит, источник нужно искать в местах заражения, — рассказывает Баграев. — Я взял специалистов с аппаратурой, начал методичный обход ТГУ: помещение за помещением. Вдруг в одной из аудиторий филфака стрелки датчиков резко поползли вверх: дикое превышение в воздухе ПДК вредных веществ. Мы стали сужать круг поисков, пока не дошли до парты на самой «камчатке». Внутри, завернутая в кусок ковролина, лежала горсть серого порошка. Экспертиза установила: перед нами слезоточивое вещество».
Эти невероятные свидетельства генерала Баграева отражены и в материалах уголовного дела. В итоговом постановлении Генпрокуратуры прямо указывается на «факт обнаружения в ходе следствия в учебном классе Тбилисского госуниверситета серого порошка». И тут же: «экспертное исследование этого порошка, а также изъятого в классе лоскута коврово-ворсистой ткани показало наличие в указанных объектах хлорацетофенона».
Хлорацетофенон, сокращенно ХАФ, — боевое отравляющее вещество слезоточивого действия. Именно оно составляет основу «Черемухи» и прочих полицейских газов. На открытом воздухе ХАФ почти безвреден: запах улетучивается за пару минут. Но воздействие его в замкнутом пространстве, особенно на юные организмы, куда ощутимей: до тяжелых последствий, конечно, не дойдет, но слезотечение и зуд гарантированы.
Следы ХАФ были обнаружены группой Баграева и в пробах грунта у зараженных школ и детсадов, а также внутри помещений. Совершенно очевидно, что ядовитые вещества появились там гораздо позже событий «черного апреля». К такому же выводу придет и следствие.
В итоговом постановлении Генпрокуратуры черным по белому сказано: «…После 9 апреля 1989 г. одновременно имело место повторное и неоднократное заражение местности в районе пр-та Руставели хлорацетофеноном (ХАФ) или Си-Эс». Об «умышленном применении неустановленными лицами бытовых ядов или медицинских препаратов с целью поддержания напряжения и паники «всеобщего отравления» ядовитыми веществами» писал в справке по делу и зам. главного военного прокурора СССР генерал-майор Васильев.
Если так, становится понятно, почему очаги эпидемии находились именно в детских и образовательных учреждениях: откровенно людоедский расчет — били по самому больному, а тем более для грузин, с их культом семьи. И иммунитет у детей слабее, и резонанс куда больше…
Между тем чрезвычайно важным моментом мне представляется место обнаружения ядовитой «закладки». Помещение не физфака или химфака, что логичнее, а именно филфака ТГУ. Как минимум это очень симптоматично.
Выпускником факультета был и сам Звиад Гамсахурдия, и активный участник этих событий академик Тамаз Гамкрелидзе, и многие из лидеров «неформалов». Окончил филфак и новый хозяин Грузии Гиви Гумбаридзе.
ТГУ, а в особенности факультет филологии, по праву считался одним из главных оплотов сопротивления. Именно отсюда 4 апреля Гамсахурдия повел студенческую колонну на митинг к Дому правительства. После этого занятия в ТГУ прекратились, абсолютное большинство учащихся и преподавателей присоединились к майдану.
В донесении разведотдела СКВО от 9 апреля сообщалось: «Особое положение в организации противодействия занимает госуниверситет, где работали и действовали практически все члены руководства (сопротивления. — Авт.)… Часть националистически настроенных студентов ТГУ используются в качестве агитаторов в других районах города».
Вопрос на засыпку: кому — с учетом изложенного — проще всего было подложить сверток с ядовитыми кристаллами в аудиторию филфака?
Очевидно, тем, кто имел туда постоянный доступ. Любому из студентов, например. Не говоря уж о преподавателях.
Другой вопрос, что отдельно взятой группке лаборантов или студентов самостоятельно раздобыть промышленную партию кристаллов ХАФ и затем тайно раскидать ее по разным районам города было явно не по зубам. А вот если им в этом помогали другие, более мощные силы…

Член Политбюро ЦК КПСС, второй президент Грузии Эдуард Шеварднадзе.
После «черного апреля» интересы оппозиции и новых грузинских властей практически сомкнулись; нагнетание «газовой истерии» было на руку всем.
Впрочем, этот негласный союз просуществует совсем недолго. Уже очень скоро власть в Грузии перейдет в руки главного бенефициара — бывшего члена Политбюро ЦК КПСС Эдуарда Амбросиевича Шеварднадзе…
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 фев 2018, 23:21

Диана Будисавлевич

iraan
January 22nd, 2015
.. хотела написать вам о чем-то легком и веселом как воздушный шарик.
Не получилось.
Политический краковяк последних дней любое веселье делает дутым.

Я вам другую историю расскажу.
Концлагерную.
Zarobljenici dečijeg logora Jastrebarsko
Изображение
… эти дети в форме хорватских усташей – сербы.
Сербы из Кордуна, Козары, Боснии….
Маленькие узники концлагерей: Ясеновац, Ястребарско, Лобор, Ябланац, Млака, Бросице, Устици, Стара-Градишка, Сисак, Горня-Риека.
Кроме Ясеновца – все остальные лагеря – исключительно детские и женские.
Но я не об этом рассказываю.
Я об этой женщине.
DIANA-BUDISAVLJEVIC-sa-decom
Изображение
Ее звали Диана Будисавлевич.
О Ирене Сандлер знают многие.
О Оскаре Шиндлере знают все.
О Диане Будисавлевич почти не знают.
А она вывела из усташских лагерей смерти 15.336 детей ( чуть более 12 тысяч из спасенных пережили войну).
Вывела.
Спасла.
Сохранила жизнь.
Изображение

.. по рождению Диана была австрийкой( девичья фамилия Обексер).
А замуж вышла за серба – загребского хирурга Юлия Будисавлевича.
Веселая, легкая почти оперетточная австрийка во время войны стала женщиной долга, человеком миссии, и на свои плечи взвалила груз тяжкий:спасти детей.
Сербских детей.
Спасти детей можно было одним способом – изменить их идентитет: отдавать их в хорватские, боснийские семьи, отдавать в детские дома католической церкви…

Изображение
Да, детей крестили в католическую веру.
Да, их переодевали в хорватскую усташскую форму, да- им давали другие имена, но детей выводили из предназначенного им круга ада на земле.
Изображение

Подвиг Дианы и ее помощников заключается еще и в том, что они всегда, как только могли, составляли картотеку детей: записывали их данные(имена, место рождения, фамилии в тех случаях, если маленькие узники их знали).
Именно эта картотека смогла вернуть после войны многих детей их семьям.

Составление этой картотеки было для Дианы также важно, как и спасение жизней.

Из дневника: «Za neke od preostalih sam uspjela dobiti neke podatke, ali mala umiruća stvorenja nisu mogla ništa kazati. Umrla su djelomično tamo, a djelomično od nas preuzeta kasnije, kao i toliko malih mučenika, kao nepoznata, bezimena djeca. A svako je imalo majku koja je za njim gorko plakala, imalo je svoj dom, svoju odjeću, a sad je trpano golo u masovnu grobnicu. Nošeno devet mjeseci, u bolu rođeno, s oduševljenjem pozdravljeno, s ljubavlju njegovano i odgajano, a onda…»
«О некоторых оставшихся я смогла найти хоть какие-то данные, но часто маленькие умирающие существа не могли ничего сказать о себе. Умирали и там( в лагерях), умирали у нас- маленькие, безымянные. А ведь у каждого была мать, которая рыдала за ним. У каждого был свой дом, была одежда, а ныне голое тело брошено в массовую гробницу. А и его девять месяцев носили, в муках родили, радовались его рождению, с любовью растили и лелеяли и потом…»

Позже, югославская ОЗНА забрала у Дианы документы, что ввергло Диану в тяжелую депрессию с попытками самоубийства. Югославию она покинула и уехала в родной Инсбрук.
Вернуть детей их семьям или хотя бы вернуть им память о их происхождении потом было невозможно:долгие годы хорватский журнал Арена искал данные и соединял семьи как мог, основываясь на воспоминаниях

О ее миссии- тяжелой, сложной, нужной узнали только после ее смерти.
После опубликования ее дневников имя Дианы Будисавлевич получил парк в Вене.
Ее именем названы улицы в Белграде и в городе Козарска-Дубица.

…. Вот такую историю я хотела вам рассказать.
Историю об австрийке, чье имя забывать не следует.
Как и имена загребчан – ее друзей, помогавших ей – Иванка Джакула, Камило Бреслер, Яна Кох, Драгица Хабазин, Марко Видакович, Татьяна Маринич, Велемир Дежелич, Анте Думбрович, Байо Омичкус, – хорваты, немцы, австрийцы, архитекторы, врачи, медицинские сестры, монахини католических монастырей, торговцы, чиновники…

И в качестве напоминания: сухая статистика сообщает, что во время войны только в концлагерях, расположенных на территории Югославии убито 73.316 детей в возрасте до 14 лет.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 19 фев 2018, 15:39

Страна отметила очередную годовщину вывода наших войск из Афганистана. В этой связи хочу остановиться на одном из афганском уроков. Нет, я не буду писать о геополитике или о проблеме мирового исламского терроризма, который для России начался именно на этой войне. Хочу поговорить о чисто военном аспекте, о готовности армии к ведению боевых действий.

Уникальность Афганистана состояла в том, что в декабре 1979 года в эту страну входила армия, которая до того... не воевала целых 35 лет! Положение в этом плане было даже хуже, чем в канун Великой Отечественной — тогда в 41-ом году, в армии всё же имелось немало солдат и командиров, имевших реальный боевой опыт, полученный в Испании, на Дальнем Востоке, в Финляндии, им было чем поделиться с необстрелянными товарищами. А вот в конце 70-ых таких опытных бойцов не было вообще!

После Великой Отечественной армия принимала участие лишь в краткосрочных конфликтах — Венгрия 1956 года, Чехословакия 1968 года, приграничные столкновения с китайцами в 60-ые годы. Но всё это были лишь скоротечные операции, с очень малым количеством участников, которые практически не оказали никакого влияния на тактику и стратегию Вооружённых сил Советского Союза.

В итоге выстраивались целые служебные карьеры, когда люди «росли» от лейтенанта до генерала, при полном отсутствии реального боевого опыта! Мало того, как пишет в своей книге «Афганский разлом» подполковник ВДВ Валерий Григорьевич Марченко, «выросла целая плеяда полковников, генералов, которые за всё время службы не провели ни одного занятия, ни одного учения». То есть, появились генералы, которые даже на серьёзных боевых учениях никогда не были!

Всё это конечно же не могло не сказаться на боеготовности Советской армии.

Из воспоминаний Марченко:

«Советская армия не имела недостатка в качественном вооружении, боевой технике, — она была надёжным щитом, охранявшим мирную жизнь граждан СССР. В штабах всех уровней были отработаны планы боевой готовности, учёбы войск, составлены графики проведения учений, стрельб от взвода до военного округа. К документальной части планирования процесса боевой подготовки в Советской армии претензий быть не могло — там было всё в образцовом порядке. Вот только реальная боевая подготовка проводилась от случая к случаю. Количество часов, реально отводимых на изучение военных дисциплин, не соответствовало требованиям времени, и качество обучения ухудшилось. Армия сделала упор на хозяйственные и строительные работы в ущерб боевой подготовке (выделено мной — В.А.).

Офицерский состав в звене «взвод-батальон» утрачивал навыки эффективного проведения занятий, что вело к снижению квалификации командного состава, участвующего в непосредственном обучении личного состава подразделений. Командиры всё меньше практиковались в проведении учений, стрельбе из вооружения боевых машин, вождении боевой техники. Инструкторские и методические занятия проводились «для галочки», и отчёты о них не отражали истинного положения дел в частях и в подразделениях».

В общем, армия, увы, жила больше показухой, чем настоящей боевой работой. Это и аукнулось в Афганистане.

«Личный состав наших войск не принимал войну всерьёз»

Уже самая первая боевая операция на афганской земле — взятие дворца Амина в декабре 1979 года — вызвала шок её непосредственных руководителей. Дворец, как известно, брали специальные подразделения ГРУ и КГБ, ребята очень подготовленные. Но даже для них (до того ни разу не нюхавших настоящего пороха) сам факт штурма, с массированной стрельбой, множеством раненых и убитых, как потом вспоминал генерал-майор КГБ Юрий Дроздов, стал настоящим потрясением. А ведь Дроздов был самым боевым из этих руководителей, он участник Великой Отечественной войны, которую прошёл артиллеристом. Но та великая война была уже далеко позади, а мирные годы взяли своё...

Из воспоминаний Дроздова:

«По возвращении из Кабула в Москву 31 декабря 1979 г. нас принял Ю.В.Андропов.
— Трудно было? — спросил он.
— Да, через 35 лет вспоминать молодость трудно…».

Так что и этот ветеран был потрясён не менее своих более молодых коллег...

Повторю, участники штурма дворца были самыми подготовленными бойцами из всего личного состава Советской армии и специальных подразделений. Поэтому можно представить, что пришлось испытать менее подготовленным солдатам 40-ой армии, которая вошла в Афганистан!

Ситуация усугублялась тем, что поначалу наше высшее руководство не предполагало участия армии в реальных боевых действиях. По плану, армия должна была стать сдерживающим фактором для мусульманской оппозиции, которая бросила вызов правившему в Кабуле коммунистическому режиму — мол, сам факт присутствия наших войск заставит оппозицию сложить оружие, а режим только укрепится.

Однако армии пришлось воевать по-настоящему, и воевать с мощным партизанско-повстанческим движением — можно сказать, практически с нуля, приобретая нужный опыт своей же кровью! Потому что к тому времени были напрочь забыт и бесценный опыт Красной Армии по ликвидации басмаческого движения в Средней Азии 20-30-ых годов, и опыт войск НКВД по ликвидации политического бандитизма в Прибалтике и на Западной Украине в послевоенное время... Вся эта неготовность сильно отразилось на моральном состоянии личного состава, который в этом плане полностью оказался не готов к войне.

Из воспоминаний генерал-полковник Виктора Меримского:

«В первое время пребывания в Афганистане личный состав наших войск не принимал всерьёз, что он попал на войну и не мог перестроиться с мирного на военный лад. Он не верил, что это серьёзное испытание человека, что любой промах в своих действиях может привести к гибели. Что к бою нужно очень тщательно готовиться и постоянно быть готовым к возможной схватке с врагом, так как здесь он повсюду. Всё это создавало серьёзные трудности для личного состава, так как особенно сказывалась его психологическая неготовность к бою».

Особо тяжёлое впечатление произвели первые потери — стало понятно, что перед нами не просто враг, а враг очень коварный и жестокий! Так, в январе 1980 года во время ввода в Афганистан 860-го отдельного мотострелкового полка, душманами был захвачен в плен разведчик полка, рядовой Сергеев.

Из дневника Николая Белашова (в то время старшего лейтенанта, полкового пропагандиста):

«Как стало известно позднее, душманы оглушили рядового Сергеева палкой из-за скалы, когда он вёл бой, и в бессознательном состоянии утащили в банду. В банде его страшно пытали, пытаясь добиться определенных сведений, но, главное, издевались. Раскалённым на костре шомполом от винтовки душман Алимамат Худодат протыкал ему грудь. Это была средневековая, адская пытка. Когда тот терял сознание, его обливали водой, и пытка продолжалась вновь. И так несколько раз. В довершение пытки душман ударил его ножом в затылок. Позднее душмана Алимамата Худодата задержат. У него и будет автомат Сергеева. Душмана расстреляют наши ребята, — это тоже суровая реальность войны»...

«Военачальник находился в психологическом ступоре»

С не менее страшными вещами пришлось столкнуться и нашим десантникам во время первой масштабной боевой операции 40-ой армии, которая проходила в марте 1980 года в провинции Кунар. Мне её в своём письме описал ветеран Афганистана Валерий Силуянов, генерал-майор ВДВ запаса:

«Наша 103-я воздушно-десантная дивизия была переброшена в Афганистан из Белоруссии в декабре 1979 года. Большинство личного состава не знала о предстоящей переброске. Правда, командир нашего 317-го полка и командиры батальонов вылетали на рекогносцировку в Афганистан за несколько месяцев до ввода войск. Но об этом знали только они.

25 декабря 1979 года полк приземлился на аэродроме Кабула, и уже вечером штаб с частью сил в составе 3-го батальона и других подразделений передислоцировался к дворцу Делькуш (местный аналог Кремля), расположенный в центре города. Размещались мы в местном клубе (по-нашему «Большой Кремлёвский дворец», клуб представлял собой одноэтажное здание, где проводились разного рода совещания, пленумы, партийные съезды). Помню, что офицеры размещались и спали вместе солдатами и сержантами своего подразделения...

Уже в конце февраля 1980 года полку пришлось принимать участие в боевой операции по подавлению сопротивления отряда «командос» афганской горно-стрелковой дивизии, поднявшей в провинции Кунар мятеж против просоветского правительства Бабрака Кармаля. «Командос» в полном составе перешли на сторону повстанцев-моджахедов и, по имеющимся данным, должны были уйти в Пакистан.

Была разработана специальная операция по разоружению мятежников. Для этого с ряда кабульских объектов снималась часть десантников, которые должны были высадиться с вертолётов на горных перевалах, чтобы отрезать повстанцам путь к пакистанской границе. Одновременно в горы выдвигались мотострелки 40-ой армии, усиленные танками и прочей бронетехникой. Соединившись, мотострелки и десантники должны были приступить к разоружению противника.

По сути, это была первая крупная боевая операция наших войск после Великой Отечественной войны...

...К сожалению, операция проходила не так, как задумывалась. Она выявила многие недостатки в подготовке наших войск.

Во-первых, для ведения боевых действий в горах мы были не готовы. Не было ни соответствующего вооружений, ни навыков горной подготовки. Для меня до сих пор остаётся загадкой, почему в канун ввода войск в Афганистан была расформирована уникальная 105-ая Ферганская дивизия ВДВ, которая предназначалась именно для действий в горно-пустынной местности. Дивизия имела лучших альпинистов в Вооружённых Силах, они проводили десятки и сотни учений в горах и пустынях, имели одну из самых лучших материально-технических баз. То есть, расформированная 105-ая дивизия обладала хорошо акклиматизированным личным составом, готового к боевым действиям в Афганистане! Мы же — солдаты 103-ей дивизии — готовились к войне в условиях лесисто-болотистой местности западного, европейского направления.

Да, после захода в Афган, мы начали усиленные тренировки солдат и командиров, понимая что рано или поздно придётся вступать в бой с моджахедами. Но времени всё равно оказалось очень и очень мало. Кстати, мотострелки также не имели соответствующих навыков. Когда началась операция, повстанцы устроили им завалы на горных дорогах. И вместо планируемых двух часов прохода, им пришлось пробиваться к десантникам... почти двое суток!

Во-вторых, далеко не все офицеры оказались достойными занимаемым должностям. Ведь одно дело командовать солдатами в мирное время, а другое — в условиях реальной войны. Так, ряд офицеров 9-ой роты, испугавшись, фактически ушли от своих взводов, а управление боем взяли на себя сержанты.

В-третьих, наломал «дров» и штаб армии. Тот штабной «специалист», который начертил маршруты выдвижения, совершенно не учёл горный характер рельефа местности. Поэтому высадившимся десантникам пришлось передвигаться по крутым склонам, порой не имея контакта с соседями. В итоге, некоторые наши подразделения и отдельные группы солдат оказались окружёнными противником.

Между тем, противник из числа «командос» (по-нашему спецназ) имел хорошую горную подготовку и специальное снаряжение — их винтовки времён англо-бурской войны с пулей в 7 сантиметров и оптическим американским прицелом попадали в пятикопеечную монету с расстояния 1400 метров! Эти пули легко пробивали любой бронежилет. Кроме того, мятежники на путях нашего подхода соорудили укрепления в виде горных пещер с закрывающимися амбразурами. Камень вытащил, есть амбразура для стрельбы, закрыл — можно увидеть только обычную скалу...

Один из участников операции, заместитель командира 7-ой парашютно-десантной роты старший лейтенант И.Дивинский, чьё подразделение получило задачу блокировать дорогу рядом с пакистанской границей, позже так описывал свои впечатления от того боя:

«...Мы ворвались на господствующую высоту и залегли. Теперь предстояло продержаться до подхода основных сил. Но душманы открыли такой ураганный огонь по мало защищённой высоте, словно хотели роем мин и пуль, как свинцовой крышей, затмить солнце у нас над головой. С каждой минутой интенсивность перестрелки возрастала. Всё чаще бойцы оглядывались назад, надеясь увидеть знакомые фигуры, но подмоги всё не было. Мы оказались в критической ситуации: ни поднять головы, ни переползти на другое место. Снайперы вели прицельный огонь, в основном, в лоб и грудь. Обнаружив, что мы одни и не все пули достигают цели, а десант в бронежилетах, стали вести огонь по ногам... Мой бронежилет был пробит в двух местах, в область сердца. Стрельбы велась прицельная, примерно с четырёхсот метров. И как потом выяснилось, стреляли из винтовок «Бур»... В 7-ой роте были убиты 6 человек, и все — выстрелом в лоб...».

Всего в ходе операции полк понёс, на мой взгляд, большие потери — 35 человек убитыми и 38 ранеными».

Из воспоминаний участника операции Валерия Марченко:

«Маршал Советского Союза Соколов приказал мне с группой сопровождения снять с брони тела бойцов и выложить на бетонку. Мы выложили в ряд 35 тел раздетых, в пыли и грязи солдат. У многих из них были вспороты животы, обезображены лица. Пять тел были изрублены на куски. Человек пятнадцать раненых солдат в окровавленных бинтах и в полной прострации, поддерживая друг друга, стояли рядом с погибшими товарищами...

Маршал Советского Союза Соколов смотрел на страшную правду войны — результат утверждённой им операции. Военачальник находился в психологическом ступоре. С расстояния полутора метров я видел окаменелое лицо старенького, небольшого роста человека в зелёной форме, заявившего на собрании партийного актива о том, что нам предстоит выполнять интернациональный долг. Как и все мы маршал испытывал шок».

Не менее удручающе чувствовали себя солдаты 860-го полка, которые 30-го марта 1980 года потеряли своих товарищей при попытке высадить десант в горном уезде Бахарак (провинция Бадахшан). На следующий день полк построился на прощание с павшими. Из воспоминаний Николая Белашова:

«Сегодня понедельник и день действительно тяжёлый. Прощаемся с ребятами, погибшими во время вчерашней операции на Бахарак. Такое ощущение, что это сон, не правда, происходит не с нами. Светит солнце, только траурный митинг, да на лафетах лежат ребята, произносятся речи. Напрашивается вопрос – сколько ещё такие речи будут продолжаться, сколько еще будем прощаться и говорить, что благодарный афганский народ никогда не забудет крови советских солдат, пролитой во имя светлого будущего Афганистана? Какого светлого будущего? Что-то не верится, что какой-то афганец вспомнит наших ребят, никому не надо это будет со временем. Все лежат такие красивые, молодые, им бы жить и жить, но, сколько горя матерям, даже трудно представить...

Вообще, всё чаще и чаще возникает вопрос – ради чего воюем, многое не понятно. Ведь чем мы больше влезем в эту войну, тем больше «грузов 200», но ведь на Родине даже и не знают, что мы воюем, что здесь гибнут ребята.

А по радио «Маяк» сегодня передают о социалистическом соревновании, охватившем граждан Советского Союза, которые в едином порыве готовятся достойно встретить 110-ю годовщину со дня рождения В.И. Ленина. Интересно, будем или не будем воевать 22 апреля...».

Воевать пришлось не просто до 22-го апреля 80-го года, а ещё почти целых десять лет...

Ушли и не вернулись

А теперь о том, КАК именно приобретался необходимый боевой опыт. Из воспоминаний бывшего начальника разведки 201-ой мотострелковой дивизии Николая Павловича Кузьмина (книга «Войсковые разведчики в Афгане»):

«Первые серьёзные потери разведчики нашей дивизии понесли уже 13 мая 1980 года. Тогда в полном составе погибла разведывательная группа разведбата численностью 8 человек. Группу возглавлял помощник начальника разведки дивизии старший лейтенант Н.Р. Шигин.

Не знаю, чем была вызвана необходимость назначения офицера штаба дивизии командиром разведоргана, обычно это редко практикуется. Разведгруппа была высажена с вертолёта в отдаленном горном районе западнее г. Файзабад. В течение дня душманы их не трогали, наблюдали, изредка обстреливали. К вечеру же, убедившись, что их никто не поддерживает, окружили в ущелье. Радиосвязь у разведчиков с командованием отсутствовала, иначе им была бы оказана необходимая огневая поддержка и эвакуация.

Случись такая утрата связи в 1982–1983 годах, в район их предполагаемого нахождения были бы немедленно высланы вертолёты и группа была бы найдена. Но был всего-навсего май 1980 года, и боевой опыт еще надо было получить. Боевой опыт и кровь – вещи неразрывные (выделено мной — В.А.)

Ожесточённый бой шел более трёх часов. Когда кончились патроны, разведчики попытались, используя наступившую ночь, отойти вдоль ущелья, но разве они могли сравниться в знании местности с местными жителями? Они были плотно окружены, и после ожесточённой схватки все погибли. Утром посланный в район боя десант обнаружил всех мёртвыми.

Тела Н.Р. Шигина и рядового С.Е. Соловьёва были обезглавлены, их головы потом бандиты демонстрировали в окрестных кишлаках населению. Рядовой Н.А. Романов подорвал себя гранатой. Рядовые М.В. Буянов, В.Г. Сабуров, С.Б. Рубанец, младший сержант В.И. Галкин и переводчик рядовой А.В. Музафаров были исколоты ножами, головы разбиты камнями, вывернуты ноги и руки...

Причиной гибели разведгруппы было то, что наши войска тогда ещё были во власти требований старых уставов и наставлений, абсолютно не подходивших к условиям Афганской войны. Ведь согласно «Наставлению по тактической разведке» 1966 года, действующему в тот период, разведывательные группы от дивизии могли высылаться в тыл противника на глубину до 100 км!»...

Ещё более трагический опыт получила 66-ая отдельная мотострелковая бригада, образованная на базе 186-го полка. Из воспоминаний Николая Юсупова (в 80-ом — сержанта, заместителя командира взвода):

«31 марта 1980 года в провинции Нангархар у нас был первый выход пёхом в горы. Самый первый среди всех подразделений 66 бригады. Никто не знал, что делать, никто ставил боевую задачу, никто не проинструктировал, в каком темпе должны идти подразделения, куда выйти, какую держать дистанцию, на что обращать внимание.

Жара стояла под 60, первая рота, где я служил, растянулась, хрен знает насколько. Вокруг горы, узкая тропа вьётся среди чёрных скал, настолько раскаленных, что плюнь на них – зашипят. Если, конечно, соберёшь слюны. Глотка пересохла. Плечи оттягивает рюкзак весом за 20 килограмм. С непривычки кружиться голова, и в мозгах лишь одно желание – упасть в тень. И пошло все на хрен.

Мы вышли на какую-то сопку, за которой притаились духи. Тогда мы этого не знали, и шли как бараны, которых гнали на убой. Без разведдозора, без боевого охранения. Как всегда. Неожиданно начавшаяся война расколола наш мир на тысячи мелких осколков. Несколько пуль из автоматов отметились на наших телах кровавыми розами смерти...».

В этом первом выходе погибло три человека. Остальные чудом остались живы — вели бой рассыпавшись кто куда, без единого командования и кто как мог. Спасло только то, что душманы по всей видимости ничего не знали ни о реальной численности подразделения, ни о его боеготовности (которой практически не было). В общем, бойцы дождались темноты и ушли к своим — тоже как попало...

Увы, этот бой ничему не научил — следующий выход этой злосчастной первой роты оказался по-страшному роковым. Описание этого боя несколько лет назад мне прислал афганский ветеран Игорь Котов (в Афганистане — командир миномётного взвода). Сейчас с этими его воспоминаниями «ХАРА. Афганистан. История вторжения» можно ознакомится в сети на сайте «Проза.ру». (http://www.proza.ru/2013/06/30/544 [2]) — очень рекомендую эту книгу, она очень поучительна и не только для одних военных...

Итак, 11-го мая 1980 года 1-ый батальон 66-ой бригады получил приказание прочесать ущелье по течению реки Печадара в направлении кишлака Хара, расположенного близ города Асадабад (провинция Кунар). Ошибка, которую совершило командование батальона, потом в разных вариациях повторится ещё не раз в Афганистане. Это когда подразделение, не соблюдая правил передвижения в боевой обстановке, входит в ущелье без должного прикрытия по склонам окружающих гор. Именно по такой же причине позднее, 3-го августа 1980 года возле кишлака Шаеста понесёт большие потери 783-ий отдельный разведывательный батальон 201-й мотострелковой дивизии — в ходе боя погибло 49 и получили ранения 48 солдат Советской армии. А 30-го апреля 1984 года — в ущелье Хазара погибнет целый батальон 682-го мотострелкового полка 108-ой дивизии... Но первой в такую ситуацию попала именно первая рота 1-го батальона 66-ой бригады — к тому же ситуация для роты усугублялась тем, что в ней не было ни единого опытного в военном отношении бойца...

Во время прочёсывания ущелья у кишлака Хара батальон сильно растянулся. Вторая и третья рота прошли вперёд. А вот первая, которая замыкала движение, замешкалась. Как пишет Котов, в последующей гибели роты во многом был виноват её замполит Николай Шорников. По его приказу рота выстроилась в походный порядок, без соблюдения необходимой в боевой обстановке дистанции между бойцами, убрали и боевое охранение по склонам. Неизвестно, какими соображениями руководствовался замполит — скорее всего ему просто захотелось ускорить движение роты. Не учёл он только одного — это была не мирная территория Советского Союза, где можно было двигаться без проблем и даже в парадном строю, а зона войны, где способы передвижения были сродни условиям жизни или смерти.

В общем, сидевшие засаде душманы воспользовались промахом Шорникова, что называется, по полной!

И когда на подразделение с окрестных гор обрушился шквал вражеского огня, сразу же появилось множество убитых и раненых. Мало того, когда начался бой, замполит растерялся и пытался бежать, но получил от душманов пулю в спину. Разбегавшихся солдат так же расстреливали буквально как в тире! Как пишут сегодня военные историки:

«Остатки роты и взвода АГС скрылись в ближайшем строении (около 30-35 человек). До 12 часов дня группа выдержала более 10 атак противника, потеряв около 10 человек убитыми и ранеными Попытка вызова помощи не удалась. Остатки группы сражались до самой ночи с превосходящим противником».

Ход этого боя ярко описал его участники Игорь Котов:

«Организация обороны командиром роты старшим лейтенантом Заколодяжным в крайнем доме кишлака Хара похожа на безумие, которому не учат в военных училищах. Стреляют человек пять, остальные в шоковом состоянии прячутся внутри дома и за стенами дувана (выделено мной — В. А.)».

Словом, по-настоящему воевало только несколько человек, остальные, находясь в шоковом состоянии, просто прятались — оно и понятно, ведь этих бойцов не готовили к настоящей войне ни в боевом, ни в морально-психологическом плане.

Но постепенно все оставшиеся в живых пришли в себя. Из окружения группа — не больше 14 человек — ночью вырвалась с боем, вступив даже в рукопашную схватку. Выходили в полной темноте, по глотку в воде таща на себе раненых и оружие. В конце концов вышли к своим... Сколько точно наших погибло в том бою, неизвестно до сих пор. По мнению Игоря Котова, больше полусотни человек — практически вся рота...

… Конечно же, те первые бои на афганской земле послужили для 40-ой армии хорошим уроком. Как вспоминают ветераны, у солдат даже выражение лиц поменялось — они стали более сосредоточенными и суровыми. И тем, кто потом стал приходить им на смену, было уже гораздо легче — всё же сменщикам было у кого учиться.

«Надо сказать, первый бой в Кунаре буквально перевернул психологию наших людей, — писал мне Валерий Силуянов. — Мы впервые столкнулись с дикой азиатской жестокостью по отношению к нашим раненым и убитым. Мы поняли, что в бою может быть только одно: либо ты убиваешь противника, либо противник убьёт тебя. Для обучения личного состава стали больше привлекать военнослужащих, уже прошедших через боевые испытания, награждённых боевыми наградами (так называемый боевой актив), а также наших военных советников, работавших в афганской армии: они помогали нам изучать национальные особенности и обычаи афганцев. Солдаты и офицеры стали понимать всю значимость боевой подготовки и самое главное — необходимость беречь товарищей, не имеющих должного опыта. Поэтому новичков, не прошедших предварительную полугодовую подготовку, на боевые операции, как правило, не посылали...».

А вот для нас главный урок из печального афганского опыта состоит в следующем — армия даже в условиях мирного времени должна заниматься только реальной боевой учёбой, плюс соответствующей психологической подготовкой. И ничем более!

Мало того, выскажу может быть даже очень крамольную мысль для некоторых наших сограждан — мне кажется, что военные профессионалы (генералы, офицеры и солдаты-контрактиники) должны периодически проходить боевую обкатку в самых различных реальных военных конфликтах (неважно где, в Сирии, на Кавказе или даже в Африке). Ибо только война может держать армейского профессионала в настоящей боевой форме — никакие, даже самые приближенные к боевым условиям учения эту практику никогда не заменят.

В противном случае, печальный и кровавый опыт первых месяцев афганской войны будет повторятся для нашей армии вновь и вновь...
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 19 фев 2018, 16:47

Экономические проблемы позднего СССР, приведшие к его распаду

16 февраля 2018

Кое-что об экономике
Верно, экономика СССР не выдержала конкуренции с экономикой Запада, это так. Но возникает естественный вопрос: почему экономика СССР выстояла и даже победила европейскую во время великого кризиса 1941-1945 годов? Многие известные экономисты Запада в своих работах прямо пишут, что, будь в начале 40-х годов Россия царской, дореволюционной, ей пришёл бы конец во время гитлеровского нашествия.
Советская экономика, как довоенная, так и во время кровопролитной войны, действовала без сбоев. На её работе особо не отразилось даже то, что часть страны оказалась под оккупацией. Западные экономические гении пришли к выводу, что советская плановая экономика самая передовая в мире. И только ей было под силу выдержать то, что она вынесла.
И вдруг такой парадокс: страна ни с кем не воюет, фактически процветает, а экономика вся развалилась! В чём дело? Дело в том, что ей помогли развалиться. Если так, тогда кто? Понятно, что те, кто ею управлял. Как говорит пословица, рыба всегда с головы гниёт.
Только почему-то при Иосифе Виссарионовиче эта «голова» не гнила. Как только начинался лёгкий запашок, он её тут же отсекал. И, наверное, правильно делал. Почему Сталин постоянно чистил корпус своих управленцев? Потому что он был вынужден ставить на ключевые командные посты специалистов, но, по ведическому определению, людей из первого высшего сословия. Такие люди могут следовать идее, если ими управлять. Как только управление ослабевает, они начинают теряться и скатываться вниз, к материальному. Подобных людей академик Поршнев в своей монографии о людях хищных видов назвал диффузниками.
Но у Иосифа Виссарионовича не было выбора. Непродажных и неподкупных, безразличных к удовольствиям и власти, в послереволюционной России было очень мало. К тому же Орден через своих людей за каждым из таких внимательно следил. И по возможности старался от них избавиться. Хозяевам западной цивилизации у власти в Советской России нужны были продажные любители удовольствий, подлые, завистливые, с преступными уголовными замашками. Такие, каких в древности назвали холопами. Подобными легко управлять, особенно через деньги и секс. Поэтому Сталин, беседуя с С.М. Кировым, позднее со Ждановым и другими людьми, которым он доверял, часто говорил: «Деньги-то мы найдём, но где людей взять?»
«Где людей взять?» — это был главный вопрос всей его жизни. Сталину нужны были управленцы. Люди из второго высшего ведического сословия. Такие, каких невозможно ни купить, ни запугать, ни обмануть. Но подобных людей рядом с Иосифом Виссарионовичем было совсем ничего. Сначала он потерял Сергея Мироновича Кирова. Правда, судьба ему послала Андрея Жданова, но и его вскоре убили. Остался верный Берия. Лаврентий Павлович работал за десятерых, смог сделать очень многое. Он очистил от швали советский НКВД. Создал пограничные войска, элитные дивизии НКВД. Осилил атомный проект и поднял на огромную высоту советское ракетостроение... А если бы таких Берий было десять или двадцать? Но их, к сожалению, не было. Были такие, которые только делали вид, что стараются. На самом деле это были затаившиеся враги вроде Суслова, Микояна, Кагановича или Хрущёва.
При Никите Сергеевиче в экономику проникли безыдейные карьеристы. Они не горели желанием организовать в СССР такой рост экономики, чтобы Западу стало и завидно, и страшно. В Советском Союзе для экономического развития было всё, что только может быть: гигантские сырьевые ресурсы, обеспеченный золотом рубль, трудолюбивый, любящий свою Родину народ... Имелось всё, но не было Сталина, человека, который бы своей энергией организовал и двинул вперёд всю эту махину. А самое главное, вышвырнул бы из хозяйствования откровенных воров-казнокрадов, тупоголовых карьеристов.
При Сталине в СССР было развито движение рационализаторов-изобретателей. Что только эти талантливые и образованные люди не предлагали! И государство шло им всегда навстречу. Но при Никите Хрущёве всему этому движению сразу же пришёл конец. Теперь тысячи удивительных изобретений и открытий ложились на полки архивов. Никого они уже не интересовали. Спрашивается, почему?
Да потому, что советской экономикой через подставных лиц стал манипулировать Запад. Нет, не прямые агенты спецслужб, хотя, наверняка, были и такие. В основном холопствующие, которых туда продвигали тупоголовые партийные функционеры. Подобными недолюдками были забиты все советские министерства: внизу — на заводах, фабриках и шахтах — вполне нормальные люди, вверху, в министерствах, — одни карьеристы и дураки. Как такое объяснить? А никак! Работал чёткий отбор. А дирижировал ими из-за кордона хозяин. Умело, умно и со знанием дела.
Выше мы написали, что за американские тряпки наш народ предал сам себя. Почему так получилось? Да потому, что к этому его подтолкнула наша же советская экономика. Конечно, не надо сбрасывать со счёта и советского обывателя. Именно его вина в том, что произошла огромная трагедия.
Люди идеи никогда не бывают падки на тряпки и побрякушки. Они создают всё своё, которое нисколько не хуже, а то даже и лучше того, на что их хотят купить. Но вернёмся снова к экономике.
В 80-е, когда в Союзе стали появляться первые американские джинсы, многие обыватели их так расхваливали, что можно было подумать, что они особенные: «Надо же, американские! Из самой лучшей ткани, а заклёпки-то, заклёпки!!!» На чём поймались? На ерунде. Неужели наша лёгкая промышленность не в состоянии была ещё до ввоза в СССР американских портков выпустить точно такую же ткань, а то и получше? Конечно, могла. Она всё могла: и заклёпки сделать лучше американских, и нашлёпки из кожи. И названия джинсов, например: «Сибирь», «Русский Север», «Златоглавая Москва», «Великий Новгород», «Ташкент» и т.д. Что ей помешало? Или кто помешал? Можно было с нашими ресурсами сделать такие джинсы, что американцы померли бы от зависти. Например, придумать какое-нибудь бронзовое оформление или пряжки с инкрустацией из оленьего рога. Рогов у нас на севере — горы. И никому они не нужны. Но наша промышленность не среагировала. А ведь за наш товар те же американцы могли платить валютой. Теперь вопрос: почему не среагировала? Ответов можно найти много. И все они будут правильными. И всё-таки главное останется в тени.
Мы имеем в виду алгоритм советского производства. Установка хозяев западной цивилизации на то, чтобы из советского сырья все товары делались намного хуже западных. Буквально всё, что наша промышленность выпускала, шло в рамках этого тайного алгоритма.
Именно поэтому промышленные изделия, выпущенные при Сталине, до сих пор ещё служат. Хотя по всем меркам их срок давным-давно закончился. При Иосифе Виссарионовиче западная установка на наши товары не работала. Пусть бы попробовал кто-нибудь из министерства заставить директора завода производить продукцию хуже, чем он может. Такой министр сразу же стал бы в ряд с врагами народа.
Справедливо это или нет? Конечно, справедливо. Именно поэтому, не доверяя министрам, Иосиф Виссарионович любил напрямую общаться с директорами заводов.
Вот почему и сталинские «Победы», и охотничьи ружья «Иж-54», и холодильники «ЗИЛ», и многое другое всё ещё работают. Достаточно вспомнить, что гордые своим отечественным охотничьим оружием англичане в 60-е годы с удовольствием закупали советские «Иж-54» и гордились тем, что в руках у них советские двустволки. Вот оно, какое должно быть советское производство! Всё самое лучшее, самое передовое и надёжное! Наша продукция обязана превосходить западную. И другого пути у советских людей нет. Чтобы наши товары с удовольствием приобретали люди самых передовых стран мира. Не говоря уж о гражданах Африки или Азии. Примерно такую установку дал советской экономической машине Иосиф Виссарионович. И при нём всё шло так, как надо.
Но с приходом к власти в стране Никиты Сергеевича Хрущёва заработал алгоритм «советского производства». Куда ни кинь, везде плохо. Везде хуже, чем на Западе. Разве что ВПК как-то держался. Но и по нему нанёс удар Никита Сергеевич Хрущёв. Сначала по военно-морскому флоту, а потом по авиации. Теперь вопрос: кто же следил за ростом и развитием нашей советской науки и экономики? Понятно, что из-за рубежа следили. И следили внимательно. Но следить мало, советскую экономическую мощь умело сдерживали. Кто этим занимался?
Понятно, что и наши родные спецслужбы, и их союзники по постепенному убийству СССР из ЦРУ — две самые мощные в мире разведки. Как любил говорить Сталин: «Кадры решают всё». Вот кадры и решали: во главе нашей советской промышленности всегда ставить таких людей, которые умели жить только для себя, а не для народа, и которые отлично понимали, что от них требуется. Именно по этой причине Советский Союз очень скоро после смерти Сталина потерял передовые позиции в мировой экономике и постепенно превратился в сырьевой придаток Запада. При Л.И. Брежневе СССР окончательно сел на нефтяную иглу, что как раз и требовалось.
Теперь перейдём снова к Ю. Андропову. Никто не задумывался, зачем нужно было андроповскому КГБ внедрять в СССР внутреннюю разведку? Точно такую, как в чужой западной стране? Ответ лежит на поверхности, надо только немного подумать: чтобы внимательно следить за директорами советских предприятий, чтобы те не вздумали внедрять в производство на свой страх и риск то, что им могут предложить местные талантливые изобретатели. Понятно, что «провинившегося» директора тут же обвиняли в растранжиривании народных денег и снимали с работы. Заменяя, естественно, балбесом. Такое вот тотальное оболванивание в министерствах и на предприятиях довело советскую экономику до настоящего шока. И делали это не какие-то западные конкуренты, а свои мерзавцы, которые после смерти Сталина и Берии изо всех сил, в угоду Западу, тормозили развитие страны.
Понятно, что те деятели из КГБ, которые такими делами занимались, через паутину сотрудничества спецслужб получали кругленькие суммы. Если верить Колеману, деньги шли из банка Рокфеллера. Возможно, западные доллары как шли, так и идут, только уже не в КГБ, а в какой-нибудь из отделов в ФСБ.
А теперь вернёмся к М. Горбачёву. Вот А. Хинштейн и В. Мединский в своей книге написали, что в Союзе из магазинов в 80-х буквально всё исчезло. Они, эти писатели, правы. Так оно и было. Но вопрос, почему исчезло? Причём всё сразу: и товары первой необходимости, и продукты питания?
Возникла парадоксальная ситуация: заводы вовсю работали, их никто не останавливал, а в магазинах — пусто! Почему? Тут либо вся продукция, в том числе и продукты сельского хозяйства, сразу уходила за бесценок к неграм в Африку, либо их складывали на базы, а потом планомерно, объявив по документам лежалым товаром, цинично уничтожали. Скорее происходило и то, и другое. В стране создавался искусственный дефицит.
Понятно, чтобы обвинить во всём советскую власть, а заодно с нею и социалистический строй. Параллельно это делалось ещё и для того, чтобы подтолкнуть советского обывателя выступить в поддержку будущего распада СССР. Хитро, умно и подло.
Никогда автору не забыть, как один знакомый кэгэбешник зимой 1986 года пригласил его съездить с ним за мясом для собак... Километров за 30 от города. Когда и тот, и другой приехали на место, то перед глазами возникла ужасная картина: овраг, заваленный убитыми двухгодовалыми бычками. На вопрос автора, откуда столько быков и зачем их всех ухлопали, напарник, вздохнув, ответил, что в стране происходит что-то ужасное. Непонятное. А бычки все здоровые, их везли на мясокомбинат, а оказались они в овраге. Мы ручной пилой отпилили задние ноги одному быку. И поехали в город. «От того, что я наблюдаю, волосы встают дыбом, — сказал мне на прощание кэгэбешник. — Кто-то там на самом верху сошёл с ума».
Эту поездку не забыть, она говорит о многом. Понятно, что спецслужбы в 90-е годы делали своё дело, изо всех сил разрушая экономику страны, а «демократические» СМИ вещали и по радио, и с телевизионных экранов о том, что советская экономика не выдерживает конкурентной борьбы с экономической машиной Запада. И обыватель, не понимая, что на самом деле происходит, всё проглатывал.
Дефицит как рычаг управления обществом
Из вышеизложенного понятно, что кризис социалистической экономики был искусственно организован. И организация его началась сразу после смерти Иосифа Виссарионовича. Сначала на ключевые места в экономике протаскивались нужные люди. Потом, благодаря им, была построена неуклюжая, тупая и неповоротливая экономика. А дальше всё пошло по накатанной колее. С одной стороны, этим уродом управляли тупоголовые марксисты из Кремля, с другой — умные и образованные, но продажные друзья-приятели из спецслужб.
И не надо лицемерить и врать, что социалистическая плановая экономика в тысячу раз хуже рыночной, капиталистической. Вопрос в том, кто ею управляет. Если честные патриоты, то всё хорошо, экономика развивается такими темпами, какие не снились ни одной западной. Пример тому — сталинская эпоха.
Даже либералы соглашаются с этим, но у них есть всегда отговорка, что, дескать, Сталину помогал ГУЛАГ. На СССР в его время работали рабы.
Да, лагеря ГУЛАГа сами себя содержали. Это так. Но существенной прибыли от них обществу не было. Иногда они были экономически и не выгодны. Особенно в начальный период их организации.
Заключённые нуждались в жилье, одежде, питании. Их надо было содержать. Свободные люди сами о себе заботились, а здесь приходилось всем заниматься государству.
И всё-таки советская экономика при правильном управлении развивалась колоссальными темпами. Она разрушалась и тормозилась намеренно, и таким процессом из-за кордона умело дирижировали. Союз не свалили войной, теперь его убивали другими способами. Вопрос: зачем всё это делалось?
С одной стороны — понятно: чтобы доказать всему миру, что социалистическая экономика не жизнеспособна. Но была ещё одна сторона медали: создать в стране сплошной дефицит.
Нехватка того, другого, третьего — самого нужного и необходимого — всегда вызывает раздражение. Русским же монотонно и нудно внушали, что во всём виноваты союзные республики. Они, окаянные, высасывают из РСФСР все соки. Плюс ещё и страны Варшавского блока. Какой из всего этого может быть вывод? Только один: долой и тех, и других.
Но в союзных республиках дефицит уже контролируемый, его там особо не распространяли. Когда в России прилавки магазинов, мягко сказать, выглядели пустовато, то в Средней Азии, Казахстане, в Прибалтике и даже на Украине всё было далеко не так. Там на прилавках можно было найти почти всё. Зачем это делалось? Кое-кто может сказать, чтобы в республиках не роптали. Но есть ещё одно «но». Чтобы тысячи русских стали искать себе новую родину там, где и теплее, и в магазинах всё есть.
Парадокс, но из-за такой вот экономической политики часть населения самой богатой в СССР республики хлынула на периферию. В Среднюю Азию и Казахстан, в Молдавию и Прибалтику.
Зачем это было сделано? С одной стороны, чтобы создать в союзных республиках напряжение: дескать, зачем едут русские? Тут и без них тесно. И вообще, они — оккупанты и нахлебники. С другой — чтобы как можно больше русского этноса переселить подальше от Родины.
Тот, кто всё это затеял, отлично знал будущее. Знал, что СССР не сегодня-завтра должен распасться, и за границей окажутся миллионы русских людей. Конечно, из них кое-кто сможет вернуться, но большая часть, подобно курдам, оказавшись на чужбине, превратятся в людей второго сорта и поэтому угнетаемую прослойку общества. По сути, в белых рабов.
Умно? Просто гениально! В результате после распада СССР русский этнос лишился 25 миллионов соотечественников. Потеря соотносится с результатом Второй мировой войны.
Автор: Г. А. Сидоров. Тайный проект вождя, или Неосталинизм. М.: Родович, 2012 (гл. 38, 39).
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 21 фев 2018, 10:02

100 лет назад, в феврале 1918 года, Красная Армия одержала первые крупные победы в южной части России. В результате двухмесячных кровопролитных боёв советские войска очистили от белых и белоказаков Дон. Также советские войска одержали вверх над силами Центральной рады, 8 февраля 1918 года взяв Киев.
Общая ситуация
Фронты Гражданской войны в привычном, законченном виде возникли не сразу. Ещё до Октября на местах, особенно в национальных окраинах, появляются национальные «правительства» со своими военными формированиями, которые берут курс на «автономию». После того как большевики берут власть в Петрограде и Москве, в ряде областей происходит становление как сил контрреволюции, так и сил поддерживающих социалистическую революцию. К примеру, на Дону с одной стороны был многочисленный пролетариат, иногороднее крестьянство, фактически бесправное, казаки-фронтовики, принявшие левые идеи и революционные солдаты, а с другой — крупные землевладельцы (казацкие генералы и офицеры) и казаки-«кулаки», пользовавшиеся вековыми привилегиями, также сюда прибыли «белые», чтобы создать контрреволюционную армию. Они начинают борьбу друг с другом. Окончательное же складывание фронтов Гражданской войны произойдёт позднее, с началом масштабной внешней интервенции. Захватчики поддержат те или иные контрреволюционные силы – белых, белоказаков, националистов, чтобы те стали их ударной силой в борьбе с большевиками (красными).
Постепенно на общем фоне мелких стычек местного значения проявятся более крупные военные события, операции. В это время военные операции были в основном связаны с главными направлениями, совпадающими обычно с направлениями сквозных железнодорожных магистралей. Военные историк Н. Е. Какурин назвал этот период Гражданской войны – периодом «эшелонной войны» («Как сражалась революция»). Обе стороны располагали в это время небольшим количеством активных штыков и сабель, они были слабо организованы, это привязывало их к линиям железных дорог: «… борьба носила почти исключительно «эшелонный» характер». Малочисленность войск, эшелонный характер войны, при большой подвижности, маневренности создавали картину необычной пестроты и разнообразия. «Армии» в несколько сотен человек, разъезжая в эшелонах, быстро и неожиданно концентрировались на важных направлениях и в короткие сроки решали стратегические задачи.
Стратегические операции «эшелонной войны» сводились со стороны контрреволюционных сил к организации «армий» и расширению пространства, для контроля над коммуникациями и ресурсами, со стороны революционных сил – к расширению и закреплению территории подконтрольной советской власти и попутной ликвидацией сил противника, чтобы затушить пожар войны на начальной стадии.
Контрреволюция на Дону
На Дону силы контрреволюции возглавило донское правительство атамана А. М. Каледина. Генерал Каледин, отстранённый от командования 8-й армией за то, что не принял Февральскую революцию и отказался выполнять распоряжения Временного правительства о демократизации в войсках, прибыл на Дон. В конце мая Каледин принял участие в работе Донского Войскового Круга и, вопреки своему желанию, уступив уговорам казачьей общественности, согласился на избрание войсковым атаманом.
Противостояние центральной власти и Дона началось ещё при Временном правительстве, как и образование на месте несколько центров власти. Так, в мае 1917 года Областной съезд крестьян принял решение об отмене частной собственности на землю, однако Донской войсковой Круг объявил земли Дона «исторической собственностью казаков» и принял решение об отзыве казаков из аппарата Временного правительства и из Советов. Это привело к обострению соперничества двух властных структур — Войскового правительства и Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов. 1 сентября 1917 года военный министр Временного правительства А. И. Верховский приказал арестовать Каледина за причастность к мятежу Корнилова, однако донское правительство отказалось выполнить приказ. В итоге А. Ф. Керенский уступил и отменил приказ об аресте.
После Октября ситуация ещё больше обострилась. В городах, особенно в Ростове и Таганроге — преобладали социалистические партии, с недоверием относившиеся к казачьей власти. Меньшевики численно преобладали во всех думах Донской области, центральных бюро профсоюзов и во многих Советах. Им уступали эсеры и большевики. Умеренные социал-демократы не желали поддерживать советскую власть, так как продолжали считать переход к социализму в России преждевременным. С другой стороны, опасались кадетско-калединской диктатуры. Поэтому меньшевики призывали свои организации играть роль «третьей силы».
Атаман Каледин объявил захват власти большевиками преступным. Донское правительство «временно, до восстановления власти Временного правительства и порядка в России,… приняло на себя полноту исполнительной государственной власти в Донской области». Каледин пригласил членов Временного правительства в Новочеркасск для организации борьбы с большевиками и пытается установить контроль над Донской областью. 26 октября (8 ноября) 1917 г., в то время как в Ростове Совет попытался взять власть в свои руки, Каледин ввёл военное положение в углепромышленном районе области, направив туда казаков. 2 (15) ноября Каледин издал приказ о введении военного положения во всей Донской области. Во всех промышленных центрах были размещены воинские части. Ликвидировались Советы, закрывались рабочие организации, их активисты увольнялись с работы и вместе с семьями высылались за пределы области. 7 (20) ноября атаман Каледин, осознав, что время Временного правительства безвозвратно ушло, обратился к населению Донской области с заявлением о том, что Войсковое правительство не признаёт большевистскую власть, а поэтому область провозглашается независимой до образования законной российской власти.
Как "украинская химера" разжигала Гражданскую войну

Одновременно на Дону начли формировать ядро будущей Белой армии (Подробнее в статьях: Как создали Добровольческую армию; Как началась битва за Дон). 2 (15) ноября в Новочеркасск из Петрограда прибыл генерал М. В. Алексеев. Каледин формально отказал в просьбе «дать приют русскому офицерству», не желая обострять отношения с казаками, которые массово возвращались домой с фронта и в целом поддерживали левые идеи, желали мира, вдоволь нахлебавшись превратностей войны. Но в целом, атаман закрыл глаза на создание костяка белой армии и сам неформально поддерживал этот процесс. Алексеев активно формирует свою организацию («Алексеевскую организацию»). 4 (17) ноября создали первую воинскую часть — Сводно-Офицерскую роту. Затем сформировали Юнкерский батальон, Сводную Михайловско-Константиновскую батарею и другие части.
Большая часть казаков воевать не желала и сочувствовала большевикам, поэтому Каледину пришлось обратиться к алексеевцам, когда 25 ноября (8 декабря) в Ростове началось большевистское восстание. После нескольких дней упорных боев, к 2 (15) декабря Ростов был освобождён от красных. Калединцы и алексеевцы захватили также Таганрог и значительную часть Донбасса.
В декабре в Новочеркасск прибыл генерал Л. Г. Корнилов. Генерал первоначально планировал ехать в Поволжье и далее в Сибирь, чтобы там возглавить контрреволюционные силы. Но его уговорили остаться на юге России, несмотря на разногласия с генералом Алексеевым. Дело было в финансировании белых и поддержке их со стороны Антанты. Во второй половине декабря на совещании белых генералов с делегатами «Правого центра» было достигнуто соглашение о разделении полномочий между триумвиратом Каледин—Алексеев—Корнилов. Триумвират встал во главе Донского гражданского совета, созданного для руководства Белым движением на всей территории бывшей Российской империи и претендовавшего на роль всероссийского правительства. С ним вступили в связь страны Антанты, прислав в Новочеркасск своих представителей.

20 декабря 1917 года (2 января 1918 года) атаман Каледин официально разрешил формирование на территории Донской области добровольческих отрядов. Официально о создании «Добровольческой армии» и об открытии записи в неё было объявлено 24 декабря 1917 года (6 января 1918 года). 25 декабря 1917 года (7 января 1918 года), было объявлено о вступлении генерала Корнилова в должность командующего армией, названной по его инициативе «Добровольческой». В итоге верховным руководителем армии остался Алексеев (за ним было политическое руководство и финансы), главнокомандующим — Корнилов, начальником штаба — генерал А. С. Лукомский, начальником 1-й дивизии — генерал А. И. Деникин. «Шпагой генерала Корнилова» стал генерал-лейтенант С. Л. Марков, служивший начальником штаба 1-й дивизии и командиром 1-го Офицерского полка им же сформированного и получившего после смерти Маркова его именное шефство.
Стоит отметить, что с учётом позиции большей части казачества, белые, контрреволюционные силы не смогли создать на Дону большую армию. Каледину не удалось поднять казаков-фронтовиков на борьбу с советским правительством. Казаки, возвращаясь с фронта, в подавляющем большинстве расходились по домам и не хотели воевать. Более того, многие из них поддержали первые Декреты советского правительства. Среди казаков-фронтовиков широкое распространение получила идея «нейтралитета» в отношении советской власти. Большевики, со своей стороны, стремились использовать это колеблющееся настроение рядового казачества, получив поддержку т. н. «трудового казачества». Казаки-фронтовики захватывали власть в станицах и не поддерживали антиреволюционный курс донского правительства.
В итоге «нейтралитет» казаков помешал Каледину, Алексееву и Корнилову сформировать на Дону действительно многочисленную армию из добровольцев и казаков. Добровольческая армия воспринималась казаками как сила, посягавшая на их автономию и которая вела к столкновению с центральной советской властью. Кроме того, донское правительство также не стало сильной, авторитетной власть, его раздирали противоречия. Многие его члены надеялись «договориться» с местными революционными учреждениями и лояльностью в отношении советской власти примирить красный Петроград с Доном и избежать боевых действий. В результате в Добровольческую армию вступило лишь около 5 тысяч бойцов.

В Киеве после февральского переворота на арену политической жизни вышла Центральная рада. В этот период в среде украинской интеллигенции преобладало два мнения относительно будущего Украины (Малороссии). Сторонники самостоятельности (самостийники) во главе с Н. Михновским выступали за немедленное провозглашение независимости. Автономисты (В. Винниченко, Д. Дорошенко и их сторонники из Товарищества украинских прогрессистов) видели Украину автономной республикой в федерации с Россией.
При этом необходимо помнить, что подавляющая часть населения Малой России (русские-малороссы, южные русы, русины и т. д.) тогда не считала себя «украинцами». Само слово «Украина-Украйна» изначально означало окраину Речи Посполитой и Московского царства. «Украинская химера» — идея существования «древнего украинского народа», отдельного от русских, была создана в идеологических центрах Ватикана, Польши, Австро-Венгрии и Германии (позднее это наследство приняли в Англии и США). Цель – расчленение единого суперэтноса русов (русского народа), стравливание русских с русскими (будущими «украинцами»), ослабление пассионарного, демографического и ресурсного потенциала русской цивилизации и народа. С последующей ассимиляцией «украинцев» (этнографический материал для освежения крови американцев, канадцев, французов и т. д.), их перекодирования в «пушечное мясо» Запада, создания постоянных врагов оставшихся русских. Ранее подобная программа была отработана на полянах-поляках.
В начале XX столетия лишь кучка маргинальной националистической интеллигенции считала себя «украинцами». Остальные жители Малороссии-Украины были обычными русскими, имевшими свои территориальные, языковые и бытовые особенности. К примеру, такие же особенности имели казаки Дона, Кубани, Оренбурга, Сибири, поморы на Севере, сибиряки и т. д. А ещё раньше такие же особенности имели жители Рязани, Твери, Москвы, Новгорода, Пскова и т. д. Но всё они были представителями одного русского суперэтноса, а не отдельными народностями, этносами.
Теперь кучка национал-сепаратистов получила возможность распространить свои взгляды на большую часть населения огромного региона. Они получили такую возможность только из-за начала Смуты в России. Иначе украинские националисты так и остались бы на обочине общественно-политической жизни Малой России. Кроме того, на националистов делали ставку как державы германского блока, так и Антанты, которые лелеяли планы расчленения и захвата территорий России, решения «русского вопроса» — исключения русской цивилизации и народа из Большой Игры.
4 (17) марта 1917 года было объявлено о создании Украинской центральной рады. В своей приветственной телеграмме на имя главы Временного правительства князя Львова и министра юстиции Керенского от 4 (17) марта и в «Обращении к украинскому народу» 9 (22) марта Центральная рада заявила о поддержке Временного правительства. В приветственной телеграмме, в частности, выражалась благодарность за заботу о национальных интересах украинцев и надежда на то, что «недалеко уже время полного осуществления наших давнишних стремлений к свободной федерации свободных народов». 7 (20) марта состоялись выборы руководства Центральной рады. Председателем УЦР был заочно избран признанный лидер украинства, профессор Михаил Грушевский, один из руководителей Товарищества украинских прогрессистов, на тот момент отбывавший ссылку в Москве. Его временно замещал В. Науменко, а заместителями председателя были избраны Д. Антонович и Д. Дорошенко.
Необходимо отметить, что Центральная рада была образована явочным порядком лицами, объявившими себя «депутатами» от возникших на революционной волне групп, кружков и мелких организаций, объявивших себя партиями. Таким образом, население Малороссии ЦР ни в малейшей степени не представляла и была учреждением вполне самочинным. Украинские националисты воспользовались смутой и хаосом, начавшимся в России, чтобы объявить себя властью.
С приездом Грушевского Центральная рада развернула активную деятельность, с целью формирования украинской государственности и получения Украиной самостоятельности. То есть украинские националисты выступили в качестве одного из отрядов по развалу исторической России, внося свою лепту в развитие смуты и хаоса на территории бывшей Российской империи. «Украинская химера» — как государство и народ, — не имела никаких исторических, государственных и национальных корней, поэтому её создание вело к целому ряду серьёзных проблем, усугубляющих общую смуту.
Украинские социал-демократы и украинские эсеры составили в ЦР большинство. Их целью было формирование национально-территориальной автономии Украины в России, которую впоследствии предполагалось преобразовать в договорную федерацию. При этом Украина должна была получить максимальную автономию, в том числе с собственной делегацией на будущей мирной конференции, и со своей армией. В Малороссии в это время были другие центры силы. Временное правительство в Киеве было представлено губернским комиссариатом. Фактической властью в своих областях и на местах располагали Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Так, в Киевском Совете рабочих депутатов первоначально преобладали деятели меньшевистского толка, однако вскоре ведущую роль в нём стали играть большевики.
6—8 (19—21) апреля 1917 г. состоялся Всеукраинский национальный съезд. В результате завершился процесс формирования Центральной рады. Делегаты съезда избрали новый состав Центральной рады и новый президиум УЦР. Грушевский был переизбран главой УЦР, его заместителями стали С. А. Ефремов и В. К. Винниченко. Они же возглавили и законодательно-исполнительный орган в составе 20 человек — Комитет Центральной рады (позже стал именоваться Малой радой). В резолюции съезда было заявлено: «В соответствии с историческими традициями и современными реальными потребностями украинского народа, съезд признаёт, что только национально-территориальная автономия Украины в состоянии удовлетворить чаяния нашего народа и всех других народов, живущих на украинской земле». В резолюции признавалось, что основные проблемы, стоящие перед страной, могут обсуждаться и решаться только Учредительным собранием. Однако присутствовало требование, чтобы в будущей мирной конференции участвовали «кроме представителей воюющих держав, и представители народов, на территории которых происходит война, в том числе и Украины», что говорило стремлении превратить Украину в субъект международного права.

Решительное требование «немедленного провозглашения особым актом принципа национально-территориальной автономии» содержалось и в решениях Первого Всеукраинского военного съезда, который прошёл в мае 1917 г., по инициативе новой общественно-политической организации — Украинского военного клуба имени гетмана Павла Полуботка, которым руководил Н. Михновский. Целью Украинского военного клуба была украинизация воинских частей, дислоцированных на территории Украины, и создание украинской армии. Военный съезд высказался за немедленное назначение при Временном правительстве министра по делам Украины, реорганизацию армии по национально-территориальному принципу, формирование украинской национальной армии, а также «украинизацию» Черноморского флота и раздел Балтийского флота. То есть наглость украинских националистов росла по мере разложения России. Правда, в целом позиция «автономистов» в этот раз ещё победила.
На основе резолюций съездов Рада составила специальный меморандум Временному правительству. От Временного правительства ожидали «принципиально-благожелательного отношения» к лозунгу автономии. Выдвигалось требования: участия «представителей украинского народа» в международном обсуждении «украинского вопроса»; предлагалось назначить «особого комиссара» по делам Украины; для поднятия боеспособности и восстановления дисциплины предлагалось выделить украинцев в отдельные войсковые части как в тылу, так и на фронте. Это был фактически главный шаг к созданию сепаратной армии, то есть и самостоятельного государства. Кроме того, предусматривалось распространить украинизацию начальной школы на среднюю и высшую, провести украинизацию административного аппарата, амнистию или реабилитацию репрессированных лиц украинской национальности. При этом субсидировать украинские властные структуры из центра. То есть провести «украинизацию» Малой России за счёт самих же русских. Весьма иезуитский ход.
16 (29) мая в Петроград направилась делегация УЦР во главе с Винниченко и Ефремовым. Меморандум УЦР был рассмотрен на заседании Юридического совещания Временного правительства, однако внятного, чёткого решения по поводу выставленных требований принято не было. Временное правительство, как обычно, предпочло пассивно ждать последующих событий. Февралисты-революционеры, разрушив слабую, по их мнению, царскую власть, сами оказались полными ничтожествами в сфере внешней и внутренней политики.
Слабость и пассивность Временного правительства подтолкнула ЦР к более решительным действиям. 3 (16) июня было опубликовано правительственное сообщение об «отрицательном решении по вопросу об издании акта об автономии Украины». В тот же день на общем собрании ЦР было решено обратиться к народу с призывом «организоваться и приступить к немедленному заложению фундамента автономного строя на Украине».
5 (18) июня в Киеве открылся 2-й Всеукраинский военный съезд, созванный вопреки запрету военного министра А. Керенского (его проигнорировали). Съезд прошёл в духе полной победы украинского сепаратизма. Выступая перед участниками съезда 7 (20) июня, Винниченко дал понять, что лозунг автономии Украины в рамках России, отказ от насильственных мер в защиту национальных требований — это лишь временные, тактические ходы. 10 (23) июня на заседании Комитета Центральной рады был принят и в тот же день оглашён на военном съезде Первый Универсал, провозгласивший в одностороннем порядке национально-территориальную автономию Украины в составе России. Законодательным органом автономии объявлялось Всенародное украинское собрание (Сейм), избираемое всеобщим равным, прямым, тайным голосованием. Решения Сейма получили приоритет над решениями будущего Всероссийского учредительного собрания. ЦР брала на себя ответственность за текущее состояние дел на Украине, и для обеспечения её деятельности вводились дополнительные сборы с населения Украины. Кроме того, было принято решение о создании национально-территориальной армии.
16 (29) июня, Центральная рада создала Генеральный секретариат — исполнительный орган. Председателем (премьер-министром) Генерального секретариата (правительства) был избран Винниченко. С. Петлюра занял пост генерального секретаря по военным делам. Генеральный секретариат принял Декларацию, в которой ЦР была названа высшим не только исполнительным, но и законодательным органом всего организованного украинского народа.
28 июня (11 июля) в Киев прибыла делегация Временного правительства в составе А. Керенского, И. Церетели, М. Терещенко с целью наладить отношения с Центральной радой. Временное правительство пошло на уступки: против автономии Украины не возражали, но окончательно вопрос должно было решить Учредительное собрание. Также правительство признавало Генеральный секретариат как высший распорядительный орган Украины, и сообщало, что благосклонно отнесётся к разработке Украинской радой проекта национально-политического статута Украины. В ответ ЦР также сбавила тон и 3 (16) июля выпустила Второй Универсал, в котором было заявлено, что «мы, Центральная Рада,… всегда стояли за то, чтобы не отделять Украину от России». Генеральный секретариат объявлялся «органом Временного правительства» и т. д. В ответ радикалы подняли восстание (Восстание полуботковцев), но его быстро подавили.
В середине июля украинская делегация прибыла в Петроград для утверждения Временным правительством состава Генерального секретариата и Статута высшего управления Украиной (в окончательном варианте — Статут Генерального секретариата). Центральная рада признавалась органом революционной демократии всех народов Украины, её цель — окончательное введение автономии Украины, подготовка Всеукраинского и Всероссийского учредительных собраний. Генеральный секретариат объявлялся высшим органом власти, которому должны подчиняться все местные органы. В его составе предусматривалось создание коллегии из 14 генеральных секретарей, власть которых распространялась на все сферы, за исключением международных связей. За Временным правительством сохранялись только функции утверждения состава Генерального секретариата, законопроектов, принятых Радой, и финансовых запросов с её стороны. Все законы Временного правительства лишались прямого действия — они могли вступать в силу только после опубликования их в украинском правительственном вестнике на украинском языке.
Временное правительство отвергло Статут и 4 (17) августа заменило его на «Временную инструкцию Генеральному секретариату Временного правительства на Украине». Генеральный секретариат превращался в местный орган Временного правительства, его правомочность распространялась лишь на пять из девяти украинских губерний, на которые претендовала ЦР (Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую (без четырёх северных уездов). Количество генсекретарей уменьшалось до семи — были ликвидированы секретариаты военных, продовольственных, судебных дел, путей сообщения, почт и телеграфов. Вводилось квотирование по национальному признаку: на должности не менее трёх из семи генсекретарей требовалось назначать лиц, не принадлежащих к украинской национальности. Понятно, что это не понравилось украинским сепаратистам. Рада в своей резолюции от 9 (22) августа охарактеризовала Временную инструкцию как свидетельство «империалистических тенденций русской буржуазии в отношении Украины». Раскол между Петроградом и Киевом усилился.
При этом необходимо помнить, что курс украинских-сепаратистов, узурпировавших власть, по-прежнему не пользовался популярностью в народе. Так, 23 июля (5 августа) на Украине прошли выборы в органы городского самоуправления. Сторонники независимости Украины на них полностью провалились, не получив ни одного места (!); общероссийские партии получили 870 мест, федералисты — 128. Таким образом, если бы дальнейшие события шли в русле традиционных демократических выборов, то украинские национал-сепаратисты не имели никаких шансов удержаться у власти. Подавляющая часть южно- западнорусского населения Малой России не желала никакой «самостийности» и «украинизации».
ЦР не являлась полноценным государственным органом, а была лишь своеобразным общественным институтом, который, однако, очень умело использовал общероссийскую смуту, пассивность Временного правительства, и последовательно шёл к своей цели (развалу России на части). Не было реальной власти и у Генерального секретариата. Государственные учреждения его игнорировали, деятельность его не финансировалась, а налоги, как и прежде, шли в российскую казну.
Государственное совещание в Москве, проводившееся по инициативе Временного правительства в августе, ЦР бойкотировала. После мятежа Корнилова Рада объявила, что на Украине единственной законной властью являются ЦР и Генсекретариат.
После Октябрьской революции ЦР пошло на тактический союз с киевскими большевиками, чтобы не допустить переброски в Петроград верных правительству войск с Юго-Западного фронта. Однако дальнейшие действия Рады привели к разрыву. Возмущённые большевики вышли из состава Краевого комитета и Малой рады. Командование Киевского военного округа, сохранившее за собой с согласия Малой рады военную власть, с помощью верных Временному правительству частей разгромило помещение городского Совета рабочих депутатов, чем вызвало в Киеве большевистское восстание. ЦР стянула в Киев лояльные части, в том числе перебросив войска с фронта. В течение нескольких дней большевики были выбиты из города.
Украинские сепаратисты получили возможность распространить свою власть. Генеральный секретариат взял в свои руки дела военные, продовольственные и пути сообщения. ЦР распространила власть Генерального секретариата на Херсонскую, Екатеринославскую, Харьковскую, Холмскую и частично Таврическую, Курскую и Воронежскую губернии. 6 (19) ноября направленные в Ставку украинские представители согласовали с главковерхом Н. Н. Духониным вопрос переформирования фронтовых частей с целью создания украинской армии по этническому и территориальному признаку.
7 (20) ноября по решению Малой рады в чрезвычайном порядке был принят Третий Универсал, в котором провозглашалось создание Украинской Народной Республики (УНР) в федеративной связи с Российской республикой. Было заявлено о включении в состав УНР территорий, большинство населения которых составляют «украинцы»: Киевской, Волынской, Подольской, Херсонской, Черниговской, Полтавской, Харьковской, Екатеринославской губерний и уездов Северной Таврии (без Крыма). Окончательное определение границ УНР, с точки зрения присоединения частей Курской, Холмской, Воронежской и соседствующих губерний и областей с большинством «украинского» населения, должно было пройти «по согласию организованной воли народов».
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 23 фев 2018, 12:52

Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 25 фев 2018, 17:22

Великий Космический Обман
6 февраля 2018
Всё доказано десятками фактов: показушный старт и короткий полет в сторону ближайшей лужи - в Атлантику, в строго охраняемые квадраты.
И концы в воду.
Ну, например, вот фото из архива НАСА:
Великий Космический Обман
16 июля 1969 года. Запуск миссии «Аполлон-11». Фото с сайта flashbak.com
Куда уже нагляднее?
Перед нашими глазами четко видны все три ступени, по очереди.
Найдите, как говорится, отличия.
Или сложно?
А вот вся подборка из Википедии стартовых моментов великих, непревзойденных "Сатурнов-5":

Смотрим на разницу между первой, второй и третьей ступенями.
Первая ступень - бочка с керосином и жидким кислородом, которого аж 1300000 литров. И мы видим, что тут всё по-взрослому: как и положено, ступень обледенела, покрыта снегом.
Вторая ступень - ой. Тепло и сухо. Хотя там, по легенде, 300000 литров того же жидкого кислорода, да еще и 1000000 (миллион) литров жидкого водорода, у которого температура на 70 Цельсиев похолоднее будет. Так что снега и льда там должно быть даже побольше. Вывод простой - это абсолютно пустая бочка.
Третья ступень - опять пустая. А должно быть 100000 литров жидкого кислорода и 250000 литров того же жидкого водорода. Ни льда, ни снега - к сожалению, это тоже только макет.
Что из этого следует?
То, что у "Сатурнов-5" был возможен только короткий полет (ну, допустим, километров двести-триста) на первой ступени.
Остальное - имитация, кинореквизит.
А вот и нет, радостно взвизгивают проплаченные дефендеры НАСА, просто на второй и третьей ступени термоизоляция! Они там в НАСА так и пишут - гелием все обдувалось! Да и последняя фотка в этом ряду - уже не "Аполлон", а "Скайлэб"! Она такая же - в снегу только первая ступень, однако ж станцию-то вывела на орбиту!
Отлично.
Давайте разбираться.
Оставим даже за скобками то, что теплопроводность у гелия - 0,1437 Вт⁄(м·К).
Это больше, чем у всех других газов, за исключением водорода, так что легенда НАСА тут странная, ну да ладно.
Какая такая техническая необходимость была лепить эту самую термоизоляцию? Ступень работает несколько минут и сбрасывается, при этом вес термоизоляции в любом случае - многие тонны. А ведь эти тонны нужно не просто поднимать, а с ускорением. То есть нужно бесполезно расходовать огромный ресурс топлива.
Да и почему бы это на второй ступени вдруг есть термоизоляция, а на первой нет? Диаметр-то вроде одинаковый.
Кроме того.
Какая бы ни была идеальнейшая термоизоляция, но если надо изолировать миллион литров жидкости с температурой −252,87 °C, то сколько будет на наружной поверхности?
Минус 100? 80? 50? 30? 20?
Пойдем НАСА-баранам навстречу - допустим, даже минус 20, хоть это и нереально.
А теперь поспрашивайте у знакомых летчиков - пусть расскажут, что бывает с самолетами при минус 20.
И, кстати, давайте посмотрим на современные ракеты НАСА - снег на месте второй-третьей ступеней почему-то есть.
То есть сегодня, спустя почти 50 лет, за которые технический прогресс в области теплоизоляционного дела тоже как бы не совсем остался на уровне 60-х годов прошлого века, на новейших ракетах (например, "Фалькон-9") все три ступени так же парят, как первая ступень у "Сатурна-5".
Вот старт "Фалькона":

Американцы избавились от теплоизоляции?
Почему бы это вдруг?
Поскупердяйничали?
Как-то даже и не смешно.
Хотя вот работникам Байконура, как утверждается, было все же смешно:
Майор Николаев, командир боевого расчета так называемого «Гагаринского» старта, что располагается на ракетно-испытательной площадке №2 космодрома Байконур, и в 60-ые годы осуществлявший пуски всех наших космонавтов тех лет, выражая общее мнение, не стесняясь, произнес во всеуслышание: «Когда пришло известие о полете американцев на Луну, на Байконуре от хохота сдохли все суслики, так как ракета «Сатурн-5» не более чем миф. Даже при сопоставлении ее характеристик с характеристиками королевской Н-1 и челомеевской УР-700, нашими вариантами лунных носителей, видно, что мы имеем дело с простым макетом, а не с чем-то реальным».
К мнению стартовиков присоединялись и телеметристы.
… не успели американцы завершить свою авантюру, как высшее руководство СССР осознало, что на полигоне, прежде всего, в среде стартовиков, двигателистов и телеметристов сформировалась достаточно жесткая оппозиция факту официального признания полета американцев на Луну, что не могло вызвать озабоченности в его рядах. И вот, в 1971-1972 годах генерал Курушин, начальник полигона, устроил с подачи сверху форменный погром подчиненного офицерского состава. Те, кто еще лейтенантами начинал службу с Королевым и генералом Шубниковым (Г.М.), были безжалостно разброшены по дальним гарнизонам и ИП-ам. Там их абсолютное большинство или сгорели от водки, или влачило жалкое существование без каких-либо перспектив на будущее.
Если вы заметили, уже в те годы прозвучали те же самые слова - просто макет.
Теперь про станцию "Скайлэб".
Тут все тоже как-то нехорошо.
Можно, например, посмотреть обмерзание при старте "Скайлэба", если у кого есть сомнения, что это - явный макет, стартующий только на первой ступени.
Так был ли мальчик?
Появился проект "Скайлэб" вообще из ниоткуда в 1972 году - в том самом, в котором главный ракетный бог США фон Браун после победных полетов на Луну вдруг был отправлен сторожем в колхоз. Построена станция практически без разработки (в 1970 году, прямо посреди лунного триумфа и громадья планов, бюджет НАСА начинают резко урезать, а людей массово увольнять).
Точно так же и затопили "Скайлэб" - в 1979 году, досрочно, раньше на три года, без особого объяснения причин.
Ни одного неамериканского человека на ней никогда не было (хотя это было время международного сотрудничества, "Союз-Аполлон" и все такое). Все три экипажа станции, по легенде, были там в сумме аж целый 171 день, а после этого, с 1974 года, пять лет станция была пустая.
Правдоподобно?
Да и те артисты, которые туда, по легендам НАСА, якобы летали, заведомо не внушают никакого доверия. Скажем, хотя бы потому, что в первых двух экипажах Скайлэба засветились Лунные Первопроходимцы типа честнейших людей Конрада и Бина, уже "слетавших" на Луну. Ну, какой нормальный человек вдруг пустит вчерашних клоунов на взаправдашнюю станцию?
И самое клевое - в августе 1973 года, всего через 3 месяца после запуска "Скайлэба" (и за полгода до возвращения из космоса последнего, третьего экипажа) НАСА приняла решение о консервации всех оставшихся "Сатурнов-5". То есть получается, что прекратить шоу "полеты на Скайлэб" было решено уже тогда?
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 01 мар 2018, 11:36

Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 02 мар 2018, 21:31

Стратегия мирового господства США
22 января 2018
8 января 1918 года Вашингтон предложил свой новый мировой порядок. Этот план вошёл в историю как «14 пунктов Вильсона».
По сути, Вашингтон предлагал новый послевоенный мировой порядок. Этот план предусматривал:
— Открытые мирные договоры, открыто обсуждённые, после которых не будет никаких тайных международных соглашений какого-либо рода, а дипломатия будет действовать откровенно и на виду у всех. Этот был удар по тайной дипломатии старых западных держав: Германии, Франции и Великобритании, которые должны были уступить первое место американской сверхдержаве, новому лидеру западного мира. Англия и Франция в начале войны заключили договоры о разделе добычи, теперь им надо было согласовать свои позиции с США.
— Абсолютную свободу торгового мореплавания в мирное и военное время; уничтожения препятствий для международной торговли. Эти пункты разрушали хозяйственную автономию стран и вели к установлению экономического господства США – самой мощной в мире экономики. Американские товары, как более качественные (чаще всего) и дешёвые, вытесняли и уничтожали конкурентов. «Свобода морей» окончательно разрушала прежнюю гегемонию Англии, показывала притязания США на главенство в мировой торговле. Всё это мы видим и в современном мире, когда США сделали всё чтобы уничтожить и захватить рынки стран бывшего социалистического блока и СССР-России. После этого эти страны стали финансово-экономическими колониями и странами-донорами (поставщиками дешёвых ресурсов) для США и других стран ядра капиталистической (паразитарно-хищнической) системы.
— Справедливые гарантии того, что национальные вооружения будут сокращены до предельного минимума совместимого с государственной безопасностью. То есть США (претендент на мировое господство) предлагали другим государствам разоружиться. США могли в мирное время иметь минимальные вооруженные силы (особенно сухопутные), так как не имели сопоставимых соперников на суше (американском континенте), а от других великих держав их защищали Атлантический и Тихий океаны. При этом в военное время, опираясь на мощную и передовую экономику, США могли быстро нарастить военный потенциал. А их более слабые в хозяйственном и технологическом планах конкуренты сделать этого не могли. Им требовалось время и большие усилия.
В современном мире всё это повторяется. США и их младшие партнеры и сателлиты предлагают другим национальным государством разоружиться, отказаться от оружия массового поражения, отказаться от программ развития атомных и ракетных технологий. Страны второго-третьего мира должны остаться в прошлом, а не развивать передовые технологии. В случае неповиновения – санкции и военные операции. К примеру, в последние годы по этому сценарию идет ситуация с КНДР (Северная Корея) и Ираном. Идёт давление и на Россию, чтобы она отказалась от своих «избыточных» арсеналов и особенно от ракетно-ядерного оружия.
— Свободное, чистосердечное и абсолютно беспристрастное разрешение всех колониальных споров, основанное на строгом соблюдении принципа, что при разрешении всех споров, касающихся суверенитета, интересы населения должны иметь одинаковый вес по сравнению со справедливыми требованиями того правительства, права которого должны быть определены.
Очень циничное и хитрое предложение о «свободном, чистосердечном и абсолютно беспристрастном разрешении всех колониальных споров» от американского хищника. Вашингтон опоздал к разделу «колониального пирога». Основные куски достались Франции, Англии, Испании, Португалии, Голландии, Бельгии и т. д. США начали постепенно теснить старых хищников и теперь предлагали свободно разрешить «колониальные споры», то есть пустить американский капитал и товары в их владения-колонии. Хозяевам США требовались новые рынки сбыта, источники сырья. Поэтому Вашингтон начал наступление на старый колониальный мир. Хозяева Запада, сделавшие Соединенные Штаты своим новым «командным пунктом» переводили планету на «рельсы» неоколониализма, откровенная колониальная система, основанная в основном на силовом приоритете, уходила в прошлое. Теперь контроль был основан на информации (знании), образовании и воспитании местных туземных элит, технологиях, финансах и экономике. Строится новый колониальный порядок, внешне страны и народы получают «свободу», по сути, «цепи» сохраняются. Но рабство скрытое, в более хитрой, изощрённой форме. Хозяева Запада тысячелетиями строят один и тот же «новый мировой порядок» — глобальную невольничью, рабовладельческую цивилизацию.
— Германия должна была освободить все оккупированные территории. Туманно обещалось урегулировать все затрагивающие Россию вопросы.
— Освобождение и восстановление Бельгии; возвращение Франции Эльзаса и Лотарингии, очищение и восстановление французских областей; исправление границ Италии на основе национальных границ; автономия народов входящих в состав Австро-Венгрии; эвакуация германской армии из Румынии, Сербии и Черногории, обеспечение Сербии доступа к морю; автономия народов входящих в состав Турции, открытие Дарданелл для судов всех стран; создание независимой Польши с выходом к морю и присоединением территорий, населенных поляками.
— США предлагали создать союз наций на основе особых статутов в целях создания взаимной гарантии политической независимости и территориальной целостности как больших, так и малых государств.
То есть Вашингтон предлагал создать прообраз «мирового правительства», где все козыри в итоге должны были остаться у хозяев США. Напыщенный лозунг о создании Лиги наций, как барьере на пути будущих войн, был ложен. «Мировое сообщество» создавали как охранника той мировой системы, которая сложится после войны. То есть для закрепления несправедливого мирового порядка, построенного на развалинах прежнего, в том числе и на руинах русской цивилизации – разграбленной, поделённой на сферы влияния и колониальные «самостийные» бантустаны.
Вся мировая пресса, включая газеты II Интернационала, хвалила «демократический» характер пунктов Вильсона. Но сами Вильсон признавал, что его пункты выдвинуты в том числе и как ответ на социалистическую революцию в России. Впервые в истории, хотя об этом в современной «демократической» и «капиталистической» России предпочитают молчать, человечеству был предложен альтернативный мировой порядок – социальная справедливость, отсутствие угнетения незначительным слоем «избранных» народных масс, доступ к знанию и образованию для всех. Монополия «нового мирового порядка» — рабовладения, который строили западные «каменщики», была нарушена.
«Яд большевизма, — отмечал Вильсон, — только потому получил такое распространение, что являлся протестом против системы, управляющей миром. Теперь очередь за нами, мы должны отстоять на мирной конференции новый порядок, если можно – добром, если потребуется – злом!»
Таким образом, «14 пунктов» Вильсона по существу были прикрытой лицемерными фразами хищнической, экспансионистской программой хозяев Вашингтона. На рубеже XIX—XX вв. США были превращены в главный «командный пункт» западного мира. Великобритания, хоть и сопротивляясь, уступала своё место Америке (процесс шел до завершения Второй мировой войны, когда США окончательно вышли на первое место), становясь младшим партнером в тандеме «золотой элиты» (финансового интернационала) Англии и США.
Банковско-ростовщические монополии США и Англии (при участии «финансовых домов» из других западных стран) поработили две трети мира. Ими была создана самая эффективная паразитарная система глобального грабежа стран и народов – финансовый империализм и неоколониализм. Кучка глобальных паразитов претендовала на мировое господство, строила огромную рабовладельческую «пирамиду».
США стали главной «базой» мировых паразитов. Именно они развязали мировую войну, чтобы разрушить и захватить рынки старых монархических империй: России, Австро-Венгрии, Германии, Турции. При этом решался «русский вопрос» — завершалось тысячелетнее противостояние Запада и Руси, двух центров имеющих концепции и возможности для создания глобального мирового порядка. Хозяева США чудовищно обогатились во время мировой войны, напились «крови» воюющих держав. Теперь США претендовали на мировое господство с помощью «демократических ценностей», «прав человека» и финансово-экономического приоритета. Российская империя уже рухнула, на грани краха были Австро-Венгрия, Германия и Турция. Вашингтон решил, что пора получить плоды победы. США претендовали на захват мировых рынков через требования абсолютной свободы торгового мореплавания и уничтожение препятствий для мировой торговли.
Стратегия мирового господства США
Президент США Вудро Вильсон
Ещё в 1916 году среди хозяев США родился т. н. «план Хауса». Он был назван в честь «серого кардинала» В. Вильсона – Эдварда Мандела Хауса (Хауза). Американский политик, дипломат, советник президента Вильсона был известен под прозвищем «полковник Хауз», хотя к армии США отношения не имел: звание полковника в данном случае является почётным уважительным титулом к заслуженному гражданину штата, принятым на американском Юге. Хаус фактически направлял и регулировал политику американского президента. Он подмял под себя весь госдепартамент, аппарат Белого дома и без лишней скромности говорил «я – власть позади трона». А через самого Хауса действовали настоящие хозяева США – финансовые олигархи. Не зря Вильсона называли «марионеткой Ротшильдов» (и их ставленников в США — Моргана, Шиффа, Баруха и пр.).
Россию Хаус, как и прочие хозяева США, ненавидел, считая главным конкурентом Америки. Когда началась мировая война, хозяева США сделали ставку на победу Антанты, но без России. Соединенные Штаты, вернее, их настоящие хозяева (простой народ в массе своей прозябал в нищете и безнадёге), сказочно обогатились на войне. Штаты из мирового должника стали мировым кредитором. Экономический потенциал ведущих великих европейских держав, Германии, России и Франции, был подорван. Значительная часть Старого Света стала полем боя. Позиции Великобритании также были ослаблены. А в Америке военные заказы вызвали экономический бум – строились новые фабрики, заводы, создавался мощные военно-промышленный комплекс. При этом Вашингтон готовился вступить в войну: формируется сильная сухопутная армия, строится огромный военный флот. Население США растёт за счёт бегущих от войны людей, включая квалифицированных рабочих, инженеров, учёных, представителей творческой интеллигенции. Америка получает мощный приток творческих, научно-технических кадров и дешёвой рабочей силы.
Суть «стратегии Хауса» (понятно, что автор был не один, а коллектив представителей американской элиты) – установление мирового господства США. При этом эту задачу предполагалось решить в основном не военными, а политическими, финансово-экономическими и информационно-идеологическими методами.
После того, как США пожали все плоды нейтралитета, необходимо было пожать и плоды победы. Америка должны была вступить в войну после падения русского самодержавия и Российской империи. Срок определялся на весну 1917 года. Россия должна была выйти из войны, утратив место в лагере победителей и разделив участь побеждённых. Более того, пасть окончательно, утратив статус векового врага коллективного Запада. Россию планировали расчленить, превратив её обломки в сырьевые придатки и рынки сбыта для США.
После падения Русской империи осложнялось положение держав Антанты. Центральные державы могли собрать все силы на Западном фронте и нанести новый решительный удар по Франции, Англии и Италии. Французам, англичанам и итальянцам теперь приходилось надеяться на помощь уже не со стороны русских, а только американцев. А США не страдали широкими порывами души. Голый расчёт, прагматизм и цинизм. То есть США получали возможность диктовать любые условия союзникам. Державам Старого света приходилось уступать, так как им нужна была поддержка мощной американской промышленности, американский флот и армия, чтобы завершить войну победой, не затягивая её на новые кампании.
США рассчитывали одержать победу над Германией и союзниками не столько военными, сколько информационными методами. Истощенные затяжной и кровавой войной страны планировали взорвать изнутри. Как до этого Россию. Ставку делали на различные «демократические и прогрессивные», национальные, революционные элементы, которые должны были добить собственные монархии. В результате США избегали больших военных потерь и расходов, в отличие от уже давно воюющих держав. А после победы в разваленных монархических империях устанавливались «демократические» режимы, которые с радостью брала под своё крыло Америка.
После победы выдвигался проект «фактического пересмотра системы международных отношений». США ранее традиционно придерживались политики «изоляционизма», ограничивая свою сферу влияния Американским континентом и в дела Старого света не лезли. Набирались сил и опыта. А европейские державы были связаны сложной системой взаимных интересов и противоречий, договоров и соглашений, включая тайные. Всё это предлагалось разрушить – отсюда лозунг «отмены тайной дипломатии». Старую дипломатию объявляли «плохой», разрушали и отбрасывали, чтобы на её месте построить новую, с учётом доминирования США в мире.
Главным стратегическим партнером США в достижении «нового мирового порядка» была Великобритания, уступавшая положение главного «командного пункта» западного проекта своей бывшей колонии. Понятно, что британцы кочевряжились, как могли вставляли палки в колеса, но в целом выхода у них не было. Англия потеряла статус «мировой мастерской» и «владычицы морей». При этом американцы исподтишка рушили Британскую колониальную империю, проникая в её сферу влияния.
Таким образом, хозяева США (глобальный паразит) строили «новый мировой порядок». А с образованием «мирового правительства» США становились мировым лидером. При этом создавалась иллюзия победы «свободы» и «демократических ценностей». Рабы должны были радоваться новым цепям. Все бедствия мировой войны объяснялись агрессивной сущностью абсолютизма, старых монархий, недостаточной «демократией» тевтонов и русских варваров. «Подлинная демократия» (а её светочем были Штаты) должна была предотвратить новую катастрофу в будущем. А США получали в этом случае роль мирового учителя демократии – мирового арбитра. Америка могла лезть внутренние дела других стран, оценивать их «демократичность». Всё это мы наблюдаем и в современном мире.

Американский политик Эдвард Мандел Хаус
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 03 мар 2018, 00:41

Трагедия в украинском селе Корюковка: «Кровь из столовой текла по земле рекой»
2 марта
0 310 0

75 лет назад фашисты сожгли село Корюковка на Украине: 7000 погибших.

С сентября 1941 года в окрестностях оккупированного немцами поселка Корюковка Черниговской области сформировалось партизанское движение, которое возглавил Герой Советского Союза Алексей Федоров. В феврале 1943 года партизанское соединение Федорова вернулось с Брянщины в Корюковку. Партизаны начали сбор продовольствия в окрестных селах, устроили несколько мелких акций против оккупантов. В ответ на это немцы сожгли соседние села — Тихоновичи, Гуту Студенецкую.

В ночь на 27 февраля 1943 года отряды партизанского соединения Федорова провели операцию по разгрому гарнизона неприятеля. В основном он состоял из венгерских солдат. Оккупантов партизаны уничтожили в бою, уцелела лишь группа, засевшая в кирпичном здании больницы. Удалось освободить ожидавших смерти заложников, 97 человек. Также партизаны подорвали мастерские и склад горючего, устроили диверсию на железнодорожном узле.

Ответственность за действия партизан оккупанты переложили на мирное население.

Позже, на Нюрбергском процессе, их действия были квалифицированы как военные преступления.

Утром 1 марта 1943 карательный отряд немцев и украинской вспомогательной полиции окружил деревню. Под предлогом проверки документов людей сгоняли в помещения — школы, театр, клуб, поликлинику. Там их расстреливали партиями по 50–100 человек независимо от возраста и пола. 2 марта забитые трупами дома (только в ресторане более 500 тел) начали поджигать, но убийства продолжались.

«Моя маленькая дочь лежала у меня на груди, когда в нас начали стрелять в ресторане. Загоняли как скот на бойню... Фашист попал мне в глаз... И я больше ничего не помню. Трое моих детишек были убиты. Даже похоронить их не удалось... Сожгли их проклятые палачи», — вспоминал очевидец событий Евгений Рымарь.

«В нашем доме убили 18 женщин и двух младенцев, невестка Галя сидела убитая с маленькой дочерью за столом, а трехлетнего сына, наверное, ранили, потому что были маленькие кровавые следы... — писала помощница комиссара соединения по комсомолу Мария Скрипка. — Мужа, отца, мать, сестру, дочь моей подруги Тани убили, ее саму ранили в рот. Она видела окровавленные трупы.

Когда немцы подожгли дом, убежала и спряталась в яме, слышала стоны соседей, детей. Вечером она пошла в лес и пришла к нам в партизанский отряд. К соседу согнали до 40 женщин, мужчин и маленьких детей, облили дом керосином и подожгли. Кто вылезал из огня, тех расстреливали из автоматов. В райцентре Корюковки собрали людей в столовой, сказали, проверят документы. Каждый стоял с документами наготове, зашли двое карателей, пустили несколько автоматных очередей, потом подожгли. Кровь из столовой текла по земле рекой. В церкви поп собрал 500 человек, думал, спасутся. Стали молиться, немцы зашли, перебили всех из автоматов и попа убили.

Три дня горела Корюковка, три дня лилась кровь в Корюковке, три дня стояли душегубы в Корюковке, пока не спалили и не перебили до 7000 человек. Днем и ночью краснели языки пламени над Корюковкой, их было видно даже из леса».

По данным областной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Корюковке, за два дня немецкие оккупанты и их приспешники из местного населения уничтожили по меньшей мере 6700 человек (5612 тел остались неопознанными). Судмедэксперты установили, что люди были убиты «путем расстрела из автомата, расстрела из станкового пулемета, физического насилия тупым оружием с раздроблением костей черепа и позвоночного столба в шейной области, сжиганием живых людей».

Источник: оригинальная статья
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 05 мар 2018, 10:03

Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Рыбак
Трактирщик
Сообщения: 5411
Зарегистрирован: 18 мар 2016, 13:21
Награды: 3
Откуда: Астрахань
Род занятий: Офис + рыбалка
Благодарил (а): 2645 раз
Поблагодарили: 3540 раз
Status: Не в сети
Vietnam

Непрочитанное сообщение Рыбак » 05 мар 2018, 15:21

65 лет назад, 5 марта 1953 года, умер Сталин.

Изображение
Отделите себя от персонажа. Помните - это вымышленный герой.
(Из советов начинающему автору)

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 07 мар 2018, 09:23

Об отречении Николая II Александровича
3 марта 2018
Изображение
Некоторые заявляют, что отречение императора Николая II Александровича от «Престола Государства Российскаго» было волевым актом, проявлением личной силы и мужества. Другие же утверждают, что никакого отречения последнего российского императора не было вообще. И всё-таки названное отречение имело место быть. Я предполагаю, что Николай II Александрович всего-навсего испугался, что повторит судьбу своего прапрадеда императора Павла I Петровича, которого заговорщики из его ближайшего окружения ударили по голове табакеркой, а потом додушили шарфом. Поэтому Николай II Александрович счёл для себя за благо просто отречься...
Изображение
Отчего царь-государь в конечном счете отрёкся, отрекаясь от престола? На царствование он был помазан Русской Православной Церковью, согласно учению которой «Священное Миропомазание Царей есть священнодействие, в котором сообщается им благодать Святаго Духа для укрепления в выполнении высшего служения на земле» (из книги: Учение о богослужении православной церкви, составленное протоиереем Церкви Мариинского дворца Дмитрием Соколовым. СПб., 1894, с. 107). Отрекшись от царствования, Николай II Александрович отрекся и от совершённого священнодействия, следовательно — отрекся от Церкви, следовательно — отрекся от православия, следовательно — отрекся от веры, следовательно — отрекся от Христа. Таким образом, Николай II Александрович стал вероотступником и христопродавцем.
Я никоим образом не восстаю против РПЦ, причислившей Николая II Александровича к лику святых, а лишь делюсь своими мыслями. Буду рад, если кто-нибудь опровергнет мои утверждения или докажет обратное.
Кстати, а почему до сих пор не канонизирован Павел I Петрович?...
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 07 мар 2018, 09:31

«Белая роза». Те, о ком не рассказал Коля из Уренгоя
2 марта 2018
В ноябре прошлого года сеть «взорвалась» от поведения гимназиста Коли из Уренгоя, который, выступая в Бундестаге, фактически оправдывал фашистских захватчиков. Конечно, можно списать его пассажи насчет «невинно погибших» гитлеровских солдат на некий абстрактный гуманизм: «мальчиков гнали на убой». А еще — мол, неудобно, будучи приглашенным в Германию, говорить о немцах как о врагах.
Но у Коли на самом деле был достойный выход: говорить не о фашистских солдатах, а о героических немецких антифашистах. О тех людях, которые бросили вызов Гитлеру, находясь в его логове. И заплатили за этот выбор жизнью.
Их было достаточно много. Много боровшихся. И много погибших за это. Недавно, 22 февраля, была 75-я годовщина казни троих из них — Софи и Ганса Шоллей и Кристофа Пробста. Эти молодые люди являлись участниками подпольной группы сопротивления под романтичным названием «Белая роза».
«Белая роза». Те, о ком не рассказал Коля из Уренгоя
На момент казни юной Софи Шолль не исполнилось и 22 лет. Вместе со своим братом Гансом и еще несколькими такими же юными ребятами она распространяла антифашистские листовки. Ничем особо «преступным» даже с точки зрения гитлеровского режима эта молодежная группа, казалось бы, не занималась. Самое «экстремистское» из всех действий — написание лозунгов на стенах Университета. То есть, по любым меркам их можно признать в чистом виде узниками совести. Но даже узниками ребята пробыли недолго — слишком быстро стали мучениками. Потому что гитлеризм видел опасность в любом Слове.
Софи Шолль родилась в городе Форхтенберг 9 мая 1921 года. Была четвертым ребенком из пятерых. Ее отец занимал должность мэра этого города. Но затем вся семья переехала в Людвигсбург, а через пару лет в Ульм. Казалось бы, это была вполне «благопристойная» по тогдашним меркам семья. В 12-летнем возрасте Софи под влиянием тотальной пропаганды ненадолго увлеклась нацистскими идеями и вступила в «Лигу немецких девушек». Разумеется, там произносили красивые и «правильные» речи: о том, что женщина должна быть мужественной, добродетельной, иметь способность к жертвенности — и в то же время не быть излишне воинственной. Все это и привлекло туда мечтательную девочку, на тот момент совсем еще ребенка. Впрочем, политика тогда не входила в основные интересы Софи, которая увлекалась музыкой, танцами, живописью.
В 1937 году трое детей из этой семьи — Ганс, Вернер и Инге — оказались арестованными гестапо. Их обвиняли в незаконной политической деятельности, но вскоре отпустили. Может быть, именно этот случай оказал существенное влияние на дальнейшие взгляды Ганса и Софи, которым суждено было стать героями Сопротивления. Что же касается Вернера — он затем будет отправлен на фронт, где и сгинет.
Но это будет потом. А пока… В 1940 году Софи Шолль окончила школу. К тому моменту ее увлечение той «красивой конфеткой», под которой молодежи преподносили идеи нацизма, уже, в основном, рассеялось. Чтобы избежать трудовой повинности, девушка пошла на курсы воспитателей детского сада. Затем ей пришлось поработать в Имперской службе труда — это было условием для того, чтобы поступить в высшее учебное заведение.
В мае 1942 года Софи поступила на философский факультет Мюнхенского университета. Там же, только на медицинском факультете, учился Ганс.
В одном из своих тогдашних писем девушка фактически предрекла будущую судьбу: «Иногда я боюсь войны, и теряю всякую надежду. Я вовсе не хотела бы думать об этом, но, скорее всего, нет ничего большего чем политика, и до тех пор пока она запутанная и скверная, было бы трусостью отворачиваться от нее».
Те же мысли зарождаются и у Ганса и его друзей. Молодые люди начинают питать отвращение к жестокости нацистского режима, к массовым расстрелам в Варшавском гетто и к прочим негативным проявлениям гитлеризма.
В июне 1942 года ребята создали подпольную организацию «Белая роза». В числе создателей был Ганс Шолль. Организация занималась, в основном, написанием и распространением листовок. Поначалу они рассылались немецким интеллектуалам — молодежь надеялась найти среди них единомышленников (и часть из высокообразованных людей действительно присоединилась). Затем молодые антифашисты стали распространять листовки на улицах, в общественных местах — везде, где это было возможным. Основной мыслью листовок, тираж которых составлял несколько тысяч, была та, что Гитлер ведет страну в пропасть. Однажды Ганс написал на стенах Мюнхенского университета лозунги «Долой Гитлера» и «Свобода».
Ганс до последнего не хотел вовлекать сестру в опасную подпольную деятельность. Но в январе 1943 года Софи все же присоединилась к организации. Но ее деятельность продлилась недолго.
18 февраля 1943 года Ганс и Софи попытались устроить смелую и дерзкую акцию — распространение листовок в Мюнхенском университете. Софи бросила пачку прокламаций с балкона в фойе. Ее вместе с Гансом заметил охранник, который сдал ребят в лапы гестапо.
У Ганса была при себе рукопись листовки, написанная еще одним участником «Белой розы» - Кристофом Пробстом. Впрочем, все его участие сводилось к этой самой листовке и к присутствию на нескольких сходках. Этот человек, отец троих детей, предпочитал не рисковать, так как опасался за семью. Но его арестовали. Были схвачены и еще несколько подпольщиков.
Софи Шолль сначала отрицала свою вину, но против нее было слишком много доказательств. Тогда она и ее брат выбрали другую тактику — пытались взять всю вину на себя и защитить Пробста и других товарищей. Софи говорила на допросах, что не было никакой подпольной организации, просто они с Гансом по личной инициативе изготовляли листовки.
При этом девушка ни в чем не раскаивалась и однажды заявила своим палачам: «Если меня спросят, считаю ли я сейчас свои действия правильными, я отвечу: да. Полагаю, что сделала лучшее из того, что могла сделать для своего народа. Я не жалею о содеянном и принимаю последствия своих поступков».
Допросы ребят были мучительными, но длились недолго. 22 февраля 1943 года состоялся скоротечный фашистский суд. Софи и Ганса Шолли, а также Кристофа Пробста, приговорил к смертной казни судья Роланд Фрейслер. За «государственную измену». Возможности для обжалования столь сурового приговора не было — отважных подпольщиков гильотинировали в тот же день. Казнь прошла в тюрьме Штадельхайм. История сохранила последние слова Софи Шолль:
«Как может добродетель восторжествовать, когда практически никто не готов пожертвовать собой ради нее? Такой прекрасный солнечный день, а мне нужно уходить»
Сейчас память этих молодых антифашистов в Германии уважают. Площадь, где расположен главный корпус Мюнхенского университета, названа в честь Ганса и Софи Шоллей. Во дворе университета стоит памятник подпольщикам «Белой розы». Им посвящено три фильма, самым известным из которых является «Последние дни Софи Шолль». Именем Ганса и Софи в 1980 году также была названа литературная премия.
Многие другие антифашисты практически забыты. Эрудированный гимназист, который интересуется историей, мог бы найти информацию и о них. И, может быть, в следующий раз юные делегаты из России, даже находясь в Германии, смогут выступить более достойно и рассказать о настоящих людях. О тех, кто не сгнил бесславно за фюрера в болоте, а бросил ему вызов. И, разумеется, старшие должны рассказывать школьникам о тех, кто боролся с фашизмом. Тогда, возможно, позорных инцидентов, как в Бундестаге, больше не будет.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 08 мар 2018, 13:05

"Семь Симеонов". Как детский ансамбль превратился в главных террористов СССР
Евгений Антонюк
8 марта 1988 года на военном аэродроме Вещево, располагающемся неподалёку от советско-финской границы, разыгралась кровавая драма. Захватившая лайнер семья музыкантов по фамилии Овечкины требовала вылета за границу. Что заставило семью, которая пользовалась расположением и поддержкой партийных чинов, решиться на столь безумный шаг? Лайф вспомнил историю, которая потрясла Советский Союз ровно 30 лет назад.
Овечкины по меркам СССР того времени были весьма необычной семьёй — 11 детей в ячейке общества было огромной редкостью даже тогда. Нинель Овечкина, глава семьи, вполне официально носила звание матери-героини и имела соответствующие льготы.

У Овечкиных было 7 мальчиков и четыре девочки. Причём разница между старшими и младшими детьми составляла 17 лет. Последнего ребёнка Нинель родила, когда ей было уже за сорок. Отец семейства отличался дурным характером и склонностью к употреблению алкоголя. В этом состоянии он порой угрожал близким ружьём. Позднее, когда подросли старшие сыновья, бывал ими бит в рамках самообороны. В 1984 году он умер.

Нинель Овечкину нельзя назвать баловнем судьбы. Её отец погиб на фронте, мать была застрелена сторожем, когда пыталась выкопать несколько картофелин на колхозном поле в голодные военные времена. В 6 лет Нинель осиротела и воспитывалась в детдоме. Незадолго до совершеннолетия её забрал к себе двоюродный брат, который был старше неё. А вскоре она вышла замуж.

В дальнейшем Нинель работала продавщицей в винно-водочных магазинах, иногда приторговывала на рынке. Всех дочерей она также ориентировала на торговлю, тогда как сыновей с раннего возраста занимала музыкой.

Фактически Нинель была главой семьи и при живом муже, который часто выпивал. Основные заботы по устройству детей лежали на её плечах. Все соседи Овечкиных позднее отмечали, что она была весьма требовательной женщиной, но при этом отнюдь не жестокой. На детей никогда не повышала голоса, но вместе с тем её распоряжения выполнялись беспрекословно.

Овечкины держались обособленно, в гости никого не приглашали, сами ни к кому не ходили. Но без дела никто из детей не сидел, в свободное время они либо работали на приусадебном участке, либо упражнялись в игре на музыкальных инструментах. По меркам провинциальных городских окраин 80-х они были в общем-то благополучной семьёй. Дурные компании и алкоголь подстерегали подростков из таких семей на каждом шагу. Но у Овечкиных никто не гулял с дурными компаниями, не попадал в милицию и не пил.

"Семь Симеонов"

Трое старших братьев занимались в музыкальном училище с детства. Однако идея создания семейного музыкального ансамбля возникла после того, как в училище были записаны самые младшие сыновья Овечкиной. Считается, что первым предложил создать ансамбль старший из братьев — Василий, поделившийся идеей с преподавателем. Название взяли из одной из детских сказок, которую недавно прочитал один из младших Овечкиных. На момент создания группы старшему из братьев был 21 год, а двум самым младшим — 8 и 4 года. При этом, по отзывам преподавателей, Михаил, один из младших братьев, был действительно настоящим талантом и подавал большие надежды.

Особенностью ансамбля было то, что каждый из братьев играл на своём инструменте. 21-летний Василий на ударных, 19-летний Дмитрий на трубе, 16-летний Олег на саксофоне, 14-летний Александр на контрабасе, 12-летний Игорь на фортепиано (по характеристике преподавателей, он единственный из братьев обладал абсолютным музыкальным слухом и считался главным талантом группы вместе с Михаилом), 8-летний Михаил на тромбоне и 4-летний Сергей на банджо.

Такие семейные ансамбли в своё время были очень популярны в западных странах, но в СССР они всё же были диковинкой. Разумеется, самые маленькие участники группы были главными звёздами коллектива. Возможно, с музыкальной точки зрения "Семь Симеонов" не выделялись на фоне множества других ансамблей, но их необычный состав привлекал внимание и выделял их на фоне других ВИА и джаз-бандов.

Как это часто было в Советском Союзе, региональное руководство оказывало им протекцию. В те времена многие секретари обкомов или райкомов покровительствовали местным талантам, чтобы хвастаться перед Москвой, а заодно и прославить регион на всю страну. И семеро братьев-музыкантов отлично подходили для этого.

Вряд ли без этой поддержки "Симеоны" смогли бы раскрутиться в рамках Советского Союза. Им помогали с площадками, организовывали выступления на крупных и популярных фестивалях. Молодых музыкантов даже приглашали на съёмки популярнейшей телепередачи "Шире круг". Выступали на XII Международном фестивале молодёжи и студентов в Москве в 1985 году. "Семь Симеонов" получили некоторую известность, теперь они выступали перед иностранными делегациями в знаменитом Совинцентре, также известном как "Хаммеровский центр". Двум старшим братьям помогли с поступлением в престижную Гнесинку.

Нередкими гостями у Овечкиных были журналисты, бравшие у них интервью и снимавшие о необычной семье фильмы. Иркутское руководство в благодарность за прославление региона предоставило семье две соседних трёхкомнатных квартиры — вдобавок к имевшемуся у неё дому.

В общем, по советским меркам Овечкины жили вполне неплохо. Разумеется, миллионерами они не были, да и богатыми людьми их назвать нельзя, но и не нищенствовали. В 1987 году им даже организовали зарубежные гастроли в Японии. Музыкантам (если это не всемирно знаменитые классические музыканты) выехать в капиталистическую страну на гастроли в то время было очень сложно. И уж совсем невозможно без активной помощи государственных органов. Но как раз тогда началась перестройка и СССР начал приоткрывать занавес. "Симеонов" отправили в Японию как советскую диковинку.

В Японии они испытали настоящий культурный шок. Ассортимент магазинов капиталистических стран всегда поражал советских граждан, но здесь дополнительными факторами стали молодость и неопытность музыкантов. К тому же братья успели заметить, что и труд в капиталистических странах оплачивается по совсем другим расценкам. Наслушавшись о заоблачных гонорарах знаменитых джазменов, они стали мечтать о десятках тысяч долларов за выступление. Словом, у молодых Овечкиных начался настоящий психоз, вызванный желанием во что бы то ни стало остаться в капиталистической стране.

В принципе, братья без особых проблем могли бы остаться в Японии. Кто хотел бежать во время заграничных гастролей, всегда находил способ сделать это. К тому же на дворе был 1987 год, следили за гастролёрами уже не так строго, да и не были "Симеоны" перворанговыми звёздами в СССР. Конечно, их побег был бы неприятен, но не более того.

Однако братья возможностью не воспользовались, не пожелав оставлять семью. Ведь все сёстры остались в СССР, а в семье Овечкиных семейные связи всегда ставились превыше всего. На семейном совете было решено: если и бежать в капстрану, то всем вместе.

Захват

Вариант с бегством во время заграничных гастролей в любом случае отпадал, поскольку в полном составе семья на них не выезжала. Сёстры не числились в ансамбле и не могли выехать вместе с ним. Просто эмигрировать было также невозможно, такой опции в СССР просто не существовало (только граждане еврейской национальности могли репатриироваться, но и это не всегда было просто). Обращаться в ОВИР семья даже и не думала.

Оставался только один вариант — прорываться с боем. То есть захватить самолёт, взять пассажиров в заложники и потребовать лететь в капстрану. Хотя существует популярное мнение, что вдохновительницей побега и его организатором была Нинель Овечкина, все выжившие дети позднее уверяли, что это не так. Главным инициатором побега был третий по старшинству брат — Олег. Его поддержали остальные старшие братья, а следом и мать. Конечно, если бы она не одобрила идею, то никакого угона бы не было, братья не решились бы поступить вопреки её слову.

Стоит отметить, что у Овечкиных было несколько превратное представление об угонах самолётов, как и у большинства остальных советских воздушных пиратов. В действительности, даже если угонщикам повезло не погибнуть при штурме и не попасть в руки правоохранителей (что случалось чаще всего) и всё-таки добраться да вожделенной заграницы, там их встречали отнюдь не хлебом-солью. Все страны мира считали воздушное пиратство тяжким преступлением, и угонщиков ждал тюремный срок, независимо от их политических убеждений и устремлений. Так что, даже если бы план Овечкиных удался, их бы ждали серьёзные неприятности. Совершеннолетние члены семьи вероятнее всего оказались бы за решёткой, а самые младшие были бы отданы опекунам.

Впрочем, побег Овечкиных в любом случае не удался бы, поскольку они выбрали для этого неудачный самолёт (об этом чуть позже). Тем не менее готовились к преступлению они серьёзно. Распродали большую часть своих вещей, купили нарядные костюмы, через знакомых достали несколько ружей, под предлогом желания поохотиться. Звукорежиссёр группы помог им с боеприпасами и порохом. Братья также смастерили несколько слабеньких взрывных устройств. Тем не менее это были настоящие бомбы, а не муляжи, — Овечкины были настроены крайне серьёзно.

Оружие решено было спрятать в футляре от контрабаса. Во время гастролей они заметили, что футляр не умещается в рамки интроскопов в аэропортах и его разрешают проносить практически без досмотра. Тем более что речь идёт о детях. В футляре было обустроено второе дно, в которое братья сложили обрезы, сделанные из ружей, и самодельные бомбы.

На семейном совете было решено, что за границу будут бежать все 11 членов семьи. Двенадцатая — старшая дочь Людмила, к тому моменту была уже замужем и давно жила своей жизнью отдельно от семьи.

8 марта 1988 года Овечкины вместе с матерью сели на борт самолёта Ту-154, выполнявшего рейс по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград. Как и ожидалось, никаких проблем при досмотре не возникло, сотрудники службы безопасности удовлетворились тем, что попросили открыть футляр, и двойного дна не заметили.

На борту, помимо Овечкиных, находилось ещё 65 пассажиров. После дозаправки в Кургане, когда самолёт набрал высоту, один из старших братьев передал бортпроводнице Васильевой записку, адресованную командиру экипажа. В ней содержалось требование немедленно изменить курс и лететь в Лондон, в противном случае они угрожали взорвать самолёт.

Пока бригадир бортпроводников передавал послание командиру судна, Овечкины устроили небольшой затор у туалета в хвостовой части самолёта, после чего достали оружие и объявили пассажирам, что они теперь являются заложниками.

Командир воздушного судна, в общем, не собирался упорствовать и согласен был исполнить требования преступников, чтобы не подвергать риску жизни пассажиров. Но их желание было невыполнимо по двум причинам. Во-первых, топлива самолёта хватало только на полёт до Ленинграда. В лучшем случае можно было дотянуть до Хельсинки, но уж точно не до Лондона. Во-вторых, экипаж самолёта не имел опыта международных рейсов. Пилоты элементарно не знали маршрутов и воздушных коридоров в других странах и, самое главное, не владели английским. Со стороны это выглядело бы так: неизвестный самолёт вторгся в воздушное пространство Финляндии, ведёт себя неадекватно, на запросы не отвечает.

Бортинженер отправился в салон убеждать преступное семейство в необходимости смены маршрута. Он весьма чётко смог объяснить, что до Лондона самолёт уж точно не дотянет, но есть возможность посадить его в Финляндии. Подумав, Овечкины согласились на изменение курса.

Пилоты обратились за инструкциями к наземным службам. Начальство на земле потребовало под видом Финляндии посадить самолёт на военном аэродроме Вещево и начало готовить штурм.

Командир объявил, что самолёт сейчас совершит посадку в Финляндии, но воздушное судно приземлилось в советском аэропорту. Однако Овечкины сразу же поняли, что их провели, увидев русские надписи на бензовозе. Они попытались прорваться в кабину пилотов, выломав её дверь и угрожая начать убивать заложников.

С огромным трудом бортпроводникам удалось убедить Овечкиных, что сейчас будет произведена дозаправка и самолёт полетит дальше. В истерике Дмитрий Овечкин застрелил одну из стюардесс. Но в конце концов преступники на время взяли над собой контроль и услышали аргументы о необходимости дозаправки.

Тем не менее напряжение было высочайшее. Наземные службы сознательно тянули время, ожидая прибытия штурмовой группы из ленинградских милиционеров. Первый заправщик прибыл только через час после посадки. Но пилоты попросили второй. Пока он ехал, пока заправлял баки, прошёл ещё час. Овечкины в это время были на взводе и вот-вот могли сорваться, то и дело кто-нибудь из старших братьев начинал метаться по салону, угрожая начать расстрел заложников, если самолёт тотчас не взлетит.

Провальный штурм

Наконец самолёт был заправлен, но всё равно не трогался с места. Овечкины опять начали нервничать и выдвинули ультиматум: если через пять минут самолёт не взлетает, пассажирам не поздоровится. Командир судна убедил их, что вот-тот должен прибыть тягач, который отбуксирует их на полосу. Проходит пять минут, десять, пятнадцать, тягач не появляется, но и Овечкины пока не исполняют своей угрозы.

Тем временем под прикрытием заправки самолёта, в кабину пилотов пробрались незамеченными двое вооружённых милиционеров. Наконец подъезжает тягач, самолёт трогается с места. В эту же минуту милиционеры врываются в салон.

По всей видимости, они думали, что Овечкины по малолетству не решатся применить оружие и их легко можно будет обезвредить. Но они просчитались. Началась безумная пальба. Милиционеры, получив неожиданный отпор, принялись палить вслепую в хвостовую часть самолёта. При этом они не разбирали, в кого стреляют, и их пули летели не в Овечкиных, а в пассажиров, четверо из которых получили огнестрельные ранения. Лишь по невероятному везению никто из них не погиб.

Пока шла перестрелка к милиционерам прибыла подмога, которая попыталась прорваться через люк в хвостовой части. Овечкины отстреливались, ранив двух милиционеров (раны оказались не опасными для жизни), но у них заканчивались патроны, которые имелись только в небольшом количестве. Поняв, что их план побега провалился, они решили покончить с собой. Одну из сестёр отправили выбираться из самолёта с несовершеннолетними участниками теракта, поскольку они всё равно были неподсудны.

Старшие братья, за исключением 17-летнего Игоря (который не захотел умирать и спрятался, воспользовавшись суматохой), собрались в хвостовой части для самоподрыва. Однако самодельные бомбы оказались слишком слабыми и вызвали только возгорание салона. Тогда старшие братья Василий (26 лет), Дмитрий (24 года), Олег (21 год) и Александр (19 лет) застрелились. Однако в некоторых источниках сообщается, что последний погиб в результате взрыва. Предварительно один из братьев застрелил и мать по её приказу.

Из-за задымления пассажиры ринулись из самолёта, спасая свои жизни. Но, едва они выпрыгивали из ловушки, на земле их хватали милиционеры и начинали жестоко избивать. Позднее они оправдывались тем, что среди пассажиров могли затесаться беглецы-террористы, поэтому решено было жёстко арестовывать всех подряд.

В результате неудачного штурма погибли три пассажира, задохнувшиеся от дыма. Ещё одна жертва — стюардесса Тамара Жаркая — была убита Овечкиными. Остальные пять погибших — четверо старших братьев и Нинель Овечкина, покончившие с собой. В результате стрельбы, прыжков с высоты и жестокого задержания на земле получили ранения и травмы 15 пассажиров. Также при попытке выбраться из самолёта был ранен в ногу 9-летний Сергей Овечкин. Со стороны милиционеров было двое раненых.

Столь катастрофические потери в результате штурма объясняются тем, что группа захвата состояла из простых милиционеров, совершенно не подготовленных к подобного рода операциям. Это была в чистом виде импровизация. В СССР существовала группа "Альфа", подготовленная специально для подобных ситуаций. И, когда в 1983 году группа грузинской золотой молодёжи пыталась угнать самолёт за границу, в результате грамотных действий "Альфы" во время штурма не пострадал ни один пассажир. Однако она находилась в Москве, и, пока она летела в Вещево, штурм уже начался силами милиции. Когда бойцы элитного подразделения прибыли на место, самолёт уже догорал.

То что штурм был проведён весьма неудачно, признавалось даже в то время. Впрочем, виноваты в этом не милиционеры, которые при таких раскладах вряд ли могли прыгнуть выше головы, а отдавшие приказ об их использовании. Конечно, "Альфа", скорее всего, справилась бы с захватчиками судна куда более профессионально и с меньшими жертвами. Неудавшийся штурм в то время вызвал даже больший резонанс, чем само преступление Овечкиных.

Дальнейшая судьба
Из шестерых выживших Овечкиных только двое достигли возраста уголовной ответственности. 17-летний Игорь и 28-летняя Ольга, которая на тот момент ждала ребёнка. Они были признаны виновными и приговорены к 8 и 6 годам лишения свободы соответственно.

Судьбы практически всех уцелевших членов семьи сложились весьма трагично. Игорь в колонии продолжал заниматься музыкой, создал тюремный оркестр. После четырёх с небольшим лет заключения он был досрочно освобождён. После этого работал музыкантом в различных ресторанах, много пил, позднее пристрастился к наркотикам. После выхода фильма "Мама" в 1999 году, поставленного по их истории, грозился подать в суд, однако вскоре сам оказался за решёткой и погиб в СИЗО при неясных обстоятельствах.

Ольга освободилась из тюрьмы через четыре года. Работала продавщицей на рынке, также имела проблемы с алкоголем. В начале нулевых сошлась с неким работником шиномонтажной мастерской по имени Виталий Михаленя, который убил её в пьяном угаре. Это произошло в 2004 году. Убийца был приговорён к 9 годам лишения свободы.

Самый младший из Овечкиных Сергей, которому на момент захвата самолёта было 9 лет, трижды пытался поступить в музыкальное училище в родном городе, но так и не смог. По его словам, ему отказывали из-за фамилии, однако преподаватели позднее заверяли журналистов, что всё дело в отсутствии таланта. Некоторое время он работал музыкантом в ресторанах, в самом конце 90-х "исчез с радаров" и больше не давал о себе знать.

Ульяна, которой на момент захвата было 10 лет, также не устроилась в жизни. Имела проблемы с алкоголем, предпринимала попытки свести счёты с жизнью. После одной из таких попыток, когда она бросилась под машину, стала инвалидом.

Татьяна (14 лет на момент захвата) вышла замуж и жила обычной жизнью. Изредка встречалась с журналистами.

Единственным, кому удалось исполнить семейную мечту и выехать за границу, оказался Михаил, считавшийся самым талантливым участником ансамбля (к слову, его однокурсником в иркутском училище искусств был всемирно известный Денис Мацуев, который также отмечал несомненный талант Михаила). Он перебрался в Петербург, окончил институт культуры, сотрудничал со многими джазовыми коллективами. В начале нулевых перебрался в Испанию, где стал участником достаточно известного джазового коллектива Jinx Jazz Band, знаменитого своими уличными выступлениями в Барселоне. Несколько лет назад он перенёс инсульт, после чего лишился возможности играть и живёт в местном доме инвалидов.

Самая старшая сестра Людмила, не участвовавшая в захвате и даже не знавшая о нём, взяла на себя воспитание оставшихся младших братьев и сестёр, а также ребёнка Ольги. В настоящее время на пенсии.

Всего через три года после кровавых событий железный занавес рухнул и выезд из страны стал свободным. Впрочем, вряд ли Овечкиным удалось бы стать звёздами и получать огромные гонорары за выступления в западных странах. Если в СССР им оказывали государственную поддержку как провинциальной диковинке (и при этом звёздами эстрады они всё равно не были), то в западных странах такими семейными ансамблями было никого не удивить. Редкие клубные концерты и небольшой интерес к беглецам в первые несколько месяцев — вот максимум, на который можно было рассчитывать. И это при условии, что им удалось бы бежать, не совершая преступлений. Но, поскольку Овечкины для прорыва на запад захватили самолёт, по прибытии в желаемый пункт назначения старших членов семьи почти наверняка ждала бы тюрьма вместо концертных залов.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 08 мар 2018, 13:30

В истории СССР Анатолий Сливко остался одним из самых странных серийных убийц. Будучи "образцово-показательным гражданином", он являлся маньяком-педофилом. Примерный семьянин и ударник труда не вызывал у окружения никаких подозрений. Житель Ставрополья работал воспитателем молодежи, а в 1977 году и вовсе получил титул "Заслуженный учитель РСФСР". Помимо всего прочего, Сливко являлся мастером спорта по горному туризму и организовал в городе Невинномысск туристический клуб для подростков. Но кто бы мог подумать, что это вовсе не преподавательская любовь к детям. Прикрываясь титулами и доверием, Анатолий на протяжении 20 лет убивал детей.

Родом маньяк из Дагестана, родился он в 1938 году в городе под названием Избербаш. Окончив учебу, Сливко перебрался в Ставропольский край, на заводе "Азот" в Невинномысске он организовал первый молодежный клуб "ЧЕРГИД". Детей Сливко водил в походы по горам, даже получил партбилет и женился. Маньяк воспитывал двоих детей, как выяснилось позже жену он не любил и спал с ней неохотно. Как и многие другие элементы жизни, семья была поводом прикрыться. Каждое лето "лучший учитель" устраивался работать в детские лагеря пионервожатым, он налаживал с детьми контакт и изучил все психологические методы сближения и доверия. Именно поэтому, после обнародования результатов расследования, маньяк получил прозвище "Вожатый-Потрошитель".

Кроме походов в горы Сливко был одержим съемками кино. Некоторые работы учителя даже номинировались на премии и оказывались лучшими. Именно такое молодежное и интересное хобби еще больше сблизило маньяка с подростками. Сначала он просто предлагал ребенку принять участие в фильме о фашистах или про пытки пионеров, потом происходили сами страшные сцены слишком реалистичного кино. Так, обычно в фильме имела место сцена повешения пионера, "актера" учитель обещал тут же привести в себя. Первые съемки так и проходили — сначала "удушение", потом помощь в реанимации. Но шло время, сцены насилия придавали Сливко жестокости, будили в нем маньяка, тогда не все дети стали возвращаться домой после "съемок". Впервые маниакальные наклонности в поведении Анатолия проявились после аварии с участием пионера. Мальчик погиб, а Сливко все это видел и почувствовал сексуальное возбуждение. Маньяк хотел повторить то, что пережил, он снова и снова убивал детей и снимал это на пленку для дальнейшего пересмотра. Тела своих жертв учитель расчленял.

Маньяк сам обеспечил следствие доказательствами своей вины, были найдены все его записи. Поймать убийцу долгое время не удавалось, ведь Сливко не вызывал никаких подозрений, никто не мог подумать о нем ничего плохого. В городе Анатолия все знали и любили. А когда дети говорили о странностях в поведении вожатого и учителя, им никто не верил. Да и сложно представить, чтоб советская власть так легко позволила подозревать заслуженного учителя, которому вручили столько наград, в таких жестоких преступлениях. "Репутация" учителя была на его стороне. Именно этот продуманный ход — надежная маскировка, стал препятствием для следствия. 20 лет Сливко удавалось скрывать свою сущность на работе, дома и среди детей.

К "съемкам" Сливко привлек 43 мальчика, из них семеро погибли. Искали убийцу детей 10 лет. Точкой невозврата стало очередное заявление заявления о пропаже ребенка, который ушел на съемки. Так, в декабре 1985-го педофил наконец был арестован. Наказанием стал расстрел, вердикт был вынесен судом в 1986 году, в исполнение меру пресечения привели лишь спустя три года в городе Новочеркасске.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 10 мар 2018, 08:47

Помощь монгольского народа превысила поставки по ленд-лизу

Мало кто знает, что первой страной, официально объявившей о поддержке Советского Союза после начала Великой Отечественной войны, стала Монголия. Заседание президиума народного Хурала и ЦК Монгольской народно-революционной партии состоялось в первый день войны, 22 июня 1941 года. Единогласно решено: оказать всестороннюю помощь советскому народу в борьбе с фашизмом.

Монголия помогала Советскому Союзу, в первую очередь, товарными поставками. Очень важной помощью была передача СССР 500 000 монгольских лошадей – сильных, выносливых, неприхотливых животных. Да, Вторая мировая война была войной моторов, но всеми воюющими сторонами очень активно использовались лошади – и в кавалерии, и особенно в качестве тягловой силы. Лошади на уровне взводов и рот нередко были единственным средством для передислокации артиллерии, боеприпасов и других войск – грузовиков не хватало!

На средства, собранные гражданами Монголии, была построена целая танковая колонна! При этом все танки получили собственные имена: «Большой хурал», «От Совета министров МНР», «Сухэ Батор», «Маршал Чойбалсан», «Хатан-Батор Максаржав», «Монгольский чекист», «Монгольский арат», «От интеллигенции МНР» и так далее. Дальше – больше! Монголы передали во Внешторгбанк СССР более 2,5 млн рублей и свыше 300 кг золота. На эти средства была построена авиационная эскадрилья «Монгольский Арат».

«Премьер-министру МНР маршалу Чойбалсану. От имени Советского правительства и своего лично выражаю сердечную благодарность Вам и в Вашем лице правительству и народу Монгольской Народной Республики, собравшим два миллиона тугриков на строительство эскадрильи боевых самолетов «Монгольский арат» для Красной Армии, ведущей героическую борьбу с гитлеровскими захватчиками. Желание трудящихся МНР о постройке эскадрильи боевых самолетов «Монгольский арат» будет исполнено», - Иосиф Сталин, телеграмма от 18 августа 1943.

Монголия для СССР была практически единственным поставщиком овчины, из которой шили офицерские полушубки. В то время, как фашисты замерзали под Москвой и Сталинградом в своём полушерстяном «фельдграу», советские солдаты и офицеры уютно себя чувствовали в овчинных полушубках из Монголии. Огромными объемами в СССР поставлялась и монгольская шерсть, из которой изготавливали шинели для солдат. Эшелон за эшелоном шли в СССР поставки продовольствия. По оценкам специалистов, Монголия поставила в СССР больше шерсти и мяса, чем США по ленд-лизу! Вот список того, что было отправлено в одном из эшелонов из Монголии в СССР в ноябре 1942 года:

«Полушубки — 30 115 шт.; валенки — 30 500 пар; меховые варежки — 31 257 пар; меховые жилеты — 31 090 шт.; солдатские ремни — 33 300 шт.; шерстяные фуфайки — 2 290 шт.; меховые одеяла — 2 011 шт.; ягодное варенье — 12 954 кг; туши джейранов — 26 758 шт.; мясо — 316 000 кг; индивидуальные посылки — 22 176 шт.; колбаса — 84 800 кг; масло — 92 000 кг». – из книги «Эскадрилья Монгольский Арат», М., 1971.

А ведь таких эшелонов были десятки! Монголы столь рьяно собирали посылки для солдат Красной Армии, что в 1944 году в ряде регионов страны случались факты голода – всё продовольствие отправили в СССР.

Монголы искренне поддерживали Советский Союз не только товарными поставками. В Красной Армии сражалось несколько тысяч добровольцев из Монголии. Используя свои навыки охотников или наездников, они становились снайперами, разведчиками или воевали в кавалерийских частях.

А в августе 1945 года Монгольская армия влилась в состав Квантунской армии СССР и участвовала в разгроме Японии. Каждый десятый солдат восточного фронта был монголом!

К сожалению, помощь Монголии и всего монгольского народа Советскому Союзу сегодня сильно недооценивается. Мы много знаем о поставках по ленд-лизу, но забываем о поддержке нашего восточного соседа. А ведь «неприхотливая монгольская лошадь дошла до Берлина рядом с советским танком» - писал в воспоминаниях генерал Плиев. Спасибо, братья-монголы!
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 11 мар 2018, 17:05

Сохранившаяся в архивах и опубликованная запись из дневника шарфюрера СС. Оперативный штаб СС, 20 апреля 1943 года.

Сегодня 20 апреля, 1943 год.

Делаю эту запись после допроса русского офицера. День ничем не примечательный. Всё как обычно. Группировки Вермахта терпят массовые поражения по многим фронтам. Советский Союз бросил огромные силы и резервы для того, чтобы изменить тактическое соотношение войск. Германские войска проводят тотальную мобилизацию. Открыта масса заводов и конструкторских бюро для производства новых тяжёлых танков. Готовится массированное наступление.

Германскому командованию срочно необходима достоверная информация о расстановке сил Советской Армии в Харькове, Орле и Курске для подготовки к операции Цитадель. И эту информацию нам необходимо добыть во что бы то ни стало.

Но, что-то надломлено во мне сегодня. Я видел эти глаза, они смотрели прямо сквозь меня. Куда-то глубоко в душу. В горле встал ком, а в груди всё сжалось... Сердце забилось чаще, а кровь наполнила тело каким-то холодом, который чувствовался изнутри.

Я впервые испытал и почувствовал животный страх. Как чувствует его зверь, попавший в западню и готовый умереть за свою свободу. Впервые сталкиваюсь с подобными ощущениями.

И я не знаю откуда оно взялось. То ли моя усталость так действовала, то ли этот человек, находившийся передо мной, внушал мне это чувство. Он сидел на стуле, привязанный к спинке руками, только в таком положении он мог находиться без посторонней помощи. Голодный, обезвоженный, на его теле не осталось живого места, уж наши ребята постарались. Его голова безвольно опустилась вниз. Он еле дышал...

Я поднял его голову за подбородок и в сотый раз задал ему вопросы. Это длилось уже вторые сутки, без перерыва. Он закатил глаза и попытался сглотнуть, но закашлялся. Ребята плеснули ему в лицо водой из ведра. Он сидел и молчал. Просто молчал с закрытыми глазами, будто спал наяву. Всё его поведение выказывало лютую ненависть ко всем находящимся в камере.

Я молча запрокинул ему голову и залил четверть стакана воды в рот. Мне нужно было привести его в чувства, мне не нужен мёртвый солдат, мне нужна информация. Какой-то тощий майор, этот безвольный с виду человечишка уморил нас четверых.

Я просто спросил его: он понимает, что его расстреляют утром, если он не даст нам нужную информацию? Он сделал едва заметный кивок головой. Если он сделает усилие и расскажет всё, что от него требуют, то его ждет горячий ужин и отдых. Конечно его расстреляют так или иначе, но этот метод психологического давления всегда работает, при должном физическом подходе.

Мы опять впустую потратили пять часов. Никакой реакции ни на боль, ни на психологическое воздействие мы не дождались. Он изредка отвечал кивком головы, но это были ответы на пустяковые вопросы. Складывалось ощущение, что майор прошел специальную подготовку. Обычный боец не выдержит таких испытаний.

Мы повторяли свои вопросы вновь и вновь, ребята, как могли, старались, у стула сломалась спинка и подломились ножки. Он лежал на полу молча, лишь тяжелое дыхание вырывалось из его груди. Это была напрасная трата времени...
Утром следующего дня, его расстреляли. Он не ответил ни на один вопрос. И эти глаза, я вижу перед собой до сих пор. Стеклянный взгляд, который прожигает на сквозь. Единственная фраза, которую мы от него услышали за все время, когда я спросил его: — «За что вы, русские, так ненавидите нас? Мы пришли для того, чтобы дать вам лучшую жизнь!». В этот момент его глаза внезапно открылись, он посмотрел прямо мне в лицо и тихо произнес: — «Мы будем убивать вас только за то, что вы ступили на наши земли...».

Он не боялся смерти, он ждал её. Он готов был умереть ради идеи, ради своей страны, ради самого себя и своей свободы. Я не знаю, что произошло в этот момент, но что-то во мне надломилось. Никогда так не проникался уважением к своему врагу. И если в Советской Армии такие офицеры, то Германия обречена.

Вилли Хейндорф, 20 апреля, 1943 года.
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 мар 2018, 08:30

Тайны горбачёвской перестройки
30 декабря 2017
Тайны горбачёвской перестройкиИнтерес, который вызвала у читателей моя предыдущая статья о беловежском сговоре, свидетельствует, что многих россиян до сих пор волнует тема развала Советского Союза. Накануне 26-й годовщины этой даты считаю целесообразным рассказать о тайных причинах, которыми руководствовался Горбачев, когда он решил начать так называемую перестройку, превратившуюся, по меткому выражению великого русского философа Александра Зиновьева, в катастройку.
Эта тема заслуживает целого исследования. Этому посвящена моя книга «Кто Вы mr. Gorbachev?История ошибок и предательств» (Вече, 2016) В этой статье я остановлюсь лишь на знаковых событиях, которые, на мой взгляд, обусловили принятие Горбачевым решения о перестройке-катастройке. Начну с его биографии.
От помощника комбайнера до Генсека ЦК КПСС
Родился Михаил Горбачев в 1931 г. В 1942 г. полгода находился на территории, оккупированной нацистами. По свидетельству матери, Марии Пантелеевна, Миша был очень работящим мальчиком. В оккупации он старательно ощипывал для немцев гусей и носил им воду для бани.
Отец Миши, сапер Сергей Андреевич Горбачев вернулся с фронта с двумя орденами Красного Звезды и медалью «За отвагу» и продолжил работу механизатором-комбайнером машинно-тракторной станции. Михаил с 15 лет работал его сезонным помощником на комбайне. В 1948 г. за намолот с отцом 8900 центнеров зерна Сергей Андреевич был удостоен ордена Ленина, а сын награжден орденом Трудового Красного Знамени. Получив орден, Михаил, школьником, в 19 лет вступил кандидатом в чл. КПСС. Так он попал в элиту советской молодежи.
Надо признать, Михаил был сообразителен, обладал великолепной памятью. Брал науки с налета, поэтому, видимо, не получил навыков вдумчивой работы с серьезными материалами. Ранняя слава и успехи развили в Михаиле самолюбование. Валерий Болдин, помощник Горбачева, а впоследствии руководитель аппарата Президента СССР считал, что: «Горбачев по складу ума, привычкам, по духу провинциал, которому неокрепшую голову вскружила ранняя слава… благодаря ордену он попал и в МГУ и на аппаратную работу» («Коммерсантъ-Власть», 15.05.2001).
По окончании школы Михаил, серебряный медалист, без экзаменов был принят на юридический факультет Московского государственного университета им М.В. Ломоносова. Там он был избран секретарем комсомольской организации факультета и членом парткома МГУ. В университете Михаил женился на студентке философского факультета МГУ Раисе Титаренко. После завершения учебы Горбачев был уверен, что его направят в Прокуратуру СССР. Но «наверху» решили, что молодых юристов, не имеющих жизненного и профессионального опыта, рискованно определять на работу в высший эшелон прокурорского надзора.
В итоге молодая чета Горбачевых направилась в Ставрополь. В краевой прокуратуре Михаилу предложили поехать в заштатный район. Но Горбачев, мечтавший о карьере, решил прорваться в крайком комсомола. Тогда сотрудников, имевших высшее образование, в аппарате Ставропольского крайкома ВЛКСМ насчитывалось всего шесть человек.
Бывший первый секретарь этого крайкома Виктор Мироненко в декабре 2008 г. рассказал мне, что перед визитом к нему Михаил заручился поддержкой в крайкоме КПСС в лице заместителя заведующего орготделом Николая Поротова. Того молодой юрист привлек тем, что не только имел высшее образование, но был орденоносцем и членом КПСС. Ну, а далее Михаил, при поддержке Раисы, «очаровал» первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС Федора Кулакова, далее председателя КГБ СССР Юрия Андропова и даже «неподкупного и сухого» Михаила Суслова, не говоря уже об Андрее Громыко, который был известен на западе, как «мистер Нет»...
Основным средством продвижения по карьерной лестнице М. Горбачев сделал умение войти в доверии к старшим товарищам, вовремя поддакивать им, убедительно рассуждать на актуальные темы, не забывая при этом о саморекламе.
Вскоре Горбачев на Ставрополье прослыл трибуном-пропагандистом. В период Хрущева, а затем Брежнева, это качество у комсомольских и партийных деятелей весьма ценилось.
Известно, что тезисы выступлений Михаилу готовила жена-философ Раиса. С тех пор ее советы для Михаила стали непререкаемым руководством по жизни. Он уверовал в свою счастливую звезду и в то, что он предназначен для великих дел. Эту уверенность, точнее самоуверенность и самовлюбленность, подпитывали семейные рассказы о том, что родился он на соломе в сенях, как когда-то Иисус, а его первое имя Виктор (победитель) дед при крещении изменил на Михаил (равный Богу). Это со слов самого Михаила Сергеевича. Раиса эту веру поддерживала. И, видимо, не зря. В марте 1985 г. Михаил Горбачев стал Генеральным секретарем ЦК КПСС.
Мания её величества
В жизни Михаила Горбачева было немало судьбоносных встреч. Но главной, по моему убеждению, следует считать встречу с Раисой Титаренко в общежитии МГУ. Для провинциального ставропольского юноши она стала определяющей. Валерий Болдин, многолетний помощник Горбачева, в книге «Крушение пьедестала…» так писал о роли Раисы:
«Трудно сказать, как бы сложилась его судьба, если бы он не женился на Раисе. Отношение к внешнему миру и характер его жены сыграли решающую роль в его судьбе, и, я уверен, в существенной степени отразились на судьбе партии и всей страны».
Но вернусь к будущему юристу Михаилу. Ему пришлось потратить 1,5 года, чтобы Раиса Титаренко обратила на него внимание. Дело в том, что до встречи с Михаилом она пережила любовную драму. Мать возлюбленного Раисы, жена советского высокопоставленного хозяйственного работника, заставила сына отказаться от неё. Для Раисы, целеустремленной и гордой натуры, это было и драмой, и унижением.
Видимо, по этой причине, согласившись на брак с Михаилом, она поставила себе задачу сделать его успешным человеком, который займет более высокое положение в обществе, нежели люди, отвергнувшие её. Вновь сошлюсь на Болдина, подметившего одну особенность Горбачевой. Она заключалась в том, что: «Раиса Максимовна изо дня в день настойчиво и неуклонно могла повторять одну и ту же овладевшую ею идею и, в конечном счете, добивалась от супруга своего».
Можно не сомневаться, что стремление доказать, что она вышла замуж за успешного человека, стала у Раисы почти маниакальной и она приложила максимум усилий, что её реализовать. Именно она создала Горбачева, как политика и, как вспоминал сам Михаил, всё время подталкивала его к продвижению по карьерной лестнице.
Вот так трагедия одного человека спровоцировала трагедию огромной страны. Известно, что маленький камешек, упавший с вершины горы, у её подножья иногда превращается в огромную лавину, всё сметающую на своём пути...
Горбачев жену боготворил, что он и не скрывал. Об отношении Раисы к нему можно судить по некоторым эпизодам их жизни. Так, в интервью газете «Комсомольская правда» (23.03.2016). Горбачев вспоминал, что в их спорах Раиса обычно говорила: «Ты помолчи. У тебя только серебряная медаль!». В православной газете «Русский вестник» (06.06.2003) представлена подборка свидетельств о чете Горбачевых. В числе свидетелей там фигурируют Валерий Болдин, Дмитрий Язов, Майя Плисецкая и др.
Прославленная балерина вспоминала, как в Германии у Горбачева брали интервью. Так вот на все вопросы, адресованные Михаилу Сергеевичу, отвечала Раиса Максимовна. Журналист не выдержал и заметил, что вопросы он задает президенту. В ответ Горбачев улыбнулся и сказал: «У нас всегда первенствует женщина». Отмечу, что Плисецкая попутно дала характеристику Горбачевой, заметив, что она «вела себя, как царица».
Подборку свидетельств завершала информация о том, что Горбачев днем никогда не принимал окончательных решений по важным государственным вопросам. Он записывал их и уезжал на дачу в Новоогарево.
Вечером, во время двухчасовой прогулки по парку с Раисой, Михаил излагал ей вопросы государственного значения, после чего принимал по этим вопросам решения с учетом её мнения. Об этой ситуации я узнал ещё в 1990 г., когда стал общаться с сотрудниками аппарата ЦК КПСС. Те уже привыкли к тому, что Горбачев днем вроде дает согласие, а вечером или утром всё меняет.
О том, какую роль в браке Горбачевых играла Раиса, рассказал газете «Бульвар Гордона» (№ 49/137, 04.12.2007) Александр Коржаков, бывший начальник охраны Б. Ельцина: «Однажды, когда Горбачёв приехал домой выпившим, Раиса при охране стала хлестать его по щекам. Ельцин такого бы не позволил…». Вновь сошлюсь на Болдина: «Чтобы вы представляли себе масштаб ее (Раисы) влияния, скажу только одно. Яковлев, когда хотел сказать мне что-то о ней, выводил меня из помещения и говорил шепотом на ухо». («Коммерсантъ-Власть», 15.05.2001).
Владимир Медведев, начальник личной охраны Горбачева, считал, что Михаил Сергеевич был болен манией ее величия («Человек за спиной», Русслит, 1994). Неслучайно 21 февраля 2013 г. в «Комсомольской правде» появилась статья под названием «Страной руководил не Михаил Сергеевич, а Раиса Максимовна».
К этому добавлю, что мать Михаила, Мария Пантелеевна, так и не смогла принять невестку. Видимо, материнское сердце чувствовало что-то недоброе в характере Раисы. Замечу, вышеизложенное приведено не для красного словца. Эта информация имеет непосредственное значение для уяснения вопроса, когда и почему у Горбачева родилась мысль о перестройке-катастройке.
Судьбоносные встречи
Немалое влияние на мировоззрение молодого Горбачева оказал чех Зденек Млынарж, с которым Михаил делил комнату в общежитии МГУ. Это подтверждает сам Горбачев. Млынарж уже в 16-летнем возрасте (1946 г.) стал членом Компартии Чехословакии. Став коммунистом по убеждению, Зденек был неплохо знаком с марксистскими идеями и был сторонником демократического социализма. Оказавшись в 1950 г. в СССР, он был несколько разочарован реализацией этих идей на практике. Ведь согласно «Манифесту Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, в результате построения коммунизма должно быть создано общество, представляющее собой: «ассоциацию свободных производителей, в которой свободное развитие каждого, есть условие свободного развития всех».
Но в СССР был построен социализм, как сейчас нередко говорят, казарменного типа. Не знаю, понимал ли Млынарж, что извращения советского социализма были обусловлены тем, что первая социалистическая революция произошла в аграрной России, а не во всех промышленно развитых странах (Англии, Германии, Франции и США), как это предполагали Маркс и Энгельс.
В результате враждебное капиталистическое окружение обусловило особенности построения социализма в Советской России. Стране приходилось не только строить социализм, но воевать и готовиться к отражению вражеского нападения. Поэтому Иосиф Сталин превратил партию большевиков, главную движущую силу построения социализма, в партию, построенную по образцу средневекового ордена меченосцев, централизованную и со строжайшей дисциплиной. Впервые о такой партии Сталин заявил в 1921 г., в статье «Набросок плана брошюры».
Сталинская партия в кратчайшие сроки обеспечила решение проблемы индустриализации страны, победу в Великой Отечественной войне против всей капиталистической Европы, возглавляемой нацистской Германией, а затем за считанные годы обеспечила восстановление разрушенного войной народного хозяйства.
К сожалению, превращение партии в некий орден обусловило перерождение диктатуры пролетариата в диктатуру вождя и партаппарата. Именно эта диктатура позволила генсеку Горбачеву в 1985-1991 гг. безнаказанно экспериментировать над КПСС и страной.
Однако полагать, что Млынарж внушил Горбачеву мысль о развале СССР, как неудачной модели построения коммунизма, безосновательно. Да, Млынарж стал секретарем ЦК КП Чехословакии и был одним из главных идеологов и организаторов Пражской весны 1968 г. Он, как говорилось, отстаивал идею демократического социализма или социализма с человеческим лицом.
Млынарж в своих воспоминаниях «Мороз ударил из Кремля» (1978 г.) утверждал, что в 1968 г. чехословацкие коммунисты лишь пытались создать «новую систему управления народным хозяйством… постепенно устраняя бюрократическую централизацию и высвобождая самостоятельную экономическую активность государственных предприятий…». Это напомнило мне, что в 1978 г. первый секретарь ЦК КП Белоруссии Петр Машеров предложил на Пленуме ЦК КПБ развивать социалистическую предприимчивость и инициативу на предприятиях республики.
Но в Чехословакии 1968 года сторонников у Млынаржа было не так много. Больше было тех, кто предлагал отказаться от социализма и выйти из советского блока. Вероятнее всего, они бы тогда победили, что подтвердила «Бархатная революция» 1989 г. Но для СССР их победа в 1968 г. означала, что НАТО получило бы прямой выход к границам СССР. То есть повторилась бы ситуация 1939-1941 гг. Поэтому Пражская весна была прекращена вводом войск стран Варшавского договора.
После поражения Пражской весны Млынарж эмигрировал в Австрию. В Чехословакию он вернулся после «Бархатной революции» 1989 г., когда Компартия была отстранена от власти. Млынарж стал почётным председателем «Левого блока» – коалиции коммунистов с социалистами. Но захватившие в Чехословакии власть правые либералы даже слышать не хотели о демократическом социализме. В итоге Млынарж предпочел вернуться в Австрию. В этой связи полагать, что он сумел настроить Горбачева антисоциалистически, нет оснований.
Судьбоносной для Горбачева в его бытность 2-м секретарем Ставропольского крайкома КПСС, стала встреча с Юрием Андроповым, членом Политбюро и председателем КГБ СССР. Известно, что хотя Андропов был выходцем из ЦК КПСС, там его не жаловали. Особенно в Политбюро. Понимал Андропов и то, что старцы из Политбюро будут «уходить» только на орудийных лафетах и они костьми лягут, но не допустят, чтобы он стал Генеральным секретарем ЦК КПСС. Так началась тайная война главы КГБ за пост генсека.
В этой войне Андропову был необходим верный помощник. Но не просто помощник, а человек, способный входить в доверие к людям, при необходимости создать группу поддержки в защиту патрона, внести раскол в стан оппонентов, быть его глазами и ушами – и в то же время производить впечатление самостоятельно мыслящего политика.
Горбачёв Андропову на фоне других региональных партийных лидеров представлялся именно такой фигурой.
При этом, как утверждал Валерий Легостаев, бывший помощник секретаря ЦК КПСС Егора Лигачёва, глава КГБ был прекрасно осведомлен о негативных чертах личности Горбачева: патологически честолюбив, умственно неглубок, хвастлив, самонадеян, редкий лицемер и лгун. Людей такого типа я встречал в аппарате ЦК Компартии Литвы (советской). Причем, как правило, они всегда «крутились» в окружении высокопоставленных партийных деятелей. Одним словом, «нужные и удобные» люди.
Юрий Владимирович также сделал ставку на «удобного» ставропольца. Ему нужна была эффективная и управляемая подпорка в Политбюро ЦК КПСС. Можно утверждать, что уверенность Андропова в том, что лишь он способен направить СССР по верному пути, а поэтому должен возглавить партию и государство, явилась той пружиной, что вбросила Михаила Сергеевича на самый верх властной пирамиды СССР.
Под присмотром ЦРУ
Ну, а как же с зарубежными спецслужбами, о которых так много написано и которые якобы завербовали Горбачева? Уверен, что в картотеку западных спецслужб он попал, когда ещё был высокопоставленным комсомольским деятелем. В то время даже они были в зоне внимания западных разведок. Об этом свидетельствует мой опыт зарубежных поездок в бытность комсомольским функционером достаточно высокого ранга.
Горбачев, ставший в 1958 г. (в 27 лет) первым секретарем Ставропольского крайкома ВЛКСМ, был весьма подходящей кандидатурой для разработки западными спецслужбами. Ну, а когда он в 1970 г. (в 39 лет) занял пост первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС, давшего двух членов Политбюро ЦК КПСС – М. Суслова и Ф. Кулакова, то, безусловно, должен был заинтересовать американское ЦРУ и английскую МИ-6.
Для зарубежных спецслужб не являлись секретом контакты первых секретарей Ставропольского крайкома КПСС с отдыхающими членами Политбюро.
В 1994 г. в Минске бывший заместитель заведующего Отдела пропаганды ЦК КПСС Владимир Севрук в разговоре со мной утверждал, что чета Горбачевых попала в поле зрения экспертов ЦРУ, работавших по программе Гарвардского проекта и связанного с ним плана подготовки агентов влияния «Лиотте», в сентябре 1971 г. в Италии.
Тогда Горбачев, уже первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС, прибыл с Раисой в Палермо (Сицилия) на симпозиум молодых политиков левой ориентации. По словам Севрука ЦРУушников привлек не столько внушаемый, словоохотливый и себялюбивый Михаил, сколько Раиса с её жестким характером, необузданным честолюбием, стремлением к власти и неограниченным влиянием на мужа. Тандем «Раиса&Михаил» западные эксперты сочли наиболее перспективным для проталкивания «наверх». Они не ошиблись.
Моментом истины окончательного формировании мировоззрения четы Горбачевых стала их путешествие по Франции в 1977 г. ЦК Компартии Франции предоставил им автомобиль с шофером и переводчиком и, как вспоминает Горбачев в мемуарах «Жизнь и реформы». Они «за 21 день проехали на автомобилях 5 тысяч километров. Это было великолепное путешествие, которое накрепко привязало меня к этой великой стране и ее жизнелюбивому народу…».
Горбачевы во Франции посетили десяток городов. Вероятно, не раз им встречались на пути семейные пары, прилично говорящие по-русски и умеющие расположить к душевной беседе. Михаилу Сергеевичу этого только и надо было. Он вываливал на слушателей массу информации, которую, несомненно, внимательно слушали и фиксировали. Потом в западных спецлабораториях психологи, врачи–психиатры, антропологи и другие специалисты по человеческим душам на основании этой информации пытались распознать характер Горбачевых и их уязвимые места.
Именно тогда, я полагаю, у Горбачева был выявлен комплекс Буратино, который наиболее четко сформулировала лиса Алиса: «На дурака не нужен нож, ему с три короба соврешь и делай с ним, что хошь!».
Конечно, дураком Горбачева не назовешь, но комплексом Буратино он явно страдал. Как впоследствии выяснилось, западных лидеров – Тэтчер, Рейгана, Буша для встреч с Горбачевым готовили высококлассные западные психологи, знавшие слабые места Михаила Сергеевича.
Представляется вероятным, что именно в период поездки по Франции, чета Горбачевых была «завербована», но не спецслужбами, а, как тогда говорили, «загнивающим» капитализмом. Франция с уютными городками и красочными деревнями, в которых люди как бы наслаждались жизнью, поразила Горбачевых. Это разительно отличалось от России. Как рассказывал мне Виктор Казначеев, бывший второй секретарь Ставропольского крайкома КПСС, Раиса после Франции постоянно повторяла: нам надо жить так, как живут французы. Вновь напомню Болдина, который утверждал, что Раиса умела добиваться того, что она желала.
Известно также, что отношение Раисы к советской власти омрачалось неприятными воспоминаниями. Ее дед по отцу, железнодорожник, в 1930-годах по ложному доносу четыре года отсидел в тюрьме. Дед по материнской линии был расстрелян, как троцкист, а бабушка в период коллективизации умерла от голода. Предки Горбачева тоже пострадали от советской власти. Деды Михаила, по отцу и матери, были в тех же 1930-годах репрессированы. И только ордена их сына фронтовика Сергея прикрыли внука Михаила, а затем и он сам, как уже говорилось, получил орден.
Встречи, встречи, встречи…
Другой определяющей зарубежной поездкой для Горбачева был его полет в Канаду в мае 1983 г. Об этом я писал в предыдущей статье, но следует сделать дополнение. Упомянутый мною В. Севрук, говоря о Горбачевых, особо напирал на то, что Раиса якобы являлась каналом связи западных «покровителей» с Михаилом Сергеевичем. Я не соглашался. Хотя действительно – каким образом в 1983 г. Горбачев узнал, что его ждут в Канаде? А Раиса прекрасно говорила по-английски и, будучи женой секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству, пользовалась относительной свободой при выездах в город, а также при встречах с широким кругом людей. Но…
Мог быть и другой вариант. Напомню заявление генерала КГБ Юрия Дроздова в интервью «Российской газете» (№ 4454, 31.08.2007).
Он привел откровение подпившего американского разведчика, сказанное им во время дружеского ужина в московском ресторане: «Вы хорошие парни, ребята!.. Но придет время и вы ахнете, узнав (если это будет рассекречено) какую агентуру ЦРУ и Госдеп имели в вашей стране на самом верху».
В этой связи ещё раз напомню, что в руководящих эшелонах власти СССР к началу перестройки насчитывалось 2200 агентов влияния Запада. Одним словом, Горбачевым было с кем общаться и от кого получать важные сообщения.
Следует иметь в виду, что Горбачева в Канаде ждал не только агент влияния Запада и посол СССР Александр Яковлев, но и премьер-министр Канады Эллиот Трюдо. Иначе как понимать, что Трюдо встречался с Горбачевым трижды, хотя по дипломатическому регламенту было достаточно одной встречи. Причем, как мне говорили в аппарате ЦК КПСС, каждый раз на встречах были новые люди. Фактически это были смотрины Горбачева.
А. Яковлев, бывший секретарь ЦК КПСС и советник Горбачева в вопросах перестройки, в интервью еженедельнику «Коммерсантъ-Власть» (14.03.2000) сообщил: «Первым западным политиком, который с симпатией отнесся к Горбачёву, была не Тэтчер, а канадский премьер Трюдо. Михаил Сергеевич приезжал в Канаду, когда я был там послом. Своим свободным поведением он поразил канадских руководителей. Вместо одной запланированной его встречи с Трюдо состоялось три».
Некоторые исследователи считают, что Горбачёв был завербован западными спецслужбами именно в Канаде. Однако, учитывая, что он крайне охотно шел на контакт с западными политиками, необходимость в прямой вербовке отсутствовала. Американцы, и, особенно, англичане, помимо вербовки владеют методиками прямого и косвенного воздействия на человека, помимо его согласия.
Горбачев на Трюдо произвел хорошее впечатление и канадский премьер немедленно сообщил об этом премьеру Великобритании Маргарет Тэтчер. Та заинтересовалась Горбачевым и в феврале 1984 г., прилетев в Москву на похороны Генсека ЦК КПСС Юрия Андропова, постаралась познакомиться с Михаилом Сергеевичем.
После визита в Канаду интерес к Горбачеву проявил и тогдашний вице-президент США Дж. Буш-старший. Он, как вспоминал руководитель советской делегации на Женевской конференции по разоружению Виктор Израэлян, во время своего пребывания в Женеве в апреле 1984 г, заявил, что хотел бы встретиться с М. Горбачевым. Но не удалось. Однако Буш, в беседе с Израэляном один на один заявил: «Вашим следующим лидером будет Горбачев!». (Несостоявшаяся встреча. АиФ, №25, 1991). Странная уверенность!..
Осенью 1984 г. из Лондона в Москву поступило предложение, инициированное Тэтчер. Якобы в целях укрепления межгосударственных британо-советских отношений желательно прислать в Англию делегацию Верховного Совета СССР, но только во главе с М. Горбачевым. 15 декабря 1984 г. Горбачев, сопровождаемый Раисой, А. Яковлевым и делегацией ВС СССР, прибыл в Лондон с официальным шестидневным визитом.
Первая встреча М. Горбачева с М. Тэтчер прошла в особой резиденции премьера в Чекерсе в Бакингемшире, где принимались лишь первые лица других государств.
Там Горбачев поразил Тэтчер тем, что развернул перед ней сверхсекретную карту Генштаба Минобороны СССР с направлением ядерных ударов по Англии и заявил, что с «этим надо кончать». Этот факт описал А. Яковлев в «Омуте памяти». Он также был удостоен чести быть на встрече в Чекерсе!..
МИ-6 (английская разведка), несомненно разъяснила Тэтчер, что карта Горбачева не могла быть подлинной (она могла быть предоставлена только генсеку ЦК КПСС), но премьер поняла, что Горбачев в своём желании поразить западных партнеров может пойти на многое и заявила, что с ним «можно иметь дело». Этот вывод она сообщила президенту США Рональду Рейгану. Послание Тэтчер Рейгану рассекретили в декабре 2014 г.
Особо отмечу, что 18 декабря 1984 г. Горбачев выступил в британском парламенте с речью, сутью которой было «Европа – наш общий дом». Не вызывает сомнений, что идею об общем европейском доме Горбачеву подкинула Тэтчер. Между тем Михаил Сергеевич не имел полномочий от Политбюро для оглашения такого заявления. Но Черненко, видимо, крайне больной, не отреагировал на такой серьезный проступок секретаря ЦК КПСС. Устинов, министр обороны и фактический глава Политбюро при Черненко, 20 декабря 1984 г. по неизвестной причине скоропостижно скончался. Ну, а тогдашний председатель КГБ Виктор Чебриков предпочёл промолчать.
В итоге 11 марта 1985 г. Горбачев занял кресло Генерального секретаря ЦК КПСС. В этот же день в Нью-Йорке вышла большим тиражом отдельной брошюрой весьма внушительная по объему биография Горбачева. Такого не удостаивался ни один Генеральный секретарь ЦК КПСС. Но дело не только в этом.
Известно, что разница во времени между Москвой и Нью-Йорком составляет 8 часов. Пленум ЦК КПСС, избравший Горбачева Генсеком, закончился примерно в 17 час. 30 мин 11 марта 1985 г. В Нью-Йорке это было начало дня, 9 час. 30 мин. Для того, чтобы брошюра с биографией Горбачева в достаточном количестве появилась на прилавках в тот же день, её необходимо было начать печатать за несколько дней до Пленума КПСС. То есть американским издателям надо было быть абсолютно уверенными, что Горбачева изберут!
План перестройки
Вопрос, был ли у перестройки план, занимает многих исследователей. Одни считают, что Горбачев, по привычке, без плана «ввязался в бой», надеясь затем разобраться с ситуацией. Другие, прежде всего, из окружения Горбачева, утверждают, что была некая сумма идей о перестройке, но не конкретный план действий. Сам же Горбачев в интервью газете «Свободное слово» в 1996 г. заявил, что концепция перестройки была, но не было конкретного плана, такого, как расписание поездов.
Однако 14 декабря 1997 г. в интервью американской газете «Minneapolis Star – Tribune» М. Горбачёв заявил, что «общим смыслом перестройки было: ликвидация монополии государственной собственности, раскрепощение экономической инициативы и признание частной собственности, отказ от монополии коммунистической партии на власть и идеологию, плюрализм мысли и партий, реальные политические свободы и создание основ парламентаризма». Это и были подлинные цели горбачевской перестройки, так как они обеспечивали перевод СССР на капиталистические рельсы. Заявления Горбачева о реформировании СССР, КПСС, социалистической экономики являлись пустым словоблудием.
Не вызывает сомнений, что Горбачева к такой перестройке подтолкнула М. Тэтчер. Эта умная и коварная женщина по максимуму использовала горбачевский комплекс Буратино и в декабре 1984 г. подбросила Горбачеву идею «давайте жить дружно».
К этому времени Горбачев психологически был готов отказаться от социалистических ценностей. Тут сыграла роль поездка по Франции, полет в Канаду, обиды на советскую власть и влияние жены. В итоге Горбачев «клюнул» на предложение Тэтчер.
Несомненно, премьер сказала Горбачеву, что вопрос о вхождении Советского Союза в Европейский общий дом можно будет ставить в практической плоскости лишь в том случае, если СССР освободится от марксистской идеологии и социалистических подходов в экономике. Мысль интересная, как говорили персонажи известного в СССР «Кабачка 13 стульев». Она была направляющей для Горбачева в период перстройки.
Он решил, что у него появляется возможность стать главой евроазиатского сообщества, простирающегося от Атлантического до Тихого океана. Ведь кто в Европе мог в политическом, экономическом и военном плане тягаться с СССР? Москва становилась бы центром огромного евроазиатского сообщества. Но эта идея была лишь приманкой для Горбачева, чтобы с его помощью устранить с мировой политической и экономической арены такого мощного конкурента, как СССР.
Западные партнеры сделали для Горбачева отказ от социализма и замену его на капиталистические идеалы своеобразной «морковкой». Известно, что упрямый осел хорошо бежит за подвешенной морковкой, которая так и остается ему недоступной. Эта «морковка» и обусловила одностороннюю сдачу Михаилом Сергеевичем основных позиций СССР в мире.
Горбачев был уверен, что его ждет великое будущее. Поэтому он начал перестройку, главными задачами которой были: убрать с политической арены КПСС, как главную скрепу СССР и доказать неэффективность социалистической экономики.
Всё остальное, как говорилось, ускорение научно-технического прогресса, реорганизация системы управления, демократизация КПСС и т. д. было лишь отвлекающими элементами.
Между тем Дж.Кеннан, в 1950-х годах посол США в СССР и автор знаменитой доктрины мирового сдерживания коммунизма, так характеризовал роль КПСС для СССР: «Если кому-нибудь удастся нарушить единство и силу Коммунистической партии, как политического инструмента, Советская Россия может быть быстро превращена из одного из сильнейших в одно из самых слабых и ничтожных национальных сообществ».
Не вызывает сомнений, что события, происходившие тогда в Европе, подкрепляли решимость Горбачева начать перестройку-катастройку для СССР. Известно, что в марте 1985 г. Европейский совет сделал первый шаг к созданию Евросоюза с единым экономическим и политическим пространством. В феврале 1986 г. был подписан Единый европейский акт, предполагавший постепенное создание с 1 января 1987 г. «единого пространства», в котором должны были быть ликвидированы внутренние границы между государствами Европы и обеспечено свободное перемещение капитала, товаров и физических лиц.
Европа – наш общий дом
Реализацию плана своей перестройки Горбачев начал встречей с Фридрихом Вильгельмом Кристиансом, председателем Вестминстерского банка, одного из крупнейших мировых банков. Она состоялась в Кремле 18 апреля 1985 г. и до сих пор полная запись их беседы засекречена. Но из интервью Ф. Кристианса можно понять, что новый Генсек ЦК КПСС познакомил своего зарубежного собеседника с некоторыми замыслами в отношении «перестройки советской экономики». То есть, буквально через месяц после «восшествия на престол» неформальный глава советского государства начал обсуждать концепцию перестройки-катастройки с представителем иностранного банка.
5-6 октября 1985 г. Горбачев находился в Париже, где встретился с президентом Франсуа Миттераном. Встреча прошла под девизом «Европа – наш общий дом». Миттеран с интересом выслушал соображения Горбачева о вхождении Союза ССР в «общеевропейский дом», хотя его несколько озадачили намерения главы СССР критически пересмотреть основные политические и экономические механизмы советской системы.
Поэтому Миттеран заявил Горбачеву: «Если вам удастся осуществить то, что вы задумали, это будет иметь всемирные последствия». А в своем окружении французский президент высказался так: «У этого человека захватывающие планы, но отдаёт ли он себе отчёт в тех непредсказуемых последствиях, которые может вызвать попытка их осуществления?».
Вернувшись из Франции, Горбачёв решил бросить «пробный шар». 13 октября 1985 г. на страницах «Правды» появилась передовая статья «Европа – наш общий дом». Но особой реакции в СССР она не вызвала, так как большинство в стране не понимало, какие перемены за ней стоят.
Первые итоги перестройки Горбачев и его западные покровители подвели в Кремле на заседании с представителями Трёхсторонней комиссии (одним из экономических и политических инструментов так называемого «мирового правительства»). 18 января 1989 г. Комиссию в Кремле представляли её председатель Дэвид Рокфеллер, а также Генри Киссинджер, Жозеф Бертуан, Валери Жискар д'Эстен и Ясухиро Накасонэ. С советской стороны присутствовали Михаил Горбачев, Александр Яковлев, Эдуард Шеварднадзе, Георгий Арбатов, Евгений Примаков, Вадим Медведев и др. Вся горбачевская рать.
Подводя итоги встречи, Горбачев заявил, что интегрирование СССР в капиталистическую мировую экономику можно считать принципиально решенным. (М. Стуруа. «Известия», 19.01.1989). Полагаю, что вышеизложенного достаточно, чтобы понять, какие планы вынашивал Горбачев, объявляя перестройку-катастройку.
Дефицит как орудие катастройки
После визита во Францию события в СССР развивались в нужном для Горбачева направлении. Дабы не утомлять читателя анализом губительных горбачевских реформ, сошлюсь на Брента Скоукрофта, советника по национальной безопасности президента США Дж. Буша-старшего. 5 декабря 2011 г. он дал интервью радиостанции «Свобода», в котором заявил, что «Горбачёв делал за нас нашу работу» (Gorbachev Was Doing Our Work For Us). Этим сказано всё.
Тем не менее, мне хочется затронуть проблему дефицита продовольствия и товаров первой необходимости в СССР периода перестройки. Она наиболее ярко показала предательский и разрушительный характер горбачевских реформ.
Именно тотальный дефицит во многом обусловил нарастание сепаратистских настроений в союзных республиках, да и в самой России. Сегодня абсолютно ясно, что дефицит и сопровождавший его саботаж, были сознательно спланированными диверсиями, которые должны были подтвердить ущербность социалистической экономики и отказ от социализма.
Напомню, что для СССР дефицит и очереди за ним были привычными явлениями для союзных республик, кроме прибалтийских. Но при этом, как известно, объемы производство продуктов питания и товаров народного потребления в Союзе постоянно росли.
Михаил Антонов, зав. сектором Института мировой экономики и международных отношений АН СССР, утверждал, что по данным ФАО (организация ООН по продовольствию), СССР в 1985 – 1990 годах при населении, составлявшем 5,4% от мирового, производил 14,5 % продовольствия в мире. Особо отмечу, что СССР обеспечивал 21,4% мирового выпуска сливочного масла, но в большинстве магазинов России его не было!
По данным статистики, в 1987 г. объем производства пищевой продукции в СССР по сравнению с 1980 г. вырос на 130%. В мясной отрасли прирост производства по сравнению с 1980 г. составил 135%, в маслосыродельной – 131%, рыбной – 132%, мукомольно-крупяной – 123%. За тот же период численность населения страны увеличилась всего на 6,7%, а среднемесячная заработная плата по всему народному хозяйству возросла на 19%. Одни словом, ситуация – не верь глазам своим.
А дело было в том, что агенты влияния, опиравшиеся на обогатившихся мафиозных деятелей, взявших под контроль ключевые точки советской торговли и снабжения, умело, как перед Февральской революцией 1917 г., в 1988-1991 гг. организовали в СССР тотальный дефицит продуктов и товаров народного потребления. Значительная часть дефицита припрятывалась для реализации в условиях свободного рынка, а другая часть нелегально экспортировалась. Активно в этом участвовало тогдашнее окружение Б. Ельцина.
Николай Рыжков, бывший председатель Совмина СССР в телепрограмме НТВ «СССР. Крах империи» (11.12.2011), рассказал, как летом 1990 г. в стране был искусственно создан дефицит табачных изделий. Оказывается, по указанию Б. Ельцина 26 российских табачных фабрик из 28 были внезапно закрыты на ремонт…
В этой же телепрограмме Юрий Прокофьев,. 1-й секретарь Московского горкома КПСС в 1989-1991 гг., сообщил, что на Межрегиональной депутатской группе (МДГ – «демократическая» фракция народных депутатов СССР) Гавриил Попов, сопредседатель МДГ и председатель Моссовета, заявлял, что «надо создать такую ситуацию с продовольствием, чтобы продукты выдавали по талонам. Надо вызвать возмущение рабочих и их выступления против Советской власти…». («Правда», 18.05.1994).
Газета «Правда» 20 октября 1989 г. опубликовала фотоснимки железнодорожных товарных станций Москвы, которые были забиты вагонами с медикаментами, сгущенным молоком, сахаром, кофе и другими продуктами. Заместитель начальника службы контейнерных перевозок Московской железной дороги О. Войтов сообщал, что на площадках товарных станций Москвы скопилось 5.792 средне и крупногабаритных контейнеров и около 1.000 вагонов. Но…
Также напомню телепередачу «600 секунд» ленинградского тележурналиста А. Невзорова, в которой регулярно показывались сюжеты с варварским вывозом свежей мясной продукции на свалки. Писатель Юрий Козенков в книге «Голгофа России. Схватка за власть» напомнил, что:
«В 1989 г. на первой сессии ВС СССР писатель В. Белов передал записку, выступавшему тогда с трибуны председателю КГБ СССР В. Крючкову, с вопросом: «Существуют ли в стране диверсии на транспорте, в промышленности, существует ли экономическое вредительство?» С трибуны сессии у Крючкова не хватило духа ответить, а в перерыве он дал Белову положительный ответ».
Комментарии излишни. Естественно, что горбачевскую перестройку следует называть только катастройкой. Неслучайно советские люди, за 6,5 лет насмотревшись на безобразия, творимые Горбачевым и его окружением, 25 декабря 1991 г. спокойно и равнодушно приняли его прощальную речь и отставку с поста президента СССР, которая ознаменовала крушение Советского Союза.
Автор: Владислав Швед
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 мар 2018, 08:31

Тайны беловежского сговора
15 декабря 2017
Великий Байрон как-то заметил: «Тысячи лет едва достаточно, чтобы создать государство, одного часа довольно, чтобы оно развеялось в прах». Для СССР такой час настал 8 декабря 1991 г.

Тогда в беловежских Вискулях президент России Борис Ельцин, президент Украины Леонид Кравчук и председатель Верховного Совета Белоруссии Станислав Шушкевич, проигнорировав мнение миллионов советских людей, высказавшихся в марте 1991 г. за сохранение советской державы, заявили, что «Союз ССР, как субъект международного политического права и геополитическая реальность, прекратил свое существование» и подписали Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).
За 26 лет, минувших после этого события, в прессе появилось немало воспоминаний его участников, а также суждений различных свидетелей, историков, экспертов. Но тем не менее ряд достаточно важных обстоятельств беловежского сговора пока остаются в тени. Это касается, прежде всего, событий, которые сделали неизбежной роковую встречу в Вискулях.
«Реформатор» Горбачев
Цепь событий, обусловивших движение Союза к Вискулям, началась в далеком мае 1983 г., когда секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев вдруг пожелал посетить Канаду для ознакомления с методами ведения канадцами сельского хозяйства. Там его ожидала встреча с Александром Яковлевым, бывшим идеологом ЦК КПСС, а тогда послом СССР в Канаде и по совместительству американским «агентом влияния».
Вечерами на тенистых лужайках Оттавы, вдали от любопытных ушей, бывший советский идеолог внушил Горбачеву, что «догматическая интерпретация марксизма-ленинизма настолько антисанитарна, что в ней гибнут любые творческие и даже классические мысли». В своей книге, носившей знаковое название «Омут памяти», Яковлев вспоминал: «…именно в разговорах со мной еще в Канаде, когда я был послом, впервые родилась идея перестройки».
Затем пришел март 1985 г., когда говорливый и твердо веривший в свое исключительное предназначение Горбачев был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. Так для СССР началась шестилетняя дорога к Беловежью.
Бывший советский премьер-министр Николай Рыжков отмечал, что «Горбачева развратила мировая слава, иностранцы. Он искренне поверил в то, что является мессией, спасает мир. У него кружилась голова…».
По этой причине самовлюбленный Горбачев затеял перестройку, превратившуюся для СССР в «катастройку».
Напомню, что провал горбачевской «катастройки» стал ясен к 1989 г. А в 1990 г. этот провал стал проявляться в виде заявлений союзных республик о независимости. 11 марта 1990 г. о выходе из СССР ультимативно заявила Литва. Кстати, для Горбачева это не было неожиданностью. Ведь ещё на встрече с президентом США Рональдом Рейганом в Рейкьявике (октябрь 1986 г.) он согласился с предложением о выходе республик Прибалтики из СССР. Окончательное согласие на выход прибалтов из Союза Горбачев дал во время встречи с другим президентом США Дж. Бушем на Мальте (2–3 декабря 1989 г.). Прибалтийским сепаратистам это было известно.
Не мешает напомнить, что в 2009 г. в интервью корреспонденту газеты «Комсомольская правда» Андрею Баранову (15.06.2009) Горбачев заявил, что, начиная перестройку, знал: «прибалтийские республики будут добиваться независимости». В 1990 г. в связи с кризисным положением в экономике Союза, вызванным непродуманными реформами Горбачева, о выходе из СССР стали заявлять и другие союзные республики.
12 июня 1990 г. о государственном суверенитете заявила Россия. 20 июня Декларацию о не зависимости принял Узбекистан, 23 июня — Молдова, 16 июля — Украина, 27 июля — Беларусь. Затем начался каскад провозглашения суверенитетов внутри РСФСР. Дело дошло до того, что 26 октября 1990 г. объявила о своем суверенитете Иркутская область.
Горбачев при этом делал вид, что ничего особенного не происходит. Первый тревожный «звонок» для него прозвучал на IV Съезде народных депутатов СССР (17–27 декабря 1990 г.). Перед началом работы Съезда народный депутат Сажи Умалатова предложила первым в повестку дня поставить вопрос о недоверии президенту СССР, заявив: «менять надо не курс, но курс и главу государства».
Я помню это выступление Умалатовой (на Съезде я присутствовал в качестве приглашенного). Большинство депутатов в зале слушали Умалатову с каким-то страхом. Ведь всё, что было правдой, но о чем предпочитали молчать, вдруг зазвучало с трибуны Кремлевского Дворца съездов. Ситуацию спас Анатолий Лукьянов, Председатель Верховного Совета СССР и верный сподвижник Горбачева. Он не позволил никому высказаться по предложению Умалатовой, и поставил его на поименное голосование.
«За» высказалось 426, «против» – 1288, воздержались 183 депутата. Это было естественно, так как к тому времени информацией о предательской политике Горбачева обладал лишь председатель КГБ СССР Владимир Крючков. Но он предпочел не поддерживать предложение Умалатовой, хотя знал, что 23 февраля 1990 г. собрание представителей центрального аппарата КГБ СССР направило Горбачеву письмо о том, что промедление в принятии срочных мер для стабилизации ситуации в СССР грозит катастрофой. Поэтому Крючков, как глава КГБ, был просто обязан спросить президента, почему тот проигнорировал письмо чекистов.
Крючкову также было известно, что в январе 1990 г. госсекретарь США Дж. Бейкер констатировал: «Обстоятельства таковы, что Горбачев не выживет... Опасность для него не в том, что его выбросят с помощью дворцового переворота, а в том, что причиной этого станет улица». Но Крючков предпочел молчать…
Следующий «звонок» для Горбачева прозвучал на апрельском 1991 г. Пленуме ЦК КПСС, на котором я, как член ЦК КПСС, присутствовал. После доклада нового Предсовмина СССР Валентина Павлова, выступавшие начали жестко критиковать Горбачева. Тот не выдержал и заявил о своей отставке. Однако горбачевцы, объявив перерыв, организовали сбор подписей в поддержку генсека. После перерыва Пленум проголосовал за нерассмотрение заявления Горбачева. Так политический Буратино остался во власти.
Напомню, что в марте 1991 г. по просьбе президента США Дж. Буша в СССР с инспекционной целью приехал экс-президент США Ричард Никсон. Его заключение, направленное в Белый дом, звучало неутешительно: «Советский Союз устал от Горбачева».
Это был точный диагноз. Горбачев об этом диагнозе знал и стал лихорадочно готовиться к отставке.
Об этом 15 мая 2001 г. бывший руководитель аппарата президента СССР Валерий Болдин рассказал в интервью газете «Коммерсантъ-Власть». Он сообщил, что Горбачёв уже в 1990 г.: «почувствовал себя вне игры… Он был смят. Попытался сделать хорошую мину при плохой игре. Я понял это после того, как мне, руководителю аппарата президента, стали приходить немыслимые счета за доставленные для него продукты… в основном деликатесы и спиртное — подчас коробками. Заготавливал впрок. На черный день. Потом он позвал меня и попросил заняться обустройством его личных дел…».
Ну, а к августу 1991 г. кресло под Горбачевым превратилось в раскаленную сковородку. Он узнал, что в сентябре 1991 г. планировалось созвать Съезд КПСС, который должен был отрешить Горбачева от должности генсека ЦК, а затем на Съезде народных депутатов СССР лишить его президентства и привлечь к уголовной ответственности по совокупности совершенных им преступлений.
Смириться с этим Горбачев не мог. Нельзя было допустить проведение съездов и, прежде всего, КПСС. Официального повода поставить партию вне закона не было. Нужна была масштабная провокация, которая бы поставила крест на КПСС, КГБ и народных депутатах СССР. Вот с такой целью Горбачев при поддержке Крючкова организовал так называемый августовский путч 1991 г. Тогда многие в Союзе ждали чего-то подобного.
11 февраля 1991 г. московские чекисты пригласили меня на встречу. Их крайне интересовала кровавая провокация у вильнюсской телебашни, которую в ночь на 13 января 1991 г. организовали президент СССР Горбачев и глава сепаратистского Верховного Совета Литвы Ландсбергис. Эта провокация, в результате которой погибло 14 человек, позволила Литве ликвидировать остатки контроля Кремля и подготовить соответствующие структуры для перехвата власти.
В тот период я был членом ЦК ПССС, 2-м секретарем Компартии Литвы/КПСС и депутатом Верховного Совета Литвы. Поэтому кое-что из тайных козней Горбачева и Ландсбергиса мне было известно. На вопрос чекистов: «Чего следует ожидать в будущем?» я ответил: «Провокации союзного масштаба, которая ударит по авторитету КПСС, КГБ и армии!».
Мои предположения относительно готовящейся Горбачевым провокации с ГКЧП впоследствии подтвердил Михаил Полторанин. В интервью «Комсомольской правде» (18.08.2011) он заявил, что ГКЧП был величайшей провокацией президента СССР.
В этом интервью Полторанин также сообщил, что активное содействие Горбачеву в ситуации с организацией так называемого августовского путча оказывали Ельцин и Крючков. Помимо этого, Полторанин отметил, что накануне «путча» Ельцин часто общался с Горбачевым.
О предварительном сговоре наших «героев» свидетельствует их поведение после «путча». Неслучайно тогда Горбачев безропотно позволил Ельцину издать ряд указов, выходящих за пределы конституционных полномочий президента РСФСР и направленных на неправомерное присвоение союзной власти.
Не вызывает сомнений, что Горбачев в этот период уже поставил себе задачу подтолкнуть СССР к распаду, который обеспечивал бы ему безопасное будущее. А к декабрю 1991 г., по мнению Горбачева, подоспело время поставить завершающую точку в истории СССР. Здесь я прервусь и перейду к анализу другой цепи событий, которая также вела СССР к беловежскому соглашению.
Ельцин. Ради власти…
Эта цепь событий связана с Борисом Ельциным. Для начала приведу характеристику, которую ему дал его бывший ближайший соратник Михаил Полторанин в интервью газете «Фонтанка.ру» (08.12.2011). На вопрос о том, какую роль сыграл Ельцин в подготовке Беловежского соглашения, Полторанин ответил:
«Ельцин сыграл решающую роль. Ему было ничего не жалко.
Ему было все равно: возглавлять ли демократическое государство, фашистское, какое угодно — лишь бы быть во власти. Лишь бы быть никому не подконтрольным. Он сошелся с Горбачевым, которому тоже было, в общем-то, на все наплевать, и они только «рисовали» борьбу между собой.
Но на самом-то деле никакой борьбы не было! Они в буквальном смысле договаривались ночами».
А далее Полторанин сообщил: «Ельцин почти 4 часа проторчал у Горбачева перед поездкой в Белоруссию. Причем его ждали Гайдар, Шахрай, Бурбулис. Команда собралась, а Ельцин еще получает последние наставления от Горбачева перед Беловежской пущей. Потом выскакивает: “Мне надо ехать, встретиться с Кравчуком!”. Михаил Сергеевич сказал: “Ты там с ним поговори”».
17 марта 1992 г. президент Украины Л. Кравчук в интервью московской журналистке К. Волиной сообщил, что Ельцин в Вискули прилетел с согласия и по поручению Горбачева, которого интересовали ответы Кравчука на три вопроса. Процитирую эти вопросы, как они изложены в книге. Кравчука «Our goal – a free Ukraine: speeches, interviews, press-conferences, briefings» («Наша цель – свободная Украина: выступления, интервью, пресс-конференции, брифинги»). Kravchuk, L.M. Kiev: «Globus» Publishers, 1993.
Ельцин сказал Кравчуку: «Я хочу, чтобы вы знали, что эти три вопроса не мои, они Горбачёва, вчера я с ним говорил, и задаю их от его имени. Первый: вы согласны с проектом договора? Второй: должен ли он быть изменен или исправлен? Третий: сможете ли вы его подписать? После того как я сказал «нет» на все три вопроса, он спросил меня: «Какой же выход?». По словам Кравчука, Ельцин ответил, что в таком случае он также не будет подписывать новый союзный договор.
Вот так Кравчук, бывший в 1950 г. членом бандеровской сотни «отважных юношей», затем внедренный в комсомольские и партийные органы Украинской ССР, нанес смертельный удар СССР.
Для подтверждения этого эпизода биографии Кравчука предлагаю читателям обратиться к книге Юрия Тараскина «Война после войны. Воспоминания контрразведчика» (М.: изд. «Кучково поле», 2006). Он был сотрудником «СМЕРШ», в течение нескольких лет действовавшего «под прикрытием» в руководстве ОУН-УПА (запрещены в РФ).
Но вернусь к Б. Ельцину. В Свердловске инженер-строитель Ельцин, «по убеждению» вступивший в КПСС, был известен тем, что готов был «разбиться в лепёшку, но выполнить любое задание партии». Став первым секретарем обкома, Ельцин немедленно исполнил давнее решение Политбюро ЦК КПСС о сносе дома Ипатьевых (место расстрела царской семьи в 1918 году). Предшественники Ельцина по обкому этого делать не стали.
В июне 1985 г. Ельцин, первый секретарь Свердловского обкома КПСС, стал секретарем ЦК КПСС. Его жесткость и решительность понравились Горбачеву и Лигачеву, тогда «второму» в КПСС, и Ельцин был «направлен» в Москву для «наведения порядка» после консерватора Гришина.
Ельцин без колебаний снял с должностей 22-х первых секретарей московских райкомов КПСС, других довел до самоубийства, некоторых до инфаркта. Видимо, было за что, но замену многим снятым секретарям Ельцин осуществлял по принципу «шило на мыло». Самомнение Бориса Николаевича, не меньшее, чем у Михаила Сергеевича, вскоре подвело его. На октябрьском 1987 г. Пленуме ЦК КПСС Ельцин позволил себе покритиковать деятельность Политбюро и Секретариата ЦК КПСС. Он также высказал озабоченность по поводу неумеренного «славословия некоторых членов Политбюро в адрес Генерального секретаря».
Выступление Ельцина на Пленуме ЦК КПСС было сумбурным и не впечатляющим. Но, по выражению Горбачёва, он «бросил тень на деятельность Политбюро и Секретариата и на обстановку, сложившуюся в них», а за это в КПСС наказывали. Я ощутил это на собственном опыте, когда в 1981 г. за максимально обтекаемую критику Вильнюсского ГК и ЦК Компартии Литвы по обеспечению роста производительности труда был немедленно направлен на 2-годичную учебу в Вильнюсскую ВПШ для «повышения марксистко-ленинского уровня». Причем был направлен в группу инструкторов сельских райкомов партии, хотя имел высшее техническое образование и был секретарем РК по курированию экономики в крупном Ленинском РК КП Литвы г. Вильнюса.
Бориса Николаевича освободили от должности первого секретаря Московского ГК КПСС и назначили первым заместителем председателя Госстроя СССР. Однако советским гражданам, как всегда, предпочли не сообщать, за что Ельцин освобожден от должности.
Засекреченностью выступления первого секретаря Московского горкома КПСС на октябрьском Пленуме воспользовался его сторонник, редактор газеты «Московской правды» Михаил Полторанин. Он подготовил вариант речи Ельцина, не имевшего ничего общего с тем, что тот говорил на Пленуме ЦК КПСС.
В эту речь талантливый журналист вложил всё, что сам бы хотел сказать на этом Пленуме.
Это было то откровение, которого давно ждали советские люди, в период так называемого застоя. Растиражированная Полтораниным на ксероксе речь Ельцина распространялась по Союзу со скоростью лесного пожара. Вскоре в глазах советских людей Борис Николаевич стал народным защитником, несправедливо наказанным кремлевскими партократами. Немудрено, что в марте 1989 г. Ельцин был избран народным депутатом СССР. На I Съезде народных депутатов СССР (май – июнь 1989 г.) он, благодаря депутату А. Казаннику, уступившему ему мандат, стал членом Верховного Совета СССР и, как председатель одного из комитетов ВС, вошёл в состав Президиума ВС СССР.
В этот период Ельциным заинтересовались американские советологи. В советском «историческом шкафу» они разыскали старую каверзную идею и решили реанимировать её с помощью опального российского политика. В СССР отсутствие Компартии России объяснялось просто. В монолитном Союзе нельзя было создавать второй равноценный политический центр. Это грозило расколом как КПСС, так и Союза. С появлением харизматической фигуры Ельцина у американцев появилась возможность реализовать планы по созданию в СССР такого центра.
В сентябре 1989 г. некая организация, вроде бы занимающаяся проблемами СПИДа, пригласила народного депутата СССР Ельцина в США читать лекции. Более чем странно: бывший строитель Ельцин и СПИД… Но ни Горбачева, ни Комитет госбезопасности это не насторожило. В США Ельцин провёл девять дней, в течение которых он якобы прочитал несколько лекций, получая за каждую по 25 тысяч долларов.
Трудно сказать какими были эти лекции, так как советский гость все дни визита был постоянно, мягко говоря, в «утомлённом» состоянии. Но вот рекомендации, которые ему внушили американские эксперты, он запомнил хорошо. Они были просты и очень привлекательны – провозгласить суверенитет России, ввести там институт президентства и стать президентом.
Об этом поведал всё тот же М. Полторанин в интервью «Комсомольской правде» (09.06.2011 г.) под названием «Кто привёл Ельцина к власти?». Он заявил: «Идею президентства Ельцин привёз из Америки ещё в 1989 году. В США с нашими политиками велась большая работа. А Ельцин сильно поддавался влиянию».
Особо отмечу, что ЦРУ, пристально опекавшее Ельцина во время его визита в США, доложило новому американскому президенту Дж. Бушу-старшему о том, что Ельцин даст Штатам больше, быстрее и надежнее, нежели Горбачев.
Вот почему Буш изначально сделал ставку на Бориса Николаевича, а не на Михаила Сергеевича.
В мае 1990 г. Ельцин стал реализовывать американские рекомендации. Причем создавалось впечатление, что Горбачев делал всё, чтобы облегчить возвращение Ельцина во власть. 29 мая 1990 г. в отсутствие реального противодействия команды Горбачева команде Ельцина, Борис Николаевич был избран Председателем ВС РСФСР. Горбачев день избрания главы российского парламента и своего будущего политического могильщика встретил в самолёте над Атлантикой, направляясь в очередной раз в США.
12 июня 1990 г. на первом Съезде народных депутатов РСФСР команда Ельцина сумела включить в повестку дня вопрос «О суверенитете РСФСР, новом союзном договоре и народовластии в РСФСР». Съезду было предложено принять Декларацию о суверенитете России, предусматривающую приоритет российских законов над союзными. Горбачев присутствовал на Съезде. Прочитав проект Декларации, он заявил, что не видит в ней ничего страшного для Союза, поэтому союзные власти на неё реагировать не будут. Для президента СССР, юриста по профессии и гаранта целостности СССР, Декларацию следовало бы оценивать, как преступное нарушение Конституции СССР. Но…
В августе 1990 г. Ельцин, будучи в Уфе, предложил Верховному Совету и правительству Башкирии взять столько власти, сколько «они смогут проглотить». Это пожелание во многом обусловило подлинный парад суверенитетов внутри РСФСР. Дело дошло до объявления суверенитета российскими областями.
Ну, а дальше всё развивалось, как по накатанной. Ведь, если принять за истину речь Владимира Крючкова, Председателя КГБ СССР, произнесенную им 17 июня 1991 г. на закрытом заседании Верховного Совета СССР, то в стране действовало 2200 вражеских агентов влияния. Причем известно, что к тексту выступления Крючкова был приложен пофамильный список этих агентов. Судя по масштабам дефицита, который эти агенты сумели создать в стране, действовали они крайне эффективно.
Но Крючков на заседании Верховного Совета ограничился общими словами. Видимо, его позицию вновь определило то, что он и его ведомство сами были причастны к созданию в стране ситуаций, нанесших серьезный урон государственной безопасности СССР.
Вискули – конечная…
Несколько слов о том, что происходило в белорусских Вискулях в период подготовки и подписания Беловежского соглашения. Прежде всего, об идее встречи трех глав союзных республик в Вискулях. Об этом ходит много версий. Позволю предложить ещё одну. Не вызывает сомнений, что главной темой встречи в далеких от Москвы Вискулях было желание республиканских лидеров обсудить договор о создании Союза Суверенных Государств (ССГ) без назойливого диктата болтуна Горбачева.
Следует иметь в виду, что Москва, как место встречи сразу отпадала. Туда бы не полетел не только Кравчук, но, видимо, и Шушкевич. В Киев отказался бы лететь Ельцин, у которого были натянутые отношения с Кравчуком. Оставалась Белоруссия. Шушкевича уговорили организовать встречу, обещая обсудить на ней вопросы транспортировки нефти и газа через территорию республики, что сулило ей немалые средства. Кстати, Кравчук также был кровно заинтересован обсудить с Россией поставку и транспортировку нефти и газа на Украину. Более того, он страстно хотел поохотиться в Беловежской пуще.
Что же касается Ельцина, он в Белоруссию, как говорилось, летел с согласия Горбачева, а его команда в составе Г. Бурбулиса, Е. Гайдара, А. Козырева и С. Шахрая везла с собой наметки к подготовке текста Беловежского соглашения, упразднявшего СССР.
В этой связи можно предположить, что Горбачев и Ельцин в ходе своей 4-часовой встречи накануне вылета проработали два варианта исхода встречи в Вискулях.
Первый. Кравчук согласится на определенных условиях подписать новый союзный договор. Однако данная версия была маловероятна, так как 1 декабря 1991 г. на Украине состоялся референдум по вопросам независимости республики, в ходе которого 90,3% избирателей поддержали эту независимость. И, хотя в бюллетене ставился лишь вопрос о поддержке Акта независимости Украины, принятого 24 августа 1991 г., и не говорилось о независимости Украины в составе СССР или вне, что крайне важно в правовом плане, Кравчук и его команда результаты референдума представили, как единодушное желание граждан Украины быть вне Союза.
Второй. Этот, наиболее вероятный вариант состоял в том, что Кравчук при любых условиях, изложенных ему Ельциным, откажется подписывать новый союзный договор, и тогда появится возможность денонсировать договор 1922 г. о создании СССР. Взамен Союза предлагалось создать новое государственное объединение – Содружество Независимых Государств (СНГ), в котором Горбачев мог бы претендовать на руководящую роль.
Однако никто уже не верил обещаниям Горбачева. Поэтому было решено провести встречу в Белоруссии, в достаточно изолированном месте, но куда можно было долететь на самолете. Также желательно рядом с польской границей, чтобы в случае враждебных действий со стороны Горбачева, можно было уйти в Польшу пешком.
Шушкевич вспомнил о хуторе Вискули в Беловежской пуще, гдев 1957 г. по распоряжению Никиты Хрущева была выстроена охотничья правительственная резиденция, в которой было несколько деревянных коттеджей. До польской границы здесь 8 км. До военного аэродрома в Засимовичах, способного принимать реактивные самолеты – около 50 км. Дача была оборудована средствами правительственной связи. Идеальное место для встречи высокопоставленных гостей.
В субботу 7 декабря 1991 г. высокие гости и сопровождающие их лица собрались в Вискулях. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в Белоруссию не долетел. Он предпочел приземлиться в Москве и там ждать развязки ситуации. Исходя из известной на сегодня информации можно утверждать, что ни Кравчук, ни Шушкевич не планировали на встрече принятие Беловежского соглашения.
Кравчук приехал поохотиться и обговорить вопросы поставок нефти и газа, поэтому сразу отправился в пущу на охоту. На, как вспоминает персонал дачи, его охранники распугали кабанов и зубров. Померзнув на вышке, Леонид Макарович несолоно хлебавши вернулся в теплый номер.
Что же касается Шушкевича, то тот вообще не готовил резиденцию для выработки и принятия такого серьезного документа, как Беловежское соглашение. Достаточного количества мест для сопровождавших глав государств советников, экспертов и охраны не было. В резиденции не только отсутствовали помещения для серьезной работы, но не было даже печатной машинки и другой оргтехники. За факсом посылали самолет в Москву. Кое-что пришлось позаимствовать у администрации заповедника «Беловежская пуща», в том числе и машинистку для печатания документа.
Но к 16 час. 8 декабря 1991 г. документ был готов, и под прицелом теле- и фотокамер Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич поставили свои подписи под Соглашением о прекращении существования СССР и образовании Содружества Независимых Государств. Ельцин тут же поспешил позвонить президенту Дж. Бушу-старшему и доложить, что задание, полученное им в США в 1989 г., успешно выполнено. Это же надо было так унизиться главе России, одному из ведущих государств мира! К сожалению, Борис Николаевич в бытность президентом России, так и остался у американцев на побегушках.
Фиктивность беловежского соглашения.
О подписании Беловежского соглашения и телефонном звонке Ельцина Бушу, Горбачеву доложили незамедлительно. Но поезд, как говорят, уже ушел. Ельцин, позвонив Бушу, намекнул Горбачева, что больше не считает его партнером.
У президента СССР была возможность привлечь к ответственности участников позорного беловежского сговора. Советский спецназ почти сутки в полной боевой готовности ждал вылета в Белоруссию для ареста заговорщиков.
Лёту до авиабазы «Засимовичи» менее часа. Но приказа от президента СССР так и не последовало, хотя законы СССР и результаты мартовского 1991 г. Всесоюзного референдума о сохранении Союза, подтвердившего стремление 77,85% населения жить в единой стране, позволяли Горбачеву принять самые суровые меры к беловежским заговорщикам.
Повторюсь. Прекращение существования Союза было выгодно Горбачеву, идеологией которого по жизни, как метко заметил начальник его личной охраны Владимир Медведев, являлась идеология самовыживания. В итоге Горбачеву осталось довольствоваться списком личных материальных претензий к Ельцину, которые стали его «отступными» за бесконфликтный уход с поста президента СССР. Они показались Ельцину непомерными, но покровители Горбачева из Штатов рекомендовали президенту РФ признать их приемлемыми.
За минувшие годы немало было сказано о фиктивности Беловежского соглашения. Напомню лишь основное. 11 декабря 1991 г. Комитет конституционного надзора СССР принял Заявление, в котором признал Беловежское соглашение, противоречащим Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». В заявлении подчеркивалось, что согласно этому Закону одни республики не вправе решать вопросы, касающиеся прав и интересов других республик, а органы власти Союза ССР могут прекратить своё существование только «после решения в конституционном порядке вопроса о судьбе СССР».
К этому добавлю оценки из Постановления Госдумы ФС РФ от 15 марта 1996 г. за N 157-II ГД «О юридической силе для Российской Федерации – России результатов референдума СССР 17 марта 1991 г. по вопросу о сохранении Союза ССР». В Постановлении говорилось, что «должностные лица РСФСР, подготовившие, подписавшие и ратифицировавшие решение о прекращении существования Союза ССР, грубо нарушили волеизъявление народов России о сохранении Союза ССР, выраженное на референдуме СССР 17 марта 1991 года, а также Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики».
Также было акцентировано, что «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, подписанное Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным и государственным секретарем РСФСР Г.Э. Бурбулисом и не утвержденное Съездом народных депутатов РСФСР – высшим органом государственной власти РСФСР, не имело и не имеет юридической силы в части, относящейся к прекращению существования Союза ССР».
Вот такая на сегодняшний день официальная правовая оценка Беловежского соглашения и его подписантов. Но утраченной страны это не вернет.
Автор: Владислав Швед Первоисточник: http://www.stoletie.ru/territoriya_isto ... ra_284.htm
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 мар 2018, 08:35

Горбачёв. соратники и подельники. Как продавали СССР
19 марта 2014
Сегодня не вызывает сомнений, что решающую роль в подготовке развала «Союза нерушимых» сыграл Горбачёв и его окружение, одна часть которого активно претворяла в жизнь губительные решения Генсека, а другая — молча наблюдала, как предательство разъедает устои и единство страны.
И никто из так называемых соратников так и не осмелился сказать Горбачёву, что он не «великан, а просто таракан». Зато в постсоветский период некоторые из сподвижников Генсека поспешили издать мемуары, в которых на все лады кляли бывшего патрона, рассказывая о том, как «противились» разрушительному перестроечному курсу.
В этой связи постараюсь показать, как кадровое окружение в течение шести с лишним лет создавало Михаилу Сергеевичу условия для работы по развалу страны. Не хотелось бы, чтобы нечто подобное повторилось.
ЧЕМ НОЧЬ ТЕМНЕЙ, ТЕМ ЯРЧЕ ЗВЁЗДЫ
Самовлюбленные дилетанты типа Горбачёва, прорвавшись во власть, заботятся только о своем имидже. Они окружают себя не личностями, а удобными людьми, чтобы на их фоне выглядеть «гениями». Эту особенность Михаила Сергеевича подметил посол США в СССР Дж. Мэтлок, сказав: «Он чувствовал себя уютно только рядом с молчаливыми или серыми…»
Суть своей кадровой политики Михаил Сергеевич сформулировал еще в период работы в Ставрополе. Как-то в ответ на дружескую критику его кадровых подходов Горбачёв произнес загадочную фразу: «Чем ночь темней, тем ярче звезды». Не вызывает сомнений, что себя на небосводе он видел звездой первой величины. Поэтому всегда без устали тасовал колоду, подбирая удобных и услужливых.
Горбачёв. соратники и подельники. Как продавали СССР
«Архитектор» перестройки Александр Яковлев (слева от М. Горбачёва)
К моменту избрания Горбачёва Генсеком Егор Лигачёв, тогдашний заведующий Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС, сумел заменить 70 % секретарей обкомов и крайкомов партии, поставив «своих проверенных» людей, готовых выполнить любое указание и обеспечить большинство на Пленумах ЦК.
С приходом Горбачёва кадровые замены приобрели более широкий размах. За первые три года состав ЦК был обновлен на 85 %, что намного превышало показатели 1934-1939 гг. Тогда они составили около 77 %. В 1988 году Горбачёв начал «омоложение» аппарата ЦК. На все ключевые посты были поставлены «горбачёвцы».
Таким же образом был обновлен Совет Министров СССР. Там из 115 догорбачёвских министров осталось лишь десять. Тем не менее, несмотря на бесконечную кадровую чехарду, Горбачёв до сих пор считает, что ЕГО перестройку торпедировал консервативный аппарат.
В мемуарах «Жизнь и реформы» он пишет: «…После XXVII съезда (1986 год) трижды сменился состав райкомов и горкомов, практически полностью обновились советские органы. После январского Пленума ЦК 1987 года произошла смена первых секретарей на альтернативных выборах, многие «старожилы» ушли на пенсию. У руля становилась вторая, третья или даже четвертая «команда», а дело шло по старинке. Так сильна была закваска. Так прочно вбивались в головы догмы марксизма в упрощенной сталинской интерпретации».
Трудно представить себе большее непонимания ситуации. Абсолютно ясно, что в 1988-1989 годы к руководству большинства парторганизаций в КПСС пришли люди, не то, что «отравленные» догмами марксизма, а весьма далекие и от марксизма, и от социализма. В итоге перестройка социализма превратилась в уход от него. По этой же причине в сентябре 1991 года КПСС тихо скончалась.
КАДРОВЫЕ СВЯЗКИ. АРХИТЕКТОР ПЕРЕСТРОЙКИ
Основным кредо кадровой политики Горбачёва являлась расстановка на ключевых постах доверенных и управляемых сторонников, что создавало кадровые связки. Продавливая назначение таких людей, Михаил Сергеевич демонстрировал поистине «стальные зубы», о которых как-то сказал патриарх Политбюро Андрей Громыко.

Министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе и Государственный секретарь США Дж. Шульц
Яркое свидетельство этому — ситуация с назначением 1 июля 1985 года министром иностранных дел СССР косноязычного и плохо говорившего по-русски Эдуарда Шеварднадзе. Однако в мемуарах «Жизнь и реформы» Горбачёв без тени смущения утверждает: «Эдуард Шеварднадзе — личность, несомненно, незаурядная, сформировавшийся политик, образован, эрудирован».
О том, какой урон нанесла связка Горбачёв — Шеварднадзе Советскому Союзу и, соответственно, России, лучше всего свидетельствует цитата из воспоминаний бывшего президента США Дж. Буша-старшего:
«Мы сами не понимали такой политики советского руководства. Мы готовы были дать гарантии, что страны Восточной Европы никогда не вступят в НАТО, и простить многие миллиарды долларов долгов, однако Шеварднадзе даже не торговался и со всем согласился без предварительных условий. То же по границе с Аляской (речь идет о разграничении морских пространств в Беринговом и Чукотском морях), где мы ни на что не рассчитывали. Это был дар Божий».

Егор Лигачёв, прославившийся фразой в отношении Ельцина: «Борис, ты не прав!»
Не менее скандальна ситуация с назначением на пост вице-президента Геннадия Янаева. Горбачёв на пару с Лукьяновым фактически изнасиловали IV Съезд народных депутатов СССР (декабрь 1990 года), продавливая эту кандидатуру. В конце концов, со второго захода депутаты проголосовали за «зрелого политика, способного участвовать в обсуждении и принятии важных решений государственного масштаба». Так Горбачёв охарактеризовал своего кандидата Геннадия Янаева на пост вице-президента СССР.
Я неплохо знал Янаева, не раз бывал у него в кремлёвском кабинете. Это был порядочный и добрый человек, напрочь лишенный кремлёвской чиновничьей фанаберии, но не вице-президент, что подтвердили события августа 1991 года. Видимо, по этой причине Михаилу Сергеевичу и был так необходим Янаев.
Помимо этого Горбачёву была известна деликатная проблема Янаева: у того постоянно тряслись руки. Я еще в первую встречу с Геннадием Ивановичем обратил внимание на то, как он дрожащими руками брал сигареты и закуривал. В кабинете мы были один на один, так что волноваться у Янаева не было оснований.

Так что дрожащие руки, якобы от страха, на пресс-конференции 19 августа 1991 года, являются мифом журналистов. Видимо, этот личный аспект также обусловил упорное желание Горбачёва видеть Янаева вице-президентом. В итоге Михаил Сергеевич сумел создать весьма нужную для себя кадровую связку Горбачёв — Янаев.
Помимо вышеназванных Михаил Сергеевич сумел создать следующие кадровые связки: Горбачёв — Яковлев, Горбачёв — Рыжков, Горбачёв — Лукьянов, Горбачёв — Язов, Горбачёв — Крючков, Горбачёв — Разумовский, Горбачёв — Бакатин.
Центральной являлась связка Горбачёв — Яковлев. Правда, создал её Яковлев, а не Горбачёв, в период пребывания того с официальным визитом в Канаде в 1983 году. Поговорим о ней подробнее.

Председатель КГБ СССР Владимир Крючков
Известно, что важнейшие идеи гибельной перестройки Михаилу Сергеевичу внушил именно Яковлев. Не случайно его за глаза называли «архитектором перестройки».
Яковлев сумел убедить Горбачёва, что социализм бесперспективен. Он также подкинул идею о приоритете общечеловеческих ценностей. И он же помогал Михаилу Сергеевичу обставлять себя «нужными людьми».
Не секрет, что Яковлев был тем, кто настоял на назначении министром обороны СССР Дмитрия Язова, а Председателем КГБ — Владимира Крючкова.
Будучи хорошим психологом, Яковлев чувствовал, что при всех положительных характеристиках исполнительность этих двоих будет всегда преобладать над инициативностью и самостоятельностью. Это впоследствии сыграло в судьбе СССР роковую роль.
О реальном вкладе Яковлева в крушение СССР проговорилась в интервью «Независимой газете» (10 октября 1998 года) бывший советник Р. Рейгана по обороне и внешней разведке Джинн Киркпатрик. На вопрос о роли личностей в истории и политике ХХ века наравне с такими фигурами, как Черчилль, Муссолини, Гитлер, Мао Цзэдун, Трумэн, Сталин она назвала Яковлева.
Удивленный журналист спросил: «Почему Яковлев? Встречались ли вы с ним?» Последовал неоднозначный ответ: «Пару раз. Я думаю, что он очень интересный человек и сыграл огромную и важную роль. Я надеюсь, что он знает, что я так считаю».
Комментарии излишни, особенно если напомнить заявление Юрия Дроздова, бывшего начальника Управления «С» КГБ СССР (нелегальная разведка), сделанное им корреспонденту «Российской газеты» (31 августа 2007 года): «Несколько лет назад бывший американский разведчик, которого я хорошо знал, приехав в Москву, за ужином в ресторане на Остоженке бросил такую фразу: «Вы хорошие парни. Мы знаем, что у вас были успехи, которыми вы можете гордиться. Но пройдет время, и вы ахнете, если это будет рассекречено, какую агентуру имели ЦРУ и Госдепартамент у вас наверху».
КАДРОВЫЕ СВЯЗКИ-2
Особо следует сказать и о связке Горбачёв — Рыжков. Председатель Совмина СССР Николай Иванович Рыжков — великолепный специалист и человек с повышенным чувством порядочности и ответственности, что не позволяло ему должным образом противостоять Горбачёву.
О нем, как о лидере, заговорили в июле 1989 года, когда Рыжков на совещании партработников в Кремле заявил: «Партия в опасности!» Поэтому, когда на внеочередном III Съезде народных депутатов СССР (март 1990 года) стал вопрос об избрании президента, ряд депутатов обратились к нему с просьбой выдвинуть свою кандидатуру.
Вот как эту ситуацию описывает председатель Совмина РСФСР Виталий Воротников: «Ситуация складывалась таким образом, что, не сними премьер свою кандидатуру, Горбачёв при нормальном голосовании, несомненно, потерпел бы поражение. Однако, как известно, Николай Иванович так и не нашёл в себе мужества переступить невидимую черту, отделяющую самого высокопоставленного из чиновников от настоящего партийного лидера. Тем самым он подарил Горбачёву пост президента СССР».
Хочу уточнить. На мой взгляд, а я немало общался с Николаем Ивановичем, главную роль в отказе Рыжкова баллотироваться на пост президента, сыграло не отсутствие мужества, а та порядочность, о которой я упоминал выше. Рыжков считал непорядочным подставлять ножку коллеге. Горбачёв на это и рассчитывал.
Но не только позиция Рыжкова подарила Горбачёву пост президента. Решающую роль здесь сыграла связка Горбачёв — Лукьянов. Анатолий Иванович вел заседание III Съезда народных депутатов СССР, утвердившего дополнение в Конституцию об учреждении поста Президента СССР. Глава государства должен был избираться гражданами путем прямого и тайного голосования. Но в тот период уже было ясно, что шансов у Горбачёва стать «всенародно избранным» крайне мало.
Лукьянов сумел продавить с ничтожным перевесом в 46 голосов решение о том, чтобы первые выборы, в порядке исключения, были проведены Съездом народных депутатов. Кандидатами были выдвинуты М. Горбачёв, Н. Рыжков и В. Бакатин. Однако последние два кандидата взяли самоотвод. В результате Горбачёв был избран Президентом СССР. Вот что значит поставить на нужную должность нужного человека. Этого умения у Горбачёва было не отнять.
Несколько слов о связке Горбачёв — Разумовский. Георгий Разумовский в мае 1985 года возглавил Отдел организационно-партийной работы ЦК, сменив на этом посту Лигачёва. Через год он обрел статус секретаря ЦК.
Регламентация и показушность в работе партийных организаций страны при Разумовском существенно возросла. Именно он ответственен за сепаратистские настроения, которые появились в Компартии Литвы в 1988 году.
Дело в том, что накануне XIX партконференции Горбачёв призывал развивать внутрипартийную демократию и гласность. Но в это же время из орготдела ЦК, которым руководил Разумовский, ушла на места, в том числе и в Компартию Литвы, жесткая разнарядка, каких делегатов следует избирать. Это вызвало волну возмущения не только в Компартии Литвы, но и в республике.
Протестные настроения коммунистов Литвы во многом способствовали созданию и становлению «Саюдиса» в Литве. В дальнейшем ситуацию обострило полное игнорирование орготделом ЦК КПСС критических замечаний, высказанных литовскими коммунистами в ходе отчетно-выборной кампании 1988 года.
В результате 19 января 1989 года пленум Вильнюсского горкома партии был вынужден повторно обратиться к Разумовскому по поводу критических замечаний, направленных после отчетно-выборной кампании из республики. Однако ответа и на этот раз не последовало.
Тогда на повестку дня в литовских СМИ выдвинулась тема самостоятельности Компартии Литвы. В результате этой дискуссии, на которую ЦК КПСС также не отреагировал, ХХ съезд Компартии Литвы (декабрь 1989 года) объявил о выходе партии из КПСС. Ну, а 11 марта 1990 года уже Литва заявила о выходе из СССР.
В этой связи напомню о том, что Горбачёв постоянно твердил о старом партийном бюрократическом аппарате, который якобы словно «плотина» лежал на пути перестройки. Ясно, что это было словоблудие, потому что на самом деле такой «плотиной» была связка Горбачёв — Разумовский и их окружение.

Обложка книги Вадима Бакатина с характерным названием «Избавление от КГБ»
Добавлю, что по утверждению российской журналистки Евгении Альбац бывший кандидат в члены Политбюро ЦК Разумовский как минимум до 2001 года получал от структур Михаила Ходорковского ежемесячную зарплату. Видимо, было за что.
Серьезный урон стране нанесла связка Горбачёв — Бакатин.
В октябре 1988 года на пост министра внутренних дел СССР был назначен Вадим Бакатин, бывший первый секретарь Кемеровского обкома партии. Казалось бы, перемена незначительная. Бывшего первого секретаря Ростовского обкома КПСС Власова сменил первый секретарь другого обкома — Бакатин. Но это только на первый взгляд.
Личность Бакатина, как правило, связывают с разгромом Комитета. Однако там его роль была невелика. КГБ в августе 1991 года был уже обречен, и Бакатин лишь выполнял указания кукловодов по его «добиванию». Значительно больший интерес представляет роль Вадима Викторовича в развале МВД СССР.
Предлагая Бакатину пост министра внутренних дел, Горбачёв подчеркнул: «Мне не нужны министры-милиционеры. Мне нужны политики». Бакатин «блестяще» справился с ролью политика от милиции. За два года работы он нанес советской милиции непоправимый ущерб.
Министр издал приказ, по которому сотрудники милиции получили право работать по совместительству в других организациях. В итоге это привело не только к коррупции и сращиванию правоохранительных органов с криминогенным контингентом, но и к уходу основного профессионального ядра МВД в коммерческие структуры. Это стало началом развала советской правоохранительной системы.
Не менее болезненный удар этой системе нанес и другой приказ Бакатина — о ликвидации агентурного милицейского аппарата. Полицейские всего мира считали и считают эту агентуру своими глазами и ушами в криминальном мире. Это известно даже дилетантам.
Последствия вышеназванных приказов Бакатина Россия переживает до сих пор. Под занавес своего правления Вадим Викторович нанес советской правоохранительной системе еще один смертельный удар. Он подготовил ее фактическое расчленение на пятнадцать национальных республиканских ведомств.
Приведу пример. В 1990 году, после объявления Литвой независимости, республиканское МВД не только не подчинялось союзному министерству, но и занимало враждебные позиции при разрешении спорных вопросов.
Тем не менее, Бакатин дал личное указание о том, чтобы МВД финансировало МВД независимой Литвы, снабжало его современной техникой и помогло создать в Вильнюсе полицейскую академию, которая, кстати, воспитывала кадры в антисоветском и антирусском духе. Это Бакатин считал «конструктивным шагом» в отношениях СССР и независимой Литвы.
ПОЛИТБЮРО. РАЗГРОМ СОВЕТСКОГО ГЕНЕРАЛИТЕТА
Особо следует сказать о роли Политбюро ЦК при Горбачёве. Оно было призвано обеспечить коллективное руководство партией и страной. Однако превратилось в подручный инструмент для благословления губительных решений нового Генсека.
Решая эту задачу, Михаил Сергеевич уже в апреле 1985 года начал менять соотношение сил в Политбюро ЦК. Прежде всего, из ПБ были удалены все оппоненты Горбачёва: Романов, Тихонов, Щербицкий, Гришин, Кунаев, Алиев. На их место первыми пришли те, кто принял активное участие в операции по избранию его Генсеком: Е. Лигачёв, Н. Рыжков и В. Чебриков.

Маршал Советского Союза Сергей Соколов, уволенный в отставку после «дела Руста»
Всего же за время своего властвования Горбачёв сменил три состава Политбюро ЦК, причем каждый из них был гораздо слабее предыдущего. Он сразу же почувствовал себя хозяином. По словам Валерия Болдина, бывшего долголетнего помощника и фактически «правой руки» Михаила Сергеевича, он «стал совершенно нетерпим к любой критике в свой адрес… Помню, на заседании говорит кому-то из членов Политбюро: «Если будете дальше болтать, сейчас же выгоню за дверь» («Коммерсантъ-Власть», 15 мая 2001 года).
Вот как! Однако члены ПБ восприняли эту выходку нового Генсека как должное. Старый партийный аппарат был воспитан в весьма жестких традициях.
Особо следует рассказать о заседании, на котором Горбачёв расправился с генералитетом. Время «ухода» кандидата в члены ПБ Маршала Советского Союза Сергея Соколова настало тогда, когда Горбачёв понял, что его односторонней «миротворческой политике» мешают военные во главе с неуступчивым министром обороны. Известно, что Соколов и его окружение были противниками подписания Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД).
Тогда и была задумана грандиозная акция по обновлению советского генералитета. В качестве примера был использован инцидент, произошедший в мае 1941 года. Тогда германский военно-транспортный самолет «Юнкерс-52», проверяя советскую систему ПВО, беспрепятственно пролетев свыше 1200 километров, приземлился на Тушинском аэродроме Москвы. В итоге советское военное командование и, прежде всего, военно-воздушные силы, накрыла волна репрессий, и было практически все заменено.
28 мая 1987 года, в День пограничника, на Васильевский спуск возле Красной площади приземлился спортивный самолет Cessna-172 Skyhawk, за штурвалом которого сидел немецкий летчик-любитель Матиас Руст. Горбачёв, прилетев вечером того дня из Румынии, прямо в правительственном зале «Внуково-2» провел заседание Политбюро ЦК. На нем в отставку был отправлен Маршал Соколов, и тут же министром был назначен Язов, весьма кстати оказавшийся в аэропорту.
30 мая того же года заседание ПБ по поводу Руста состоялось уже в Кремле. Тон задал Председатель Совмина СССР Рыжков, потребовавший немедленного снятия главкома ВВС и министра обороны. Ну, далее все пошло по накатанной. Выступили Яковлев, Лигачёв, Горбачёв: в отставку, снять, наказать.

Матиас Руст на Васильевском спуске вскоре после приземления
Удивительно, но никто не вспомнил о том, что после скандальной ситуации в сентябре 1983 года с южнокорейским «Боингом» СССР подписал дополнение к Конвенции о международной гражданской авиации, категорически запрещавшее сбивать гражданские самолеты.
Никто не коснулся вопроса о том, почему самолет после пересечения границы на 3 часа 20 минут пропал с экранов радиолокаторов и приземлился с достаточно полными баками. Председатель КГБ В. М. Чебриков ни словом не обмолвился о том, что в ожидании Руста на Большом Москворецком мосту были, как утверждается, срезаны троллейбусные провода, а на Красной площади установлены профессиональные телевизионные камеры.
По утверждению оперативного дежурного Московского округа ПВО генерал-майора Владимира Резниченко, в тот самый момент, когда самолет Руста с попутным ветром подлетел к Москве, неожиданно был получен приказ главнокомандующего войсками ПВО отключить автоматизированную систему управления ПВО для проведения профилактических работ.

Самолёт, на котором совершил полёт М. Руст, в Берлинском техническом музее
Одним из самых уязвимых мест ПВО является граница между локационными зонами. По свидетельству генерала И. Мальцева: «цель была потеряна, потому что сплошное радиолокационное поле было только в узкой полосе вдоль границы, дальше шли мертвые зоны, и Руст почему-то выбирал для полета именно их».
Спрашивается, откуда немецкий летчик-любитель мог знать о границах подобных «мертвых зон»? Согласно утверждению начальника штаба Таллинской дивизии ПВО полковника В. Тишевского, в системе ПВО того времени существовало такое правило: через каждые 24 часа производилось изменение границ подобных зон. Однако 27 мая такая команда не поступила, так что 28 мая продолжали действовать границы локационных зон, установленные накануне.
Выходит, Руст знал о границах «мертвых» зон. Информацию можно было получить только из СССР. Вопрос в другом: через кого? Как утверждается, Руст совершил посадку в районе Старой Руссы («АиФ», № 31, июль 2013 г.).

М. Руст во время суда.
Газета приводит слова автора телепрограммы «Момент истины» Андрея Караулова: «Спрашиваю Руста: «Хочешь, покажу тебе фотографию, как заправляют твой самолет?» Руст не ответил, промолчал, неинтересно ему разглядывать фотографии, только глаза забегали по сторонам…»
Кстати, эта версия появилась почти сразу же, как только Руст был задержан. Журналист М. Тимм из германского журнала «Вunde» обратил внимание на два факта. Во-первых, вылетел Руст в зеленой рубашке и джинсах, а в Москве вышел из самолета в красном комбинезоне. Во-вторых, в Хельсинки на борту его самолета фигурировал только знак гамбургского аэроклуба, в Москве же люди могли увидеть наклеенное на стабилизатор хвостового оперения изображение перечеркнутой атомной бомбы.
Промежуточная посадка была нужна, чтобы ввести радиотехнические подразделения войск ПВО в заблуждение: исчезнуть с экранов локаторов, а затем взлететь вновь, превратившись из «нарушителя границы» в отечественного «нарушителя режима полетов».
Никто на Политбюро ЦК не поднял вопрос о том, что Руст следовал по удивительно четкому маршруту, как бы зная, каким образом построена система ПВО северо-западного направления СССР. Известно, что в марте 1987 года Маршал Соколов оставил Генсеку карты противоздушной обороны страны именно этого направления.
Как утверждал позднее бывший главнокомандующий ВВС России генерал армии Пётр Дейнекин, «нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И, что самое важное — проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза».
«В деле Руста нужно тщательно отделять реальные факты от дутых сенсаций, — считает главный редактор газеты «Спецназ России» Павел Евдокимов. — Так, например, с подачи Андрея Караулова широкое хождение получила версия о троллейбусных проводах, которые заранее были сняты в районе посадки «Сессны».
Однако все было с точностью наоборот: появились новые! После. Когда следователь Олег Добровольский ознакомился с фотографиями с места ЧП, то он с изумлением спросил Руста: «Скажи, Матиас, как ты вообще мог посадить самолет на мосту?..» Тот ответил, что препятствия были только в трех местах: в начале, в середине и в конце. Стали выяснять… И оказалось, что через день-другой по указанию руководства Мосгорисполкома провода появились через каждые двадцать метров.
Другое дело — как Руст смог преодолеть то, что было? В уголовном деле №136 Следственного отдела КГБ СССР зафиксирован ответ свидетеля, сотрудника ГАИ С. А. Чинихина: «Если не знать, где на мосту находятся растяжки, н [т] о надо предположить, что вероятность катастрофы была».
Одно из двух: или мы имеем дело с некой «тайной операцией», помноженной на благоприятные случайности, или же все случившееся — действительно удивительное стечение обстоятельств, позволившее Русту долететь до Москвы.
Тот же Караулов говорит о наличии фотографии дозаправки «Сессны» под Старой Руссой. Хорошо! Тогда почему она до сих пор не опубликована? Думается, Караулов просто брал Руста «на мушку», чтобы посмотреть на его реакцию.
Как бы там ни было, в мае 1987 года Горбачёв мог представить дело так, что советские Вооруженные Силы вели, дескать, нарушителя на всем маршруте его движения, от границы, и не сбили исключительно по причине гуманизма и доброй воли — в духе Перестройки, Гласности и Демократизации. И международный резонанс от такой благородной позиции был бы громадный! Однако Горбачёв поступил совершенно иначе», — заключает Павел Евдокимов.
Разбор на Политбюро ЦК скандального пролета Руста закончился смещением практически всей верхушки Вооруженных сил СССР. «Как-то пополудни, в первых числах июня, — вспоминал помощник Лигачёва В. Легостаев, — в моем кабинете, по обычаю неожиданно, возник Яковлев. К тому времени он уже успел стать членом Политбюро, близким генсеку. Широкое, грубо прочерченное лицо А. Н. светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: «Во! Все руки в крови! По локти!»
Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста. Было принято решение о смещении со своих постов ряда высших советских военачальников. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были «в крови» поверженных супостатов».
8 декабря 1987 года М. Горбачёв и Р. Рейган беспрепятственно подписали Договор РСМД, который сегодня считается фактической капитуляцией СССР перед США.
АНТИАЛКОГОЛЬНОЕ ПОЛИТБЮРО
Следующее Политбюро ЦК, заслуживающее внимания, касается итогов известной антиалкогольной кампании, инициированной Горбачёвым в мае 1985 года. Обсуждение этих итогов состоялось 24 декабря 1987 года. Обсуждалась записка Председателя Совмина РСФСР Воротникова «О последствиях антиалкогольной кампании в РСФСР». Факты там приводились убийственные. Но Горбачёв стоял на своем: «Решение было правильное. Принципиальную позицию менять не будем». И все в очередной раз согласились с Генсеком.
Но Горбачёв оказался лукавым. В 1995 году он издал книгу «Жизнь и реформы», в которой одну главу назвал «Антиалкогольная кампания: благородный замысел, плачевный итог». В ней стрелки ответственности за провал он перевел на секретаря ЦК Егора Лигачёва и председателя Комитета партийного контроля Михаила Соломенцева. Якобы именно они «довели все до абсурда. Требовали от партийных руководителей на местах, министров, хозяйственников «перевыполнить» план сокращения производства спиртного и замены его лимонадом».
Однако бывший министр финансов СССР, а впоследствии Председатель Совмина СССР Валентин Павлов, вскрыл точный расчет и умысел, который возлагали Горбачёв и Яковлев на антиалкогольную кампанию: «Мировой опыт попыток ввести сухой закон учит, что запреты для прививки трезвости населению бесполезны, но зато исключительно благоприятны для создания мафиозных структур и их обогащения. Результаты кампании в СССР не заставили себя ждать в точном соответствии с мировым опытом. Горбачёв и Яковлев не могли не знать об этом опыте, но решали другую задачу и за ее успешное решение готовы были, видимо, заплатить любую цену».
Не вызывает сомнения, что «отцы» перестройки спешили создать в СССР социальную базу для реставрации капитализма. И нашли ее в лице теневого мафиозно-криминального бизнеса. По разным подсчетам, государство в ходе борьбы с алкоголизмом потеряло до 200 миллиардов рублей. Львиную долю этой суммы «теневики» положили себе в карман. А с «теневиками» Михаил Сергеевич дружил еще со ставропольских времен.
Вторую часть социальной базы капиталистической реставрации составила партийная, советская и особенно хозяйственная номенклатура. Для ее успешного врастания в капитализм также были созданы благодатные условия. Этому способствовали принятые законы о госпредприятии, кооперации и о внешнеэкономической деятельности.
В результате большинство советских директоров получили возможность на обломках своих предприятий с помощью кооперативов заложить фундамент личного благополучия, которым они щедро делились с партийной и советской номенклатурой. Так был образован класс собственников демократической России. И отцами его следует считать не только Гайдара и Чубайса, но прежде всего Горбачёва и Яковлева.
Завершим рассказ о странном августовском ГКЧП. Сегодня, когда все стали свидетелями государственного переворота, произошедшего в Киеве, где власть перешла к боевикам Майдана, стало ясно, что не только наглая коррупция украинских чиновников, но, прежде всего, слабость власти, спровоцировала боевиков на беззакония.
События в Киеве вновь напомнили московские события августа 1991 года. Нерешительность и неопределенность позиции гекачепистов, возглавляемых Председателем КГБ СССР Владимиром Крючковым, обусловила поражение ГКЧП.
Кстати, гекачеписты могли рассчитывать на поддержку большинства населения СССР. Хочу напомнить, что в марте 1991 года 70 % населения «Союза нерушимых» высказалось за сохранение единого государства.
АРЕСТОВАТЬ ЕЛЬЦИНА. «ЖДИТЕ КОМАНДЫ!»
Как известно, спецгруппа «А» КГБ СССР во главе с Героем Советского Союза В. Ф. Карпухиным еще с ночи 18-го на 19-е августа 1991 года находилась в районе Архангельского. Но приказ об изоляции Ельцина, несмотря на неоднократные телефонные запросы командира Группы «А», так и не последовал.
В этой связи процитирую непосредственного участника тех событий — президента Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», депутата Московской городской Думы Сергея Гончарова:
«Карпухин сообщил в штаб о том, что мы на месте и готовы выполнить приказ. Последовала команда, и я это отчетливо услышал: «Ждите указаний!» Начало светать. Я говорю Карпухину: «Фёдорыч! Ты доложи в штаб — рассвет скоро». Опять команда: «Ждите! Свяжитесь позже». Наш командир взял на себя ответственность: «А что ждать-то!» И мы передислоцировались в деревню, находившуюся рядом с Архангельским.
Грибники пошли… Люди, увидев бойцов в необычной форме — в «сферах» и с оружием в руках, были напуганы и стали от нас шарахаться, возвращаться домой.
Как я понял, информация дошла до Коржакова. Говорю: «Фёдорыч, звони опять! Все понимают, что нас уже расшифровали!» Карпухин выходит на руководство. Ему формулируют новый приказ: «Выдвигайтесь на позиции варианта № 2» — это по захвату в момент выдвижения. Снимаем ребят, садимся опять в машины и выдвигаемся километра на два, начинаем маскироваться. Но как это сделать такому количеству вооруженных людей? Деревенские на нас смотрели с явной опаской, не выходили даже за водой…
Герой Советского Союза Виктор Фёдорович Карпухин (1947-2003). Именно он, как командир Группы «А» КГБ СССР, ждал приказа об аресте Бориса Ельцина. И не получил его.
Ладно. Проработали операцию, как блокировать выдвижение, и Карпухин доложил о готовности. Было 6 часов — светло, все видно, в Москву поток машин идет. Из штаба опять: «Ждите указаний, будет приказ!»
К 7 часам к Архангельскому начали стягиваться служебные машины с охраной. Видим, какие-то большие чины. Ладно, послали нашу разведку. Оказывается, это прибыли Хасбулатов, Полторанин и кто-то еще. Докладываем. Нам опять: «Ждите указаний!» Все! Мы не понимаем, что от нас хотят и как проводить операцию!
Где-то около 8 утра разведчики сообщают: «Колонна — два бронированных ЗИЛа, две «Волги» с охраной Ельцина и прибывших туда лиц выдвигается на трассу. Готовьтесь к операции!» Карпухин звонит в очередной раз в штаб и слышит: «Ждите команды!» — «Что ждать, колонна через пять минут проедет!» — «Ждите команды!» Когда мы уже их увидели, Фёдорыч опять сдергивает трубку. Ему опять: «Ждите команды!»
Команды так и не поступило. Почему? Деятели ГКЧП, включая Крючкова, внятного ответа на этот вопрос так и не дали. Очевидно, что никто из его организаторов не рискнул взять ответственность на себя. Не нашлось человека калибра Валентина Ивановича Варенникова, но тот находился в Киеве и не мог повлиять на развитие событий.
Или, быть может, шла какая-то сложная двойная или тройная игра. Не знаю, мне сложно судить… Последний глава Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов в интервью российской прессе сообщал, что ГКЧП был создан на совещании у Горбачёва 28 марта 1991 года. А Геннадий Янаев говорил, что документы ГКЧП были разработаны по поручению все того же Горбачёва.
После того, как кортеж Ельцина на большой скорости проследовал мимо нас, Карпухин снимает трубку: «Что теперь делать?» — «Подождите, мы перезвоним!» Буквально через пять минут: «Возьмите частью ваших офицеров под охрану «Архангельское». — «Зачем?!» — «Выполняйте, что вам сказали! Остальные — в подразделение!».
Время, когда ГКЧП мог победить, было бездарно упущено. Ельцину было дано драгоценное время, чтобы мобилизовать своих сторонников и приступить к активным действиям. Часов в 10 или в 11 мы возвратились в Н-ский переулок, к месту постоянной дислокации. А по ЦТ уже вместо заявленных в сетке вещания программ показывали «Лебединое озеро». Трагедия государства обернулась фарсом».

…Далее вся ситуация посыпалась, как карточный домик. Ельцин, взобравшись на танк у Белого Дома, объявил действия ГКЧП антиконституционными. Вечером в телеэфир пошел выпуск новостей, в котором была озвучена информация, поставившая окончательную точку на ГКЧП. Свою роль сыграла и провальная пресс-конференция, которую провели гекачеписты.
Одним словом, получился не ГКЧП, а почти дурдом. Фактически произошло повторение январской ситуации в Вильнюсе в 1991 году. Между тем, известно, что КГБ всегда тщательно готовил свои операции. Вспомним хотя бы первую фазу ввода советских войск в Чехословакию и Афганистан, за которую отвечали чекисты. Все было рассчитано до минут.
Однако многое становится очевидным, когда выяснится, что два «непримиримых врага», Горбачёв и Ельцин, на самом деле работали в одной связке. Об этом «Комсомольской правде» (18 августа 2011 года) заявил бывший министр печати и информации России Михаил Полторанин. Видимо, об этой связке знал или догадывался глава КГБ, что и определило странную двойственность его поведения. Причем В. Крючков, судя по его разговору с начальником ПГУ (разведка) КГБ Леонидом Владимировичем Шебаршиным, еще в июне 1990 года решил сделать ставку на Ельцина.
При этом Владимир Александрович никак не мог избавиться от чувства личной обязанности перед Горбачёвым. В итоге его поведение было ярким примером следования принципу «нашим и вашим». Но в политике такая двойственность позиции, как правило, наказывается. Что и произошло.
СВИДЕТЕЛЬСТВО КНЯЗЯ ЩЕРБАТОВА
Борис Ельцин, выполнявший в «связке» подчиненную роль, понял, что «путч» дал ему редкую возможность покончить с Горбачёвым. К сожалению, Борис Николаевич, стремясь выбросить Михаила Сергеевича из большой политики, заодно, без сожаления распрощался и с Союзом.
И вновь следует напомнить предательское поведение Горбачёва в ситуации, когда Ельцин, Кравчук и Шушкевич, собравшись в Вискулях, объявили о прекращении деятельности Союза ССР, как международного субъекта.
Это сейчас говорят о правомочности принятого «тройкой» заявления. А тогда заговорщики прекрасно знали, что совершают преступление и встретились именно в Беловежской пуще, чтобы, в крайнем случае, пешком уйти в Польшу.
Известно, что после Вискулей Ельцин боялся явиться в Кремль к Горбачёву. Он был уверен, что тот даст команду его арестовать, но… Михаил Сергеевич предпочел пустить ситуацию на самотек. Его устраивала ситуация развала СССР, так как в этом случае вероятность привлечения его к ответственности за совершенные преступления исчезала.

Заклятые враги Михаил Горбачёв и Борис Ельцин выполнили, однако, общую роль по развалу Советского Союза
Ранее я уже писал о том, что в этот период Горбачёв думал не о том, как сохранить Союз, а о том, как обеспечить себя на будущее дефицитом: продуктами, напитками и жильем. Не случайно многолетний начальник охраны Михаила Сергеевича генерал КГБ Владимир Тимофеевич Медведев метко подчеркнул, что главной идеологией Горбачёва была идеология самовыживания.
К сожалению, тогда многие из советской политической и военной верхушки постарались обеспечить себе материальный задел на будущее. В этой связи следует рассказать о том, как в 1991 году американцы на корню скупали советскую элиту, помогая Ельцину прийти к власти. Приведу свидетельство князя Алексея Павловича Щербатова (1910-2003 гг.) из рода Рюриковичей, президента Союза Российских Дворян Северной и Южной Америки.
В день «путча» Щербатов прилетел в Москву из США для участия в конгрессе соотечественников. Свои впечатления об этой поездке князь изложил
в воспоминаниях под названием «Совсем недавняя история. Первая поездка в Россию».
Волей судьбы Щербатов оказался в гуще событий августа 1991 года. Он, как влиятельный американский гражданин, имел прямой доступ к послу США в СССР Роберту Штраусу, который был весьма информированным человеком. Князь, оставшийся в душе русским патриотом, остро переживал события августа 1991 года. Поэтому его интересовало все, связанное с ними.
В материале, опубликованном популярной православной газетой «Вера» — «Эском» (№520), князь Щербатов рассказывал: «…я старался узнать побольше деталей подготовки переворота. И за несколько дней кое-что для себя прояснил: американцы, ЦРУ провели деньги через своего посла в России, Роберта Штрауса, использовав его связи, чтобы подкупить военных: Таманскую и Дзержинскую десантные дивизии, которые должны были перейти на сторону Ельцина. Большие деньги получили сын маршала Шапошникова, военный министр Грачёв.
У Шапошникова сейчас имение на юге Франции, дом в Швейцарии. Я слышал от Джорджа Бейли, моего давнего друга, много лет проработавшего в ЦРУ, что выделенная на СССР сумма составляла больше одного миллиарда долларов. Немногие знали, что в 1991 году в аэропорт «Шереметьево» специальные самолеты под видом дипломатического груза доставляли деньги, их раздавали упаковками 10-, 20-, 50-купюровыми банкнотами правительственным руководителям и военным. Эти люди в дальнейшем смогли участвовать в приватизации. На сегодня это известный факт.
В перевороте участвовали бывшие делегаты конференции в Шатагуа: генерал Червов помогал распределять деньги среди военных, один из директоров «Бэнкс Траст Компании», Джон Кристалл, как мне стало известно, провел поступившие от ЦРУ суммы через свой банк. Оказалось, что если советским чиновникам дать хорошие взятки, то разрушить Советский Союз не составит труда».
Остается добавить, что беседа журналиста с князем Щербатовым, которого называли «человеком-легендой русской истории», состоялась в Нью-Йорке, в доме на Манхеттене, летом 2003 года.
ПРЕДАТЕЛЬСТВО ШЕВАРДНАДЗЕ
Измена давно поселилась в Кремле. 14 февраля 2014 года телеканал «Россия 1» показал фильм журналиста Андрея Кондрашова «Афган». В нем один из родственников известного вождя моджахедов Ахмад Шаха Масуда сообщил, что большинство военных операций советских войск против моджахедов заканчивались ничем, так как Масуд своевременно получал из Москвы сведения о сроках этих операций.

В НАТО всегда принимали Эдуарда Шеварднадзе, ближайшего соратника М. Горбачёва, как дорогого гостя. Пока не вывели в тираж
В фильме был озвучен еще один факт явного предательства советских верхов. Известно, что перед выводом советских войск из Афганистана с тем же Ахмадом Шах Масудом была достигнута договоренность о взаимном прекращении огня. Однако, по настоянию министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе и по указанию Верховного Главнокомандующего Горбачёва советские войска 23-26 января 1989 года нанесли серию массированных ракетных и авиационных ударов по районам, находившимся под контролем Ахмад Шаха Масуда. Это было не только предательское решение Кремля, но и военное преступление.
В этой связи Республика Афганистан имеет все правовые основания для объявления М. Горбачёва и Э. Шеварднадзе военными преступниками, а также может требовать их выдачу для проведения над ними уголовного процесса.
Шеварднадзе проявил себя не только в Афганистане. Известно, что в апреле 1989 года Шеварднадзе выступал на Политбюро ЦК за немедленное наведение порядка в митингующем Тбилиси и привлечение к уголовной ответственности лидера грузинской оппозиции Звиада Гамсахурдиа. Однако, появившись в Тбилиси 9 апреля 1990 года, после известных трагических событий, именно Шеварднадзе стал озвучивать версию о неадекватности действий военных при разгоне митингующих, упирая при этом на использование десантниками саперных лопаток — которыми, как свидетельствовал фильм, снятый операторами КГБ, лишь закрывали лица от летевших камней и бутылок.
Я помню, что в марте 1990 года на заседаниях Политбюро ЦК КПСС, посвященных выходу Литвы из СССР, именно Шеварднадзе был одним из тех, кто требовал принятия самых решительных мер против литовских сепаратистов и возвращения конституционного порядка в республике. Но на деле он и А. Яковлев постоянно снабжали Ландсбергиса информацией.
1 июня 1990 года Шеварднадзе свершил акт государственной измены. Он, будучи с визитом в Вашингтоне, как министр иностранных дел СССР совместно с Госсекретарем США Дж. Бейкером подписал соглашение, по которому Штаты безвозмездно «обрели» более 47 тысяч квадратных километров акватории Берингова моря, богатые рыбой и углеводородами.
Не вызывает сомнения, что об этой сделке был информирован Горбачёв. В противном случае Шеварднадзе в Москве не поздоровилось бы. Иначе как понимать, что Горбачёв заблокировал любые действия по признанию этой «сделки» незаконной. Американцы, заранее зная о такой реакции главы СССР, оперативно взяли этот район под контроль. Надо полагать, что вознаграждение Шеварднадзе и Горбачёва за эту «услугу» выразилось в крайне солидной сумме.
Несомненно, Крючков знал об этой сомнительной сделке, но так и не посмел публично заявить о предательстве Горбачёва и Шеварднадзе. Ну, эти двое получили деньги, а он-то почему молчал? Кстати, в современной России вокруг этого события также существует «заговор молчания».
Практику подкупа национальных элит «независимых» государств США в последние годы применяет весьма интенсивно и эффективно. Ирак, Афганистан, Тунис, Ливия, Египет… Последний пример — Украина.
Российский политолог Марат Мусин сообщил, что неопределенную позицию Януковича в отношении буйствовавшего Майдана обусловило стремление президента Украины сохранить миллиард «зеленых», которые он хранил в США. Напрасные надежды. В США в свое время канули в небытие деньги иранского шаха М. Реза Пехлеви, президента Филиппин Ф. Маркоса, президента Ирака С. Хусейна, президента Египта Х. Мубарека и других бывших «друзей» Америки.
Неплохо сумело заработать и окружение украинского президента. Большинство из них уже отбыли со своими домочадцами из Киева на свои «запасные аэродромы», подобные тем, которые наш «русский ура-патриот» Юрий Лужков заранее создал себе в Австрии и Лондоне.
Можно не сомневаться, что значительная часть российской правящей элиты в случае обострения ситуации в стране также последует примеру украинских «коллег». Благо, что их «запасные аэродромы» давно готовы.
ТРИДЦАТЬ СЕРЕБРЯНИКОВ ГОРБАЧЁВА
Неплохой куш за свое предательство сорвал и Михаил Сергеевич. О том, как это было сделано, рассказал в 2007 году газете «Известия» Пол Крэг Робертс — американский экономист и публицист, бывший помощник министра финансов в правительстве Р. Рейгана.
Он вспомнил время, когда его научного руководителя назначили помощником министра обороны США по международным вопросам (министром тогда был Мелвин Лэрд). Пользуясь случаем, Робертс задал ему вопрос, каким образом США заставляют другие страны плясать под свою дудку. Ответ был простым: «Мы даем их руководителям деньги. Мы покупаем их руководителей».
В качестве примера Робертс назвал бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Как только он ушел с поста, его назначили советником финансовых корпораций с окладом 5 млн. фунтов. Помимо этого, США устроили ему череду выступлений — за каждое Блэр получал от 100 до 250 тысяч долларов. Известно, что аналогичную программу Госдепартамент США организовал и для экс-президента Горбачёва.
Тем не менее, Михаил Сергеевич объясняя свое участие в рекламных акциях, ссылается на нехватку средств, которые потом он якобы направляет на финансирование Горбачёв-фонда. Может быть, может быть… Однако известно, какие немалые отступные Горбачёв получил от Ельцина за «неконфликтный» уход из Кремля.
Также известно, что от США Михаил Сергеевич в сентябре 2008 года получил медаль Свободы за «окончание холодной войны». К медали прилагались 100 тыс. долл. США. К этому следует приплюсовать Нобелевскую премию мира, которую для Горбачёва в 1990 году «выхлопотал» Р. Рейган. Однако без сомнения, это только известная часть того материального благополучия, которое Штаты обеспечили бывшему президенту СССР.
Известно, что в 2007 году Горбачёв приобрел в Баварии внушительный замок, где обитает со своими домочадцами. «Замок Хубертус», где раньше в двух больших постройках находился баварский детский дом, оформлен на дочь, Ирину Вирганскую.
Помимо этого Михаил Сергеевич владеет или пользуется двумя виллами за рубежом. Одна — в Сан-Франциско, другая — в Испании (рядом с виллой певца В. Леонтьева). Имеется у него недвижимость и в России — дача в Подмосковье («Москва-река 5») с участком площадью в 68 га.
О финансовых возможностях бывшего президента СССР свидетельствует «скромная» свадьба его внучки Ксении, состоявшаяся в мае 2003 года. Она проходила в московском фешенебельном ресторане «Гостиный двор», который был оцеплен нарядами милиции. Угощение на свадьбе было, как писали СМИ, «без излишеств».
На холодное подавали медальоны из гусиной печени (фуа-гра) и инжира, черную икру на ледяной основе с теплыми блинчиками, курицу с грибами в тонком слоеном тесте. Помимо этого гости побаловались жареными рябчиками и лосиными губами. Гвоздем гастрономической программы был трехъярусный белоснежный торт полутораметровой высоты.
Не вызывает сомнений, что в обозримом будущем Горбачёв сможет организовать своим внучкам не одно подобное торжество. К сожалению, прижизненное возмездие, видимо, так и минует его. Но помимо людского суда, есть и другой Суд, который рано или поздно воздаст должное этому величайшему из предателей — Герострату XX столетия. И Госдепартамент США там уже не поможет.
Автор: Владислав ШВЕД Первоисточник: http://www.specnaz.ru/articles/206/27/1 ... Bwjcw5zAYQ
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 12 мар 2018, 11:58

"Чёрные аисты" из афганских "духов" и поэт-менеджер бен Ладен
Вчера, 15:49
Если у государства есть «свободные» 40 млрд долларов и стойкое стремление к однополярному миру, то ему явно нужны и те, в кого столь колоссальные средства можно было бы вложить. Вложить, например, для того, чтобы создать группировку, которая будет вести боевые действия в «третьей» стране против главного геополитического соперника.
Среди «стипендиатов» оказался выпускник одной из престижнейших школ Саудовской Аравии «ат-Тажер», дипломированный специалист по управлению и частному предпринимательству – выпускник университета в Джидде – Усама бен Ладен. На тот момент, когда западные и саудовские спецслужбы решили превратить этого весьма образованного юношу в «борца за свободу мусульман Афганистана», Усаме было 23 года.
Чтиво выходного дня. "Чёрные аисты" из афганских "духов" и поэт-менеджер бен Ладен
Примерно за год до этого вполне светский юноша Усама в университете Джидды знакомится с Юсуфом Аззамом Абдуллой, который был активным участником Организации освобождения Палестины и одним из тех, кто под идеи антисоветского сопротивления в Афганистане получил первое саудовское финансирование. Примечательно, что палестинец Абдулла Аззам, организовавший впоследствии так называемый фонд исламской помощи «Мактаб аль-Хадимат» (*) уже после начала пропагандистской деятельности в Афганистане направился на встречу с высшим руководством и арабскими диаспорами в Соединённых Штатах Америки. За время своих турне Абдулла Аззам посетил десятки американских городов, засветился на Уолл-стрит и в небезызвестных в определённых кругах зданиях, имеющих причастность, например, к Центральному разведывательному управлению США.
Зачем пропагандисту Абдулле Аззаму понадобился 22-летний «бизнес-управленец» Усама бен Ладен? Тут убивались сразу два зайца: во-первых, начальный капитал в виде наследства бен Ладена запускался в новый «Фонд», во-вторых, Усама был образован, молод, горяч и являл собой самый настоящий пластилин для формирования новой идеологии – идеологии «моджахежов». Идеология, как известно, хорошо прижилась. А как ей было не прижиться, когда в общей сложности за 10 лет нахождения советских войск в Афганистане Вашингтон, Эр-Рияд и другие спонсоры построения террористической чумной машины того времени выделили через всевозможные каналы упомянутые 40 млрд долларов. Эта астрономическая сумма пошла отнюдь не только на поставки оружия и на военно-инструкционную деятельность. Это, в том числе, и денежное довольствие тысяч агентов зарубежных спецслужб, наводнивших Афганистан и Пакистан с 1979 по 1989 годы.
На эти средства была создана, например, группировка «Чёрные аисты» - своеобразный спецназ «духов», состоявший, по одной из версий, из отъявленных исламистов-головорезов, которым пропагандисты традиционно обещали «райские утехи с гуриями» за головы советских солдат. Эти «Чёрные аисты» проявили себя уже на первом этапе войны – в 1980 году, когда после получения современных на тот момент вооружений, амуниции и прикомандирования агентов-инструкторов устроили засаду в ущелье Печдара у кишлака Хара (Кунар, Афганистан), где погибли десятки военнослужащих 1-го батальона 66-й омсбр. В общей сложности, из более чем ста человек из боя самостоятельно смогли выйти 17 наших ребят. Известно, что после многочасового боестолкновения (сначала ставшего фактически расстрелом душманами советской походной колонны) и отсутствия помощи в виде подкрепления, оставшиеся в живых офицеры отдали приказ на прорыв из окружения. Дело дошло даже до рукопашной схватки. «Чёрные аисты», раздражённые ожесточённым сопротивлением советских воинов, предприняли попытку в ходе преследования буквально добить прорвавшихся из окружения, но это им, к счастью, не удалось. По последним данным, 5 тел советских бойцов, участвовавших в том бою в провинции Кунар, до сих пор не преданы земле на Родине.
А что же Усама? Пропуская через себя денежные потоки и умело используя приобретённое образование управленца, бен Ладен оказался ещё и... поэтом. Да-да. Во время участия в Афганской войне будущий террорист «номер один» (напомним, что это определение своему «стипендиату» впоследствии присвоили именно США) успел отметиться десятками стихотворных произведений, в ряде которых нашлось место и романтизму, пусть и весьма специфическому. Горы, реки, цветущие долины... причём и реки крови тоже...
В 2002 году американские войска обнаружили в разных провинциях Афганистана сотни аудио- и видеокассет, на которых запечатлён Усама бен Ладен, читающий стихи. Примечательно, что среди них есть и стихи, прочитанные на свадебных церемониях.
Через несколько лет в британской «The Times» вышел материал со следующим названием: «Прошу тишины! Выступает свадебный поэт бен Ладен».
Гитлер картины рисовал, бен Ладен – составлял собственные поэтические программы. Ишь ты, какие «романтические и ранимые» личности...
И как только у спонсоров «стипендиата» - сооснователя "Аль-Каиды" (*запрещена в РФ) - рука-то поднялась на своего столь успешного студента, а? Видимо, всё-таки неправильные стал стихи писать - рифмовать не то, что запрашивалось "деканатом" изначально.
Изображение
Американский прямой показ: "Как спецназ уничтожает бен Ладена в Пакистане"
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.

Аватара пользователя

Автор темы
Андрей Эдельвейсс
Трактирщик
Сообщения: 17583
Зарегистрирован: 29 май 2015, 19:55
Награды: 5
Откуда: СССР
Род занятий: колымим
Благодарил (а): 2133 раза
Поблагодарили: 4242 раза
Status: В сети
Honduras

Непрочитанное сообщение Андрей Эдельвейсс » 13 мар 2018, 12:59

Репутация Уинстона Черчилля основана на «зажигательной риторике» во время Второй мировой войны, тогда как его действия — «это совсем другое дело», пишет колумнист The Washington Post Шаши Тарур. В частности, Черчилль ответствен за «террористическую бомбардировку» Дрездена, бомбардировки в Месопотамии в 1921 году, насильственное переселение и истребление кенийцев и массовый голод в Индии в 1943-м. Всё это говорит о Черчилле как о «военном преступнике и тупом империалисте», отмечает автор.
WP: за «зажигательным оратором» Черчиллем скрывался «военный преступник и тупой империалист»Reuters
«История будет ко мне благосклонна, потому что я собираюсь написать её сам», — заявил однажды Уинстон Черчилль. «Он был одним из великих массовых убийц XX века и единственным, кто, в отличие от Гитлера и Сталина, избежал всеобщего исторического осуждения на Западе», — пишет на страницах The Washington Post индийский политический деятель Шаши Тарур. Черчилля наградили Нобелевской премией по литературе, а актёр, сыгравший его (Гэри Олдман) получил «Оскара».

Как подтверждает Голливуд, репутация Черчилля почти полностью основана на его «зажигательной риторике» во время Второй мировой войны. «Слова — это единственное, на что могут указать поклонники Черчилля. Его действия — это совсем другое дело», — отмечает автор материала.

В период Второй мировой войны Черчилль был сторонником «террористических бомбардировок» и хотел «абсолютно опустошительных, тотальных атак тяжёлых бомбардировщиков», результатом чего стала бомбардировка Дрездена. В ходе англо-ирландской войны за независимость Черчилль, в то время исполнявший обязанности военного министра, выступал за бомбардировки ирландских протестующих и в 1920 году заявил, что аэропланы должны использовать против них «пулемёты или бомбы».

Во время беспорядков в Месопотамии в 1921 году, будучи министром колоний, Черчилль заявил: «Я очень поддерживаю использование ядовитого газа против нецивилизованных племён, это вызовет сильный страх». Он дал распоряжение о масштабной бомбардировке Месопотамии, во время которой целая деревня была уничтожена за 45 минут.

В Афганистане Черчилль заявил, что пуштуны «должны признать превосходство британской расы». Он писал: «Мы действовали систематически, деревня за деревней, разрушали дома, закапывали колодцы, взрывали башни, срубали деревья, сжигали кусты… Каждый пуштун был заколот или зарублен на месте».

В Кении Черчилль участвовал в политике по насильственному переселению местных жителей с плодородной территории или руководил ею — с целью освободить это место для колонистов — и отправил более 150 тыс. человек в концлагеря.

Однако главными жертвами Черчилля стали индусы — «зверский народ со зверской религией», как он их любезно называл. Он хотел использовать химическое оружие в Индии, но его остановили его коллеги, которых он упрекнул в «привередливости».

«В подобных вопросах Черчилль был самым реакционным англичанином со столь радикальными взглядами, что их нельзя простить с поправкой на его эпоху», — пишет Тарур. Даже министр Индии Леопольд Эмери признал, что он видел «небольшую разницу между позициями Черчилля и Гитлера».

Из-за Черчилля около 4 млн бенгальцев умерли от голода в 1943 году, кода он приказал конфисковать еду у голодающего индийского населения и отправить её хорошо обеспеченным британским солдатам. Когда ему напомнили о страданиях индусов, он ответил, что «они сами виноваты в голоде, потому что плодятся как кролики».

«Многие из нас запомнят Черчилля военным преступником и врагом порядочности и гуманности, тупым империалистом, безразличным к угнетению небелых народов», — резюмирует автор.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2018-03-12 ... Herchillem
Добро всегда накажет Зло, поставит его на колени и жестоко убьет.


Вернуться в «Бар "Три березки"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

 : Отказ от ответственности